Ссылки для упрощенного доступа

Беседа с Олегом Кассини (1997)

Архивный проект "Радио Свобода на этой неделе 20 лет назад". Самое интересное и значительное из архива Радио Свобода двадцатилетней давности. Незавершенная история. Еще живые надежды. Могла ли Россия пойти другим путем?

Поверх барьеров. В 1996 году американский модельер Олег Лоевский-Кассини рассказал корреспонденту Радио Свобода в Нью-Йорке Яну Рунову об истории своей семьи, о работе дизайнера одежды, своей дружбе с Кеннеди, диете и занятиях спортом. Эфир передачи - 12 апреля 1997.

Иван Толстой: Предлагаем вашему вниманию программу, посвященную Олегу Кассини, которому 11 апреля исполнилось 84 года. В американском справочнике "Кто есть Кто?" о нем говорится: "Олег Лоевский-Кассини - дизайнер одежды и ее производитель. Родился в Париже 11 апреля 1913 года. Его отец - русский граф Александр Лоевский-Кассини. После революции семья переехала в Италию. Там Олег получил образование во Флорентийской Академии искусств. Работать в качестве модельера начал в Париже в 1935 году. С 1936 года живет в Америке. Дизайнер голливудских киностудий "Paramount" и "20th Сentury Fox". В 1942 ушел добровольцем на фронт. С 1950 года, после открытия в Нью-Йорке собственной фирмы по оптовой продаже одежды, началась его мировая слава. В 1960 он был объявлен официальным модельером первой леди США Жаклин Кеннеди. Как художник по костюмам оформлял бродвейские шоу. Победитель множества конкурсов одежды, член американских и европейских теннисных клубов и клубов верховой езды". С Олегом Кассини встретился наш автор Ян Рунов, который и подготовил эту передачу.

Ян Рунов: 11 апреля графу Лоевскому-Кассини исполнилось 84 года. В нью-йоркском ресторане "Fasion Cafe" состоялась демонстрация коллекции одежды, созданной Олегом Кассини для Жаклин Кеннеди. После показа знаменитый дизайнер сел за столик, чтобы выкурить сигару, и я воспользовался случаем, чтобы задать ему несколько вопросов. Мистер Кассини, для Америки, в которой вы живете более 60 лет, ваше имя звучит странно. Известно, что эмигранты, как правило, американизируют свои имена. Почему вы этого не сделали?

Олег Кассини: Действительно, у меня странная комбинация итальянской фамилии и русского имени, но у этого есть свое очарование, поэтому я никогда не хотел менять имя.

Ян Рунов: Семья Олега Кассини принадлежала к высшему слою потомственной европейской аристократии с древними итальянскими, немецкими, польскими, русскими и украинскими корнями, которые Кассини прослеживает аж до крестоносцев и тевтонских рыцарей. Дед по материнской линии Артур-Поль-Николас маркиз де Капизуччи де Болонья граф де Кассини (один титул чего стоит!), виднейший российский дипломат, служил царским послом в Китае, а затем послом в США при президентах Уильяме Мак-Кинли и Теодоре Рузвельте. Подпись императорского посла Кассини стоит под Портсмутским договором, завершившим Русско-японскую войну 1904-05 годов. Портрет Артура Кассини украшает стену гостиной дома Олега возле Грамерси парка на Манхэттене. "Этот портрет,- говорит он,- постоянно напоминает о причудливых поворотах моей судьбы. Ведь если бы не 1917 год, меня бы отдали в Пажеский корпус, затем, по семейной традиции, ждала служба в императорской гвардии, военная или дипломатическая карьера".

...он мимоходом вспоминает, что у его отца было несколько сот шелковых рубашек и 552 галстука

Отцовская линия Лоевских также весьма романтична и благородна. Семейное предание хранит историю рыцаря фон Лоева, захваченного поляками в Грюнвальдской битве. Один из его боевитых потомков – Лоевский-Джалай - умудрился даже стать королем Польши на один день. Отец Олега, граф Александр Лоевский – лингвист, философ, ориенталист, дипломат и денди - не помышлял о высокой карьере, а вполне беспечно проводил время в Европе, наслаждаясь французской кухней и изысками парижской моды. В автобиографии Олега Кассини под названием "In my own fasion", выпущенной в 1987 году издательством "Саймон и Шустер", он мимоходом вспоминает, что у его отца было несколько сот шелковых рубашек и 552 галстука.

Олег Кассини: Если бы я остался в России тогда, я стал бы "старорежимным огрызком", "белогвардейцем". Но сегодня все это уже не имеет значения. Я всегда считал себя частью настоящей России и желал ей процветания, хотя я - гражданин США. Родители увезли меня из России, когда мне было четыре года, я кое-что помню, а, может быть, на детские воспоминания наслоились рассказы матери и отца. Моего дядю, полковника Георгия Менгдена, убили революционные солдаты. Сестра отца осталась в России, в ее дом подселили еще одиннадцать семей. Остался ли кто-нибудь из нашего клана в живых в России? - Сомневаюсь. Отец воевал в армии Колчака, его интернировали японцы. После Копенгагена и Монтре в Швейцарии мы надолго осели во Флоренции. Мой первый язык – русский, второй – датский, затем я выучил французский, итальянский, английский. Русский я потерял, помню лишь несколько слов. Я, кстати, думал о возвращении в Россию, но только в качестве бизнесмена. Подумывал открыть там филиал своей фирмы. Но для этого, прежде всего, надо найти там хорошую и большую швейную фабрику, так как я не уверен, что можно россиянкам автоматически предлагать то, что пользуется спросом у американок. Надо знать и учитывать особенности национального рынка, чтобы открыть там салон дизайнерской одежды.

Ян Рунов: Мистер Кассини, сегодня в России есть немало талантливых дизайнеров одежды, известных у себя на родине, но желающих выйти на один уровень с такими мировым знаменитостями как Олег Кассини, Кельвин Клайн, Джорджио Армани. Что бы вы им посоветовали?

Олег Кассини: Здесь нет никаких секретов. Дело лишь в одном - в образовании. Модельер должен быть очень образованным, очень знающим, должен много ездить по миру и смотреть, должен хорошо знать историю, географию, экономику, должен обладать интуицией, даром предвидения, потому что мода в одежде должна угадывать тенденции. В юности у меня находили способности к живописи, я проводил долгие часы в Галерее Уффици, рисовал, писал картины, брал уроки у известного художника Джорджио де Кирико. "Ты хорошо рисуешь,- говорил он мне,- но не станешь хорошим живописцем, потому что любишь прохлаждаться, флиртовать с девушками, кататься на лошадях, играть в теннис". Я внял совету и коммерциализировал свой талант, уйдя с головой в сферу моды, которая интересовала меня профессионально и удовлетворяла интерес к женщинам. Мне, прежде всего, в работе нужна тема. Национальные костюмы разных народов, униформа, детали, вышивка, пуговицы, аксессуары. Не я один погружен в ретроспекцию. Шанель, например, всегда вдохновлялась наполеоновской униформой, она ходила в Музей Инвалидов в Париже и в истории костюма черпала идеи новой одежды. Я плохо сплю, просыпаюсь посреди ночи, хватаю листок бумаги и делаю набросок. Знаю, как сконцентрироваться на одной идее. Затем наступает очередь цветов, выбора ткани. Затем - музеи. Модельера всегда должны окружать красивые вещи. Езжу в Европу. Там другая атмосфера, там еще сохранился класс ремесленников, тех, кто делает красивые вещи руками, а не на машинах. Например, мне понадобились ткани для костюма в русском стиле. Я еду в Италию и выбираю дамасскую ткань, знаете, такую тяжелую, узорчатую, боярскую. У меня 80 франчайзов, то есть фирм, работающих под моей маркой. Я задаю им направление, мысли, характер ткани, желаемый силуэт. Через месяц-два они показывают мне образцы одежды, я говорю им "да" или "нет".

Я еду в Италию и выбираю дамасскую ткань, знаете, такую тяжелую, узорчатую, боярскую

Мода, на мой взгляд, всегда приходит с улицы. Сейчас в ходу джинсы, теннисные туфли, кепки набекрень. Я знаком с несколькими калифорнийскими миллионерами. Они уже не ездят на роллс-ройсах, предпочитая маленькие экономичные машины или джипы, носят бейсболки козырьком назад, небрежные свитера, плохо пошитые джинсы. Впрочем, это днем, а ночью на ужин, на прием надевают традиционный смокинг. Помните, что при очень высоких ценах на модельную одежду всегда есть спрос, потому что всегда есть люди, которые хотят выделяться из общей массы, и всегда есть люди с большими деньгами. Газеты недавно приводили статистику. Торговля массовыми вещами переживает серьезный спад и лишь очень дорогие вещи пользуются стабильным спросом. В моде отражается настроение нации, а то и всего цивилизованного мира. Она - один из лучших манометров, по которому можно судить об оптимизме или пессимизме народа в зависимости от драматического или счастливого периода в его истории. Сегодня по моде в Америке можно понять, что мы, американцы, потеряли наивность и что того оптимизма, которым американцы раньше разительно отличались от всего остального мира, нет. Теперь американцы стали как все, они тоже постоянно воюют: за свое рабочее место, за свое будущее обеспечение, за медицинское страхование, за своих детей, за безопасное существование при нынешней преступности. В мире нет порядка, нет гармонии. Все это должен видеть и чувствовать художник, дизайнер одежды и уметь выразить это в своей работе. Если его модели не имеют отношения к сегодняшней жизни, то они лишены всякого смысла. Так что мой совет молодым, повторяю – путешествия, знание языков, чтение книг по истории, экономике и общей культуре, выражение впечатлений об увиденном, прочитанном и нафантазированном в набросках, дабы наработать технику, которая при первой же возможности позволит продемонстрировать конкретную и хорошую работу.

Ян Рунов: Кассини, по всеобщему признанию, стал первым модельером в Америке, который утвердился здесь как законодатель моды без оглядки на Париж. Вначале в Америке к нему относились как к обычному портному с булавками во рту. В 1951 году он предложил совершенно новую концепцию моды, объявив, что дизайнер может оставить свой индивидуальный отпечаток на всем, от ботинок до шляпы. Сначала идею встретили в штыки, его травила пресса, но затем, когда Жаклин Кеннеди открыла ему дверь своего дома и как близкому другу, и как личному модельеру, ему удалось воплотить эту идею, и она покорила мир.

Джон Кеннеди и Жаклин Кеннеди. Вашингтон. 27 марта 1963
Джон Кеннеди и Жаклин Кеннеди. Вашингтон. 27 марта 1963

Кассини протягивает мне роскошно изданную год назад книгу, альбом "100 дней чуда. Одевая Жаклин Кеннеди для Белого Дома", издательство "Рицолли". Кассини дружил с патриархом клана Кеннеди Джо, хорошо знал всю семью, и когда Джон Кеннеди стал хозяином Белого Дома, его супруга выбрала именно Олега Кассини в качестве личного и единственного модельера. Русский кутюрье с итальянской фамилией сделал для первой леди Америки более трехсот нарядов - будничных и праздничных, строгих и кокетливых, традиционных и авангардных. Весь мир в те годы подражал очаровательной Джеки, копируя ее платья и шляпки, сумочки и перчатки, восхищаясь ее безупречным вкусом, изяществом и элегантностью. И Кассини окончательно растопил лед недоверия даже Парижа. Ему рукоплескали, ему завидовали, его признавали и обожествляли. Мистер Кассини, когда вы бывали в Белом Доме и встречались с президентом Джоном Кеннеди и его супругой, не было ли у вас предчувствия, что их судьба может сложиться трагически?

Олег Кассини: Нет, хотя должен сказать, что в числе некоторых других я пытался уговорить президента не ехать в Даллас, потому что в то время в Техасе Джон Кеннеди был очень непопулярен. Но он считал, что должен готовиться к переизбранию на второй срок и для этого ему надо ездить в ключевые штаты. А его поездка в открытом автомобиле была просто актом безрассудства. Печально, что он явно испытывал судьбу.

Коктейльное платье Жаклин Кеннеди, созданное Олегом Кассини. 1962
Коктейльное платье Жаклин Кеннеди, созданное Олегом Кассини. 1962

Ян Рунов: А теперь совершенно другой вопрос к вам, мистер Кассини. Расскажите, пожалуйста, как вам удалось сохранить себя в такой отличной спортивной форме?

Олег Кассини: Прежде всего, думаю, дело в том, что я - наполовину запорожец, мои предки - запорожские казаки. Есть в моих жилах и кавказская кровь. Так что, думаю, генетически я предрасположен к здоровью и долголетию. Я из рода воинов и унаследовал генетическую воинственность. Моя родословная прослеживается до 11 века, во времена Запорожской сечи и Мазепы мои предки совершали набеги на Турцию и привозили себе оттуда жен. Посмотрите на меня, разве я похож на славянина? Я больше напоминаю турка или казака. Во время службы в армии, в годы Второй мировой войны, я был отличным солдатом, мне было легко потому, что я предрасположен сражаться. Обожаю спорт. В Италии был одним из лучших теннисистов. И сегодня продолжаю регулярно играть в теннис и в гольф. Но я, конечно, слежу за своим питанием и за своим телом, иначе, при моем сидячем образе жизни, я бы давно уже не прошел ни в одну дверь. Я не изнуряю тело, не злоупотребляю пьянством. Древние правы: в здоровом теле - здоровый дух. Много занимаюсь спортом, это моя вторая жизнь - атлетика. Большинство дизайнеров одежды с утра до вечера погружены в работу, с утра до ночи в выкройках, тканях. Я - нет. Ем много углеводов - макароны спагетти (в Италии полюбил), овощи, оливковое масло. То, что называют средиземноморской диетой. Ем, так сказать, головой, а не желудком, и не забиваю утробу едой. Я еду смакую и всегда себя контролирую. Треть американцев страдают ожирением, потому что не могут остановиться, не контролируют себя. И еще я все время что-то поклевываю, ем часто и по чуть-чуть, как лошадь, пасущаяся на зеленом лугу. Кстати, о лошадях. Я начал участвовать в скачках, когда мне стукнуло 75 лет, и стал выигрывать. Каждую неделю проверяю вес. С 17 лет мой вес неизменен - 68 килограммов, плюс-минус один килограмм.

Я начал участвовать в скачках, когда мне стукнуло 75 лет, и стал выигрывать. Каждую неделю проверяю вес. С 17 лет мой вес неизменен - 68 килограммов, плюс-минус один килограмм

Режим у меня сложился такой: встаю в 8.30, работаю до 8.30 вечера, один час- обед. Ем в хороших итальянских ресторанах или дома. Обычно работу перемежаю теннисом или гольфом, но бывают дни, а то и недели, когда я целиком занят спортом, катанием на лошадях. Ложусь спать довольно рано. Это делает невозможным походы в кино или театр, приходится от чего-то отказываться. Скажем, я люблю пить, но я не пью, позволяю себе один бокал вина в неделю. Вы спросите, как мне удается себя дисциплинировать? Дело в том, что я ленив, чудовищно ленив. Чтобы выжить, я был вынужден заставить себя быть точным и трудолюбивым. В армии по мне даже сверяли часы. Спортом я не перестаю заниматься и в свои 83. Я, например, езжу верхом и делаю почти все то же самое, что делал, когда мне было 35. И я поставил перед собой задачу оставаться молодым и бороться за это каждый лень.

Ян Рунов: В Ойстер Бэй на Лонг Айленде под Нью-Йорком у Олега Кассини загородный дом в двадцать комнат, построенный по проекту Луиса Тиффани. Поместье окружено пятью акрами земли. 22 лошади, 20 собак, 20 кошек. "Лошади всегда олицетворяли аристократизм, - сказал он мне. - Помните? Средневековые рыцари всегда скакали верхом". На прощанье Олег Кассини сделал мне дарственную надпись на той странице своей книги, где помещена фотография: Жаклин Кеннеди сидит рядом с Хрущевым. На первой леди Америки платье, сшитое специально для нее Олегом Кассини. На фотографии граф Лоевский-Кассини ставит размашистую подпись - "Олег".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG