Ссылки для упрощенного доступа

"Предательство мёртвых": соцсети об уничтожении архивов репрессий


Стена скорби - московский мемориал жертвам политических репрессий

Оказывается, в России полным ходом идёт уничтожение архивных материалов о сталинских репрессиях.

Об этом можно прочитать в "Коммерсанте":

Центр документации музея истории ГУЛАГа столкнулся с неожиданной информацией, игнорирование которой может, по мнению сотрудников центра, иметь катастрофические последствия для изучения истории лагерей и получения данных о жертвах репрессий. Так начинается обращение директора музея Романа Романова к советнику президента РФ, председателю Совета при президенте РФ по правам человека (СПЧ) Михаилу Федотову (есть в распоряжении “Ъ”). Господин Романов пояснил, что исследователи прошлого получили ответы из МВД, в которых говорилось об уничтожении архивных учетных карточек осужденных.

«В случае если заключенный умирал или погибал в лагере, его личное дело отправлялось на бессрочное хранение,— пояснил “Ъ” господин Романов.— А если человек освобождался, то его дело уничтожалось, но составлялась архивная карточка, где указывались ФИО, год и место рождения, передвижение заключенного между лагерями и лагерными пунктами, а также дата освобождения». О практике уничтожения карточек узнал один из партнеров музея, исследователь Сергей Прудовский.

Этой весной он разыскивал информацию о репрессированном крестьянине Федоре Чазове, чей брат Григорий выжил после расстрела, смог дойти в 1938 году до председателя Всероссийского ЦИКа Михаила Калинина и опять был отправлен на расстрел. Федор Чазов был осужден на пять лет лагерей и выслан в Магаданскую область.

«Я запросил УМВД по Магаданской области. Они ответили, что личное дело заключенного было уничтожено еще в 1955 году согласно приказу тех лет. При этом выяснилось, что архивная учетная карточка тоже была уничтожена»,— рассказал “Ъ” господин Прудовский. На его вопрос, на каком основании это сделано, начальник информационного центра УМВД России по Магаданской области Михаил Серегин сообщил, что есть межведомственный приказ под грифом «для служебного пользования» от 12 февраля 2014 года «Об утверждении наставления по ведению и использованию централизованных оперативно-справочных, криминалистических и разыскных учетов, формируемых на базе органов внутренних дел РФ». Этот приказ подписан совместно МВД, Минюстом, МЧС, Минобороны, ФСБ, ФСКН, ФТС, ФСО, СВР, а также Генпрокуратурой и Государственной фельдъегерской службой. «Срок хранения карточек на осужденных — до достижения ими (осужденными) 80-летнего возраста,— говорится в ответе господина Серегина.— Срок хранения карточки на Чазова Федора истек в 1989 году, уничтожена карточка по акту от 11 сентября 2014 года».

Наталья Морарь:

Слов нет.

Алексей Табалов:

Вот ведь варвары!

Азамат Кантемиров:

451 градус по Фаренгейту — российская версия

Николай Суденко:

Стукачи и палачи растерялись и застеснялись?..

Даниил Коцюбинский:

Вот о чем надо спрашивать Путина...

Мария Снеговая:

Если у кого-то ещё есть сомнения, кому наследует наша система: в России по СЕКРЕТНОМУ приказу 2014 года уничтожаются карточки о репрессированных в СССР.

Аббас Галлямов:

Ключевые элементы образов Путина и Сталина совпадают: «сила», «противостояние внешнему врагу», «патриотизм», «победа» и т.д. Неудивительно, поэтому, что нынешнему режиму приходится заботиться о репутации предшественника.

Илья Клишин:

Редкая новость может пробиться через мой замыленный сотнями тысяч единиц контента взгляд и вызвать столь яростный гнев

Фёдор Крашенинников:

А потом какая-нибудь гнида скажет: "И вообще - нет никаких доказательств, что были репрессии!".

Надя Нудьга:

А какая благодатная почва для уничтожения архива о репрессиях...Ох прав Михаил Олегович, мы страна которая показывает всему миру, как не надо делать..

Виктория Закревская:

Почему-то кажется, что это не в серьез. А потом наши дети спросят нас, как мы это допустили, и ответить будет нечего.

Михаил Дзюбенко:

Напомню, что в 2014 российский диктатор специальным указом переподчинил Росархив себе. Именно с этого года, как свидетельствуют многочисленные сообщения, началось уничтожение дел репрессированных. Но я уверен, что этим не ограничиваются: историю решено зачистить по-крупному. Не сомневаюсь и в том, что фактическое закрытие Иностранки сопровождается масштабной чисткой и уничтожением фондов. Это преступление. Это преступники.

Антон Громов:

Палачи заметают следы, никак заранее готовятся к неизбежной люстрации и десоветизации?

Александр Дюков:

Слушайте, но вот тут реально вся надежда на СПЧ и Федотова. Понятно, что никакой злой воли здесь нет, а есть лишь отношение ккарточкам заключенных как к обычной учетной документации МВД. Но ведь дело-то в том, что это не просто учетная документация, а принципиально важный исторический источник. Надо добиваться передачи этих источников на госхранение.

Андрей Десницкий:

Если это правда, это по-настоящему страшно. Это предательство мертвых.

Андрей Волна:

Трудно удержаться от ярко выраженной эмоциональной оценки происходящего. Однако, попробуем быть прагматичными.
И вот, с точки зрения прагматики, с точки зрения здравого смысла, это вот деяние, совершаемое на наших глазах, это даже преступление не в отношении только нашего прошлого, наших дедов и прадедов, а преступление по отношению к будущему, в отношении наших детей и внуков. В отношении России, не побоюсь сказать. Ведь что получится? Постсоветские страны бережно хранят и открывают документы о своих репрессированных. Русские о своих - уничтожают. Что будет в сухом остатке? Что репрессировали всех, кроме россиян. То есть, россияне и репрессировали. Повод для будущих исков, на которые не будет ответа.
Никакой Ющенко ничего бы лучшего не смог придумать.
Они уничтожают не только Россию прошлого и настоящего. Они уничтожают ту Россию, что им не принадлежит. Россию наших детей. Россию будущего.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG