Ссылки для упрощенного доступа

Из Белоруссии в Казахстан: британец исследует историю своей прабабушки


Майкл Даниэль Сагатис

Три года назад британец Майкл Даниэль Сагатис нашел старые письма своей прабабушки-польки, депортированной из Западной Белоруссии в Казахстан в 1940 году. Он посетил несколько стран, чтобы узнать историю своей семьи, и превратил ее в медиапроект.

Сагатис родился в Лондоне, но в 10 лет он вместе с семьей переехал в Уэльс. В университете британец изучал историю и философию, но работать пошел в строительный бизнес. До 2015 года Сагатис не интересовался историей своей семьи, но когда три года назад умерла его родственница, вместе с отцом решил разобрать вещи, которые у нее остались. Среди них он обнаружил 20 писем на старопольском языке, написанных его прабабушкой Юзефой Буйдовой.

В апреле 1940 года ее депортировали в Казахстан из Белоруссии, западеной части республики, которая в межвоенное время взходила в состав Польши и вошла в состав СССР в 1939 году. Буйдовой было тогда уже 76 лет. Это была программа по выселению поляков, "неблагонадежных социальных элементов", по мнению советских властей, из приграничных зон. Сейчас вынужденное переселение поляков признано одной из советских политических репрессий. В интервью Радио Свобода Майкл Сагатис рассказал о своем проекте.

– С чего начался ваш поиск?

– Сразу после обнаружения писем я решил, что хочу сделать большой проект, посвященный этой истории. Для этого мне нужно было встретиться с родственниками Юзефы, которые живут в городе Гожув-Велькопольски на западе Польши. Туда после войны репатриировалась ее дочь. Свое исследование я начал в Берлине, где прожил год. Лингвисты помогли мне расшифровать и перевести найденные письма. В то же время я ездил к семье, расспрашивал про жизнь Юзефы. Спустя год у меня сложилось четкое представление о ней как о человеке.

Конверт письма Юзефы Буйдовой
Конверт письма Юзефы Буйдовой

– И как вы можете ее описать?

– Она была очень сильной женщиной. Она единственная, кто остался в живых из пожилых поляков, депортированных в Казахстан вместе с ней. Я горжусь ей. Судя по воспоминаниям и письмам, в ней была мощная сила духа. У нее было шестеро детей, она пережила Первую мировую войну, ссылку. И до конца своих дней она продолжала управлять семьей, даже на расстоянии. Она отдавала своим уже взрослым детям указания, наставляла их. Юзефа не падала духом, несмотря на то что ее в конце жизни отправили за тридяветь земель, в условия, к которым она не привыкла.

– Куда ее депортировали?

– В Актюбинск (ныне Актобе в Казахстане). В советской терминологии это не называлось депортацией. Тогда ей говорили, что она проведет остаток жизни, "работая на благо родины".

– Почему Юзефу депортировали?

– Ее сын Алоиз Буйдо работал полицейским и был арестован НКВД. Другим детям Юзефы удалось спрятаться, ее муж к тому моменту уже умер, так что увезли ее в Казахстан одну. Как я понял из материалов "Мемориала", Юзефу репрессировали в качестве члена семьи предателя.

– Чем ей пришлось заниматься в Актюбинске?

– Она шила одежду, занималась сельским хозяйством. Благодаря сохранившимся письмам у нас есть четкое представление об условиях жизни. Например, она писала, что ей нужно заплатить 500 рублей за пять месяцев проживания в бараке, куда ее поселили вместе с другими поляками.

Письма Юзефы Буйдовой
Письма Юзефы Буйдовой

– Что еще вы узнали из писем Юзефы?

– В основном в них она просила своих детей о помощи. Еще там подробно описаны цены. В то время в Актюбинске валенки стоили 200 рублей, пол-литра молока – пять рублей, мясо – 20 рублей. За отопление требовали 20 рублей в месяц. У нее не было денег, поэтому она просила детей продать швейную машинку, чтобы она могла заплатить за проживание. Юзефа также просила прислать сало, мед, бруснику, крупы, "чтобы вспомнить, какой у них вкус". В письмах чувствуется ее настойчивость и требовательность. Невозможно представить, чтобы мать писала такое детям в обычное время, но обстоятельства заставили ее.

Юзефа переживала, что не получала письма от детей, и почти постоянно просила их писать почаще. В последних письмах она жаловалась на здоровье. Ее состояние становилось все хуже. Она начала кашлять кровью, думаю, она умерла из-за туберкулеза в конце 1942 года или в начале 1943-го.

Отрывок письма Юзефы Буйдовой
Отрывок письма Юзефы Буйдовой

– Вы говорили, что проект длится уже три года. Что вы делали после Берлина?

– Я решил сделать проект интереснее, воссоздать личную историю человека. В прошлом году вместе с отцом я посетил деревню в современной Беларуси, куда Юзефа отправляла письма. Кроме того, я организовал несколько выставок в Вильнюсе, Будапеште, Актобе и во Львове. 3 ноября планируется перфоманс в Москве совместно с Театром.Doc и музеем ГУЛАГа. Актеры будут читать письма Юзефы, все это будет сопровождаться видео, фотографиями, музыкой. Кроме того, планируется выставка писем, с фактами из жизни моей прабабушки и историей депортации поляков. Я бы хотел то же самое сделать и в Польше, но пока у меня действует виза в России до весны следующего года, я хочу использовать это время полностью.

– Как вы оказались в Актобе?

– Я делал вторую выставку в Будапеште, когда один из посетителей спросил, собираюсь ли я поехать в Казахстан. В то время я не особо об этом задумывался, но после решил, что должен это сделать. Я решил приехать в Актобе и организовать там выставку в конце декабря. 20 декабря у меня было выступление в общественно-культурном центре. Актобе и Казахстан в целом стали для меня одним из самых потрясающих открытий. У меня не было никаких ожиданий перед поездкой. Но люди, которых я встретил, та поддержка и то тепло, которые я ощутил, незабываемы. Посещение Актобе позволило сделать выставку и всю историю полнее.

– Что нового вы узнали?

– Например, что мой прадедушка был русским. Таким образом, у меня есть ирландские, литовские, польские и русские корни. Благодаря помощи Польского культурного центра и сотрудницы Надежды Степаненко я узнал, что Юзефу спустя какое-то время переселили в деревню близ Актюбинска. Она также получала гуманитарную помощь от Красного Креста. В конце августа я собираюсь еще раз поехать в деревню в Казахстане, куда Юзефу перенаправили. Может, у меня получится найти ее могилу на кладбище. Зимой это было невозможно из-за сугробов.

Я вижу важность моей поездки еще и в том, что местные власти, узнав об этой истории, решили создать мемориал жертвам политических репрессий. Они провели конкурс на лучший дизайн и за очень короткое время – всего три месяца – поставили памятник. Они поместили его на месте статуи Ленина на центральной площади в Актобе.

Майкл Сагатис в музее истории ГУЛАГа в Москве
Майкл Сагатис в музее истории ГУЛАГа в Москве

– У вашего проекта есть цель?

Глобальная цель – показать, что исторические события, связанные с родственниками, могут влиять на человека и сегодня. И если нет желания это осознать и докопаться до истины, то травмы, нанесенные историей, могут оказывать негативный эффект. Я бы хотел, чтобы этот проект помог россиянам начать изучать историю их семей. Мой отец – внук Юзефы – тоже ничего не знал о своей бабушке. Но это больше, чем просто проект о семейной истории. Факты, о которых никто не имел понятия, помогают узнать мировую историю. Особенно важно это в современной России, где правительство преуменьшает действительные последствия пакта Молотова – Риббентропа, который привел к насильственной депортации более 1,2 миллионов поляков в 1939-1941 годы, – сказал Майкл Сагатис.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG