Ссылки для упрощенного доступа

На развалинах Рунета. Веселье по поводу блокировок сменилось отчаянием


Бумажный самолетик – символ мессенджера Telegram – с надписью "Роскомпозор"

С тех пор, как Роскомнадзор начал блокировать Telegram, прошла неделя. Итоги все те же: мессенджер, постоянно меняющий IP-адреса, продолжает работать, а сайты и сервисы, пользующиеся теми же IP, работать перестают - если поначалу страдали в основном компании, завязанные на облачные серверы Amazon, теперь дошло и до серверов Google, что серьезно осложнило жизнь практически всем пользователям Рунета.

Алексей Ковалев

Короче, месяц назад запустили новое медиа, сегодня его сайт не открывается у 90% российских пользователей без VPN и других способов обхода блокировок (с ними открывается). Ни в каких реестрах его нет. Письма в Роскомнадзор возвращаются с ошибкой.

Андрей Волна

Вниманию моих пациентов и коллег. В течение двух дней не могу скачать Ргр и другие вложения на почте Gmail. Поэтому для пересылки пользуемся WhatsApp, OK?
By the way, кто там из коллег недавно убеждал меня в скором и прекрасном будущем «медицины на удалении» (т.н. Телемедицины) в России?

Никита Муравьев

Привет РКН! Сын не мог открыть Google, чтобы делать уроки. Пришлось установить ему на телефон VPN.

РосКомСвобода

Из-за борьбы РКН с Telegram оказалась заблокирована трансляция заседания гордумы Магнитогорска.

А в остальном, прекрасная маркиза, тоже всё плохо.

Цифровое выжигание онлайн-жизни продолжается со стороны Роскомнадзора

Mash

Из-за Роскомнадзора почти 2 часа висел сайт "Лайфа". Заблокированные ipшники Google DFP подвесили всю систему рекламы на сайте и заметки перестали подгружаться.

Чо, Арам Ашотыч, самолетик?

Александр Фельдберг

Три дня был в Питере большей частью оффлайн, и только во вторник утром на работе понял, что "забанили в гугле" теперь не смешно. Совершенно каламбурно на работе не работало ничего: ни гугл, ни джимэйл, ни фэйсбук (да, мой виртуальный мир довольно предсказуем). Слава богу, айти-волшебники прикрутили мне кнопочку впн и научили на нее нажимать, но эти 20 минут, которые я провел в неизвестности, не в силах выяснить имя средней дочери рэпера Джигана, я забуду нескоро. Так и представляю себе интернет-туры заграницу, или как сидим у друзей где-нибудь в Эстонии или в Израиле, и они, посидев с нами немного из вежливости, оставляют одних, а на столе, будто случайно забытая, лежит бумажка с паролем от вайфая. И мы с Т. такие, давай сюда зайдем, нет, лучше сюда, а вот это было прикольное место, смотри, не узнать, а этот-то, смотри, снес, кажется, свой фейсбук, а я ведь каждое утро его читала, - в общем, бродим часами по интернету, как по городу нашей юности. Как-то стало мне не по себе, почитал в телеграме всяких аналитиков и микроинфлюенсеров, чтобы узнать, когда это все починят и сделают как было. И как-то все довольно пессимистично, говорят, никогда на починят, хоть прогресс и не остановить. Три выхода, пишут, как и было обещано: Шереметьево, Домодедово и еще это третье место с эйджистским названием, которое я постоянно стараюсь стереть из памяти и вот с возрастом это, кажется, удалось.

Многим кажется, что от такого закручивания гаек - один шаг до массовых протестов.

Антон Красовский

Веерные блокировки всего вокруг в поисках ключей от телеграма и массовые протесты в Армении – вещи одного порядка. Происходят они тогда, когда власть не просто перестает слушать других, но вообще больше не верит ни во что для себя неудобное.
– Нам тут эти, как их, ключи не отдают, товарищ генерал-полковник.
– Как это не отдают? Немедленно заблокировать!
И при этом никто не задается вопросом: а можешь ли ты хоть что-то заблокировать?
Власть, что тут, что там сама начала верить в собственную пропаганду, которая что тут, что там являет собой сборище пожилых совсем необразованных и много пьющих мужчин, которые вместо того, чтоб хоть немного поработать, бесконечно болтают в многочасовых ток-шоу о том, в чем ни хрена не понимают. В их мире, где алкоголь в компании с популярностью в общественном транспорте давно разъел мозг, власть может совершенно все. Уничтожить пиндосов, пересажать всех несогласных, умороить голодом украинцев и грузин. В этом мире эпидемию ВИЧ придумало ЦРУ, а все таблетки мы давно производим в Иркутске. А потом с утра они просыпаются спохмелья и видят, что под их окнами идет полумиллионная толпа, на сторону которой переходит армия и полиция. Протрезвев, они узнают, что делают у нас только зеленку и йод, что заблокировать получается только свой собственный сайт. Что с голоду пока вымирают только пенсионеры на Онеге, а пиндосам вообще на нас насрать, потому что, как мы видим опасность мы представляем только для себя. Если вы не можете никак повлиять на маленький мессенджер, какое у вас право считать, что вы можете влиять на весь мир?
И вот ты открываешь окно, а в твой дом врывается рев разгневанной толпы. И все это лишь от того, что, когда люди вокруг не кричали, а шептали, ты слушал лишь тех, кого хотел. Кого тебе слушать было приятно.

Прокремлевские блогеры продолжают настаивать на том, что во всем виноват Дуров.

Глядя на картину разрушений, некоторые пользователи Сети тоже начинают задаваться вопросом, не стоило ли хозяину Telegram подчиниться властям.

Юлия Гадас

Знаете, по итогам первой недели я несколько поменяла своё мнение.
Дуров, прекрати дразнить ежа.
За китайским файрволлом жить-то нам, а не тебе.

Другие с этой точкой зрения ожесточенно спорят.

Алекс Смирнов

Как это интересно: интернет ломает Роскомнадзор, а виноват в том, что вам жить за китайским фаерволом, почему-то Дуров. Л -- логика.

Елизавета Осетинская

Воля ваша, но ни до чего хорошего эта тактика «быть ризонабл» не доведёт. Интернет блокируют не потому, что Павел плохо себя ведёт, а потому, что вся остальная страна позволяет его блокировать. Не Павел первопричина вовсе

Соня Соколова

В своих влажных мечтах они уже поставили этот файервол и неуклонно к нему идут. А эта риторика - в духе "не надо злить надсмотрщика и бунтовать у дверей газовой камеры"

Согласно свежему опросу ВЦИОМ, за сохранение доступа к Telegram высказались 24% россиян. Для 64% процентов возможность и дальше пользоваться мессенджером не важна.

Виктор Сонькин

Кстати, <НИЧЕГО> СЕБЕ 25% людей вообще и половина молодежи не хочет закрытия Телеграма, и это по данным ВЦИОМа! Трогательно, конечно, что они написали при этом "всего", но это примерно как "Путин набрал всего 77 процентов".

Андрей Азов

Там же еще, как всегда, <важно,> как вопрос задать, и как об этом потом рассказать.

Например, на сайте ВЦИОМа:

> Для 64% опрошенных «интернетчиков» не важен вопрос доступности Телеграма в России (в т.ч. 43% - «совершенно не важно»). Возможность общения через мессенджер считают актуальной для российских пользователей 24%.

Я бы попал в те 43%, которым «совершенно неважно». При этом я «не хотел бы» закрытия, потому что никакой особой причины для такого хотения у меня нет.

Ну и фраза «не хочет закрытия» может включать в себя цену закрытия. Например, если закрытие телеграма означает, что телеграм тихо исчезнет, то это одно «не хочет закрытия»; если это означает, что вместе с ним отрубятся гугл, ютуб и пол-амазона, то это другое «не хочет закрытия».

О возможных последствиях веерных блокировок рассуждает на "Немецкой волне" Александр Плющев:

Можно долго спорить, есть ли во всем этом вина Павла Дурова, дескать, он знал, на что шел, с кем сел играть, за себя надо отвечать самому, а не подвергать рискам других. Нам не привыкать к тому, что государство часто ведет себя, как слон в посудной лавке. Мы понимали, что власти могут пойти охотиться на зайца с гранатометами, но что из-за одного ушастого они станут заливать напалмом весь лес - в такое верилось с трудом. Последствия не дают усомниться в том, что все происходит с одобрения Владимира Путина, поскольку трудно представить себе, кто, кроме него, взял бы на себя ответственность за спецоперацию подобного размаха и резонанса.

Перебои в работе различных сервисов - это, увы, лишь верхушка айсберга, к которому полным ходом плывет российский интернет.

Если дело пойдет такими темпами и не остановится на одном Telegram, рекламному рынку - кровеносной системе Рунета - не позавидуешь. Рекламодатели не будут долго терпеть нестабильную работу, а это значит, из Рунета начнут уходить деньги.

Можно сколько угодно кивать на огражденный от иностранных компаний Китай, но небольшой размер рынка не позволяет России эффективно повторить эту модель. Если раньше часто звучал вопрос, как далеко российские власти готовы зайти в обособлении своего интернета, теперь впору спрашивать себя, готовы ли они его разрушить.

С тем, что на кону будущее всей российской интернет-индустрии, согласны многие - и тем более странно, что протест пока ограничился запуском бумажных самолетиков.

Александр Постанович

В Телеграме уже неделю админы наперебой шутят о попытках Роскомнадзора заблочить мессенджер. Не разделяю весёлого ёрничанья большей части телеграм-сообщества по поводу происходящего. Админы смеются над тем, как РКН облажался, как вместо ТГ он наносит удары по Гуглу, приложениям банков, образовательным сервисам и т.д.

Роскомнадзор, может, и облажался и продолжает облаживаться. Да только я не вижу, чтобы он как-то особенно переживал, что у нас два дня не работал Гугл. Или что у кого-то из-за его блокировок бизнес несколько часов простаивал и понёс многомиллионные убытки. Ну понёс и понёс, переживёт как-нибудь: если бы в России кому-то было дело до бизнеса, мы бы жили в других реалиях.

Так что ничего весёлого в происходящем больше нет. Да, РКН обмазался дерьмом, но ему норм, он дальше размахивает дубиной. По ТВ пропагандистская машина уже промывает мозги, как хорошо в китайском интернете, где только разрешённые правительством ресурсы. Через пару месяцев такой пропаганды наши дорогие сограждане сами будут просить РКН заблокировать весь этот западный тырнет, чтобы детишки плохого не узнали. А мы продолжим хихикать, поглядывая на большой мир через щелку VPN. И всё это уже печально.

Дмитрий Колезев

Вообще, не пойму, почему молчат наши могучие IT и телеком-индустрия. Где коллективные письма хотя бы? Где обращения к президенту и премьеру? Так и будут молчать, глядя, как разрушается отрасль? Никто уж не просит идти на баррикады, но хотя бы свое отношение к происходящему могли бы выразить консолидированно. Или все всех устраивает?

Александр Плющев

Нет, не устраивает, но все боятся. И, к сожалению, небезосновательно. Понимают, что имеют дело с теми, кто отправит путем Улюкаева, в лучшем случае - Евтушенкова и в уже невероятно счастливом - Дурова или Чичваркина и не подавится.
Да и кто выступит-то? В интернете крупных - трое. От Усманова/Добродеева и Мамута что ли ждём выступлений? Есть ещё один, но к нему недавно Путин приезжал.

К решительным действиям призывает крупных деятелей интернет-индустрии и главный редактор TJournal.ru Никита Лихачев в статье "Рунет сломан. Надо что-то делать":

Я не верю, что деятельность правозащитников (например, «Роскомсвобода» подаёт коллективное заявление в полицию на Роскомнадзор, его главу Александра Жарова и заместителей) принесёт существенные изменения. Но есть мнение, что хотя бы одно решение суда, подтверждающее разрушительность и незаконность деятельности Роскомнадзора, может запустить процесс отката этих разрушений. Видимо, это понимают и в ведомстве, раз озаботились новым регламентом блокировки ресурсов на основе решений об административных правонарушениях.

Можно сколько угодно демонизировать власть и считать, что разрушение интернета — это такой хитро спланированный план похлеще китайского фаервола. Но даже в министерских креслах сидят живые люди, которые пользуются теми же сервисами, что и мы, и в какой-то момент найдётся достаточно влиятельный человек, чьё терпение лопнет. То, что происходит, не только оставляет пятно вопиющего непрофессионализма на Роскомнадзоре (и Минкомсвязи), но выставляет Россию в невероятно варварском обличье. Это делает идиотами всех крупных чиновников, которые сидят сложа руки, а крупные IT-компании вроде «Яндекса» и Mail.Ru Group, которые хранят молчание (внутреннее письмо Добродеева и «блокировка нарушителя» — нещитово, Mail.Ru Group), — сообщниками.

Те, кто страдал от блокировок и раньше, поражаются, что о необходимости протестовать заговорили только сейчас.

Темпаче!

Когда в 2002 году суд закрыл "Лимонку", нацболы тоже призывали к журналистской солидарности и просили у сообщества поддержки, а также громко вопили о цензуре. Естественно, никто их тогда всерьез не воспринимал — фрики какие-то.

Ну че: закрыли "Лимонку", потом пришли за Коммерсантом, потом за Газетой.ру, потом за Лентой.ру, потом за РБК. Помню, как журналисты собирались на сходку после разгона Газеты.ру, и весь разговор скатился в какое-то говно про "эксклюзивы" и нежелание ими делиться. Солидарности не получилось ни после газеты, ни после ленты, ни после дождя.

Сейчас в России ломают интернет. Наш общий интернет. Это уже не журналистская, не цеховая история. Возможно, не доломают, откатят. Но сама ситуация стала возможна потому, что интернет мы воспринимаем как пространство за входной дверью, как падик, как прости господи двор. Да, опять кто-то <нагадил> на входе, вывинтил лампочку, но домой-то они не проберутся.

Кто покушается на нашу свободу, достоин презрения куда большего, чем Слуцкий, потрогавший за лобок трех журналисток. Жаров и его начальники из ФСБ <нагадили> под дверь всем нам и потребовали ключи от квартир. Жаров и его начальники из ФСБ <грязными> своими руками потрогали за лобок всех нас и продолжают трогать прямо сейчас.


Роман Попков

Хотел бы еще напомнить, что помимо историй с Хомаком, запретом «Лимонки», разгоном редакций Ленты-Газеты была еще блокировка «Каспаров.ру» и «Грани.ру». Нет, может в их случае и была какая-то волна журналистской солидарности, напомните мне, я мог и забыть. Вроде бы не было. А? Ошибаюсь? Про «Каспаров» и «Грани» сейчас можно услышать только в том контексте, когда редактор говорит юному журналисту, увлекшемуся обличительством кремлевских <сволочей>: «Ну мы же не хотим быть как Каспаров.Ру?!» В смысле мы, такие приличные и гиперпрофессиональные, с таким холодным носом не хотим же быть такими шумоголовыми, такой демшизой. <Черт бы вас побрал>. Ну «Каспаров» и «Грани» какое то время попрыгали по зеркалам и фактически сдохли, при полном равнодушии общественности. А это были, между прочим, дико популярные оппозиционные ресурсы 2000-х. Они дохрена чего полезного сделали в то время.

Я не то чтобы утверждаю, что раз мы все <гады>, то давайте ляжем и подохнем, и не будем бороться ни за какой телеграм и ни за какой интернет. Но хоть иногда же нужно оглядываться критически на свое прошлое, осознавать что вот, мол, мы <гадами> тупыми и слепыми были. Это же довольно полезно.

Темпаче!

Не было никакой солидарности, потому что тоже "фрики". И все смеялись над Мишей Вербицким, когда он требовал свободы отмороженному публицисту Стомахину. Ну вот сейчас на собственном примере выучим, что свобода — она или для всех, или для никого. Хотелось бы конечно после уроков чтобы само всё откатилось до точки "как было", но ведь не откатится. Придётся откатывать, или в следующий раз Жаров <нагадит> уже за шиворот конкретно тебе, юзернейм, и всем твоим пожилым родственникам.

Давид Хомак

...Эмоция, которую я испытываю — это не злорадство. Это, скорее, как в историях про инженера, который выяснил, что использование этой детали может привести к катастрофе, начал бить во все колокола — и был вышвырнут с работы, публично осмеян, и… И ПРОДОЛЖИЛ.

Мы зануды. МЫ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ. Мы мертвого занудим. Потому что мы с разных сторон знали, в насколько важные места суют свои руки государственные дураки.

И что? И ничего.

Главный редактор Roem.ru Юрий Синодов предполагает, что нынешние блокировки понадобились не для борьбы с Telegram, а для того, чтобы проверить, можно ли безнаказанно отключить россиян от западных сервисов:

Давайте посмотрим, что произошло за последнюю неделю. Telegram работает, и я не могу сказать, что это вызывает существенное раздражение Роскомнадзора. Я не вижу претензий к Дурову с их стороны. У меня складывается ощущение, что на данный момент ведется исследовательская работа по тому, что произойдет с российским интернетом в двух случаях. Первый случай — если вдруг попытаются заблокировать какой-то существенно значимый сервер для российского интернета, который умеет проникать к пользователям через веб-сайты, через приложения, через push-уведомления. Эта информация достаточно ценная и ее очень непросто получить. Мало кто это сделал.

Второе предположение — протестировать сервисы, в том числе государственные, на работоспособность в случае отключения инфраструктурных элементов. Мы видим, например, что часть наших IT-шников сильно зависит от GitHub и прочих проектов. Я думаю, что это все проанализируется в какой-то отчет наверх.

В тот момент, когда тестирование будет завершено, когда будет ясность со всевозможными рисками, то все будет спущено на тормозах. После этого, по факту, борьба останется на том месте, на котором она находится сегодня. Т.е. Telegram продолжит свою работу, но при этом Роскомнадзор получит всю необходимую информацию о сервисах, завязанных на западной инфраструктуре, и о возможности заблокировать какой-то сервис.

Версия, что целью блокировок был вовсе не Telegram, может показаться натянутой. Однако после такого побоища многие компании наверняка задумались о необходимости перехода на российскую инфраструктуру - даже если это не было изначальной целью Роскомнадзора, государство и подконтрольные ему сервисы от этого только выиграют.

Дмитрий Ким

Некоторые сервисы, заметно пострадавшие от действий Роскомнадзора - Google, Amazon, Microsoft, Digital Ocean, хостинг-провайдеры и VPN-провайдеры - некоторые из них, чтобы избежать блокировок, прогнутся, выполнят требования Роскомнадзора, выпилят со своих площадок Телеграм, и в дальнейшем будут куда более чутко относиться к разнообразным будущим пожеланиям советской власти. Я вот не знаю, почему Google именно сейчас, именно в эту неделю, заявил о прекращении практики Domain Fronting, и я слышал, что Google клянётся, что сделал это по чисто техническим причинам - но мне как-то не очень в это верится.

Некоторые из таких сервисов, напротив, предпочтут требования Роскомнадзора не выполнять - и в результате в России они будут работать или не очень хорошо (как поиск Google или YouTube сейчас, например), или очень даже нехорошо (как Amazon AWS в качестве публичного вебсервера сейчас, например). В результате какая-то часть российских пользователей этих сервисов перебежит к тем, кто требования советской власти исполняет более прилежно, и поэтому работает в России более устойчиво - и в первую очередь это, конечно, российские компании, которым от исполнения требований никуда не деться: российские хостеры/облака, российские поисковики, etc. Да, сменить почту сложнее, чем хостинг для контейнера, с какими-то сервисами этот процесс будет происходить быстрее, с какими-то медленнее - но, полагаю, будет. <...>

То есть, да, они действительно носятся по дому за мухой с бейсбольной битой, по пути разрушая всё, что попадается под руку - только дом-то этот ваш, а не их, и мебель в нём они крушат вашу (или вами арендованную), а не свою собственную, и когда вам в результате понадобится новая мебель, они (или их друзья) с отдельным ещё удовльствием вам её продадут. А муха - ну что муха. Не в мухах счастье.

Пока же война продолжается.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG