Ссылки для упрощенного доступа

Послевоенное время. Гарнизоны Александра I никому не нужны


Военные поселения в Новгородской области, основанные царем Александром I, дожили до XXI века, но теперь никому не нужны

Исторические военные поселения в Новгородской области, просуществовавшие почти 200 лет, теперь не нужны ни армии, ни гражданским властям. В начале XXI века военные передали уникальные архитектурные комплексы с манежами, офицерскими домами и храмами муниципалитетам или в казну. Часть зданий превратились в жилые, но дома непригодны для жизни. Другая часть превратилась в руины.

Военное поселение Кречевицы, где до 2009 года дислоцировалась транспортная авиация
Военное поселение Кречевицы, где до 2009 года дислоцировалась транспортная авиация

200 лет назад Александр I попытался создать новую армию по опыту ландвера в Пруссии: регулярные воинские формирования, которые сами обеспечивали себя продовольствием. Солдаты жили там с семьями, полдня служили, полдня занимались сельским хозяйством. Их дети автоматически приписывались к военному поселению как будущие солдаты или офицеры.

Управляли военными поселениями из Великого Новгорода. Город, потерявший экономическое значение, в начале XIX века снова стал важен для государства. Эксперимент министра Аракчеева по созданию военных поселений, как известно, провалился. В советские времена в построенных в те времена казармах также располагались военные гарнизоны. Вокруг них формировались военные городки. Теперь эти уникальные архитектурные комплексы в новгородской глуши совершенно заброшены – вместе с людьми.

– Когда здесь была воинская часть, на остановке находился контрольно-пропускной пункт. Тут было все нормально и с освещением, и со всеми коммунальными службами. Когда воинская часть разошлась, начался беспредел, – рассказывает Елена Григорьева, мать ребенка-инвалида. Переехать из военного поселения в нормальное жилье она надеется с помощью суда.

Елена Григорьева с сыном Костей
Елена Григорьева с сыном Костей

Микрорайон Кречевицы, историческое военное поселение с тремя тысячами человек, где живет Елена Григорьева, стал частью Великого Новгорода в 2004 году. От черты города до ближайшей в Кречевицах остановки – около 15 километров.

Лампочки в подъезде выкручивают, жители иногда просто боятся выходить

Елена Григорьева с семьей живет в муниципальной квартире на втором этаже довоенного дома. Таких трехэтажных строений из красного кирпича в округе несколько. Все дома жилые. Раньше в них селили семьи военных. Квартиры с высокими потолками, в основном разделены на две-три семьи. На крышу с большим чердаком любят ходить шпана и бездомные.

Дом в Кречевицах, где живет семья Григорьевых
Дом в Кречевицах, где живет семья Григорьевых

– Замок периодически ставят, но "живет" он всего две недели, потом его ломают. И сейчас он вроде бы сломан. Хулиганы шумят и что-нибудь поджигают, потом на чердаке валяются шприцы. Лампочки в подъезде выкручивают, жители иногда просто боятся выходить. Подъезд вечно пахнет мочой, – рассказывает Елена Григорьева.

Мы идем по лестнице наверх, и дверь на чердак действительно оказывается взломанной, а на потолке копоть. Спускаемся вниз, в подвал – там вода. Первый этаж от подвала отделяет только один тонкий слой половых досок.

– Мы съехали отсюда с детьми, потому что была постоянная сырость, – рассказывает молодая женщина, которая приехала с семьей за вещами. Она показывает путь воды от карниза к дыре в отмостке. – Вода капает с карниза и попадает сюда в дырку. Осенью в подвале можно плавать.

В доме нет горячей воды. Летом постоянная сырость, а зимой люди мерзнут.

Кречевицы
Кречевицы

Обитатели поселка ностальгируют о "военном" времени, когда Кречевицы были благополучным пригородом, где царил армейский порядок.

– Кречевицы были тихим военным городком, где все было прибрано. Полк убирал одну территорию Кречевиц, дивизион связи – другую, и так далее. Все дома, которые являются историческим наследием, вовремя ремонтировались – это здание санчасти, штаба полка, учебного корпуса. Когда военная часть отсюда десять лет назад ушла, семьи военных уехали туда, куда их распределили, микрорайон стал превращаться в подобие фильма "Тринадцатый район". Естественно, на фоне этого жизнь, может, и осталась на том же уровне, но отношение к Кречевицам стало другим. Впечатление, что о людях забыли, – рассказал отставной военный, прапорщик Виктор Орешников.

Кречевицы сегодня уже не военное поселение, а удаленный микрорайон Новгорода
Кречевицы сегодня уже не военное поселение, а удаленный микрорайон Новгорода

От кавалерии до авиации

До 2009 года в Кречевицах базировалась воинская часть. Рядом находится большой аэродром, сюда летала транспортная авиация, крупные военные самолеты. Теперь он передан гражданским властям. Десятки лет ведутся разговоры о строительстве здесь гражданского терминала – Великий Новгород не имеет авиасообщения более 20 лет. Взлетно-посадочную полосу удлинили, чтобы можно было принимать магистральные самолеты. Теперь между бетонными плитами пробивается трава.

До транспортной авиации в здешних казармах располагалась кавалерия, рассказывает советник Новгородского музея-заповедника, кандидат исторических наук Сергей Трояновский.

– Александр I еще в 1809 году дал поручение разработать проект поселений, где должны были жить военные, заниматься военной подготовкой и, обеспечивая себя сельскохозяйственной продукцией, перейти на самоокупаемость. Он опирался на прусскую ландверную систему, разработанную генералом Шарнхорстом: свободные мужчины Германии должны были время от времени проходить военную подготовку и в случае необходимости встать под ружье. Эта идея поступила Александру I в виде записки, и граф Алексей Аракчеев в 1811 году приступил к разработке и выбору мест размещения военных поселений. Но наступил 1812 год, отодвинувший реализацию этого решения вплоть до заключения Версальского договора, по результатам которого Россия становится жандармом Европы и вынуждена иметь огромную армию для подавления восстаний, – говорит Трояновский.

Сергей Трояновский
Сергей Трояновский

В период Советско-финской войны в Кречевицах базировались формирования ВВС – бомбардировочный авиационный полк с полусотней тяжелых самолетов. В 1945–52 годах сюда перевели истребительные полки, а после них здесь оказалась транспортная авиация. Самолеты Ил-76 и Ан-12, которые здесь базировались, принимали участие в военных операциях на территории Афганистана и Анголы, летали в Чечню. Последним боевым заданием был вылет в зону российско-грузинского конфликта.

Историк заинтересовался военными поселениями, когда учился в МГУ. После он занялся археологическими исследованиями в селе Грузино Чудовского района, где было имение графа Аракчеева. Тут же он был и похоронен в 1834 году в соборе Андрея Первозванного напротив памятника Александру I, которому был предан даже после смерти императора. Ни храма, ни памятника не сохранилось.

Сами по себе военные поселения просуществовали недолго (их ликвидировал уже Александр II). С отменой крепостного права и введением всеобщей воинской повинности необходимость в военных поселениях отпала. Численный состав армии стал пополняться за счет призывников, срок службы которых постепенно уменьшался. Казарменные комплексы пригодились, в них еще 150 лет служили солдаты-срочники и кадровые военные вспомогательных, не боевых, частей. Аракчеевские казармы и манежи использовались до начала XXI века, а новые дороги оказались такими прочными, что ими пользуются и сейчас.

На шикарные, но заброшенные строения красного кирпича с колоннами и широкими лестничными пролетами можно наткнуться по всему северо-западу Новгородской области от Шимского до Чудовского районов.

Казарменный комплекс в поселении Селищи
Казарменный комплекс в поселении Селищи

Казарменный комплекс в деревне Селищи, где несколько месяцев служил поэт Михаил Лермонтов, сегодня в руинах. В Великую Отечественную войну там располагался штаб Волховского фронта. Архитектурный комплекс был поврежден бомбежками и все последующие десятилетия продолжал разрушаться. Сейчас о службе Лермонтова напоминает лишь табличка на одной из сохранившихся стен.

Военной части в Новоселицах повезло больше: там обосновалось одно из подразделений "Газпрома". Совсем недавно здесь тоже базировались авиаторы. Теперь сквозь асфальт на плацу пробивается высокая трава и кусты, на стрельбище – огороды. Из уличного оснащения используется только стадион с футбольным полем. В небольшом корпусе разместили изолятор для иностранных граждан, а сама территория используется жителями деревни как парк.

Заброшенное военное поселение Новоселицы
Заброшенное военное поселение Новоселицы

Хорошо сохранился казарменный комплекс и в селе Медведь в Шимском районе, где совсем недолго служил поэт Алексей Толстой, а во время русско-японской войны в аракчеевских казармах содержались пленные японцы. Остались даже ворота КПП с запрещающей вход табличкой, но сбоку есть лаз, через который местные ходят на рыбалку. На подходе к КПП в одноэтажном военном здании расположился детский сад.

Пленных японцев в 1907 году сменил дисбат, позже большевики сформировали пехотную часть, а затем – артиллерийскую. В 1950-х здесь сформировали инженерную бригаду резерва – предтечу ракетных войск, которую сменили учебные части. Восемь лет назад военные отсюда уехали.

В отличие от расположенных рядом с городом Кречевиц, в Медведе нет причин оставаться людям трудоспособного возраста – в этих местах просто нет работы. Зато до сих пор действует Медведский театр, основанный в 1898 году при пожарном депо. На главной улице разрушается особняк купца Михаила Гаврилова.

Казармы и сопутствующие постройки в Кречевицах, деревне Селищи, селе Медведь, деревнях Коростынь и Муравьи, в Старой Руссе в 1825 году вмещали, по официальным данным, 130 127 человек. Из них строевой состав – 32 329 человек. А всего же в военных поселениях Российской империи в Новгородской губернии, в Украине и под Витебском в год кончины Александра I числилось 374 480 человек. Сейчас во всем селе Медведь живет менее тысячи человек. В Новоселицах сейчас – 1600 человек, в деревне Селищи – около 200, в Коростыни – около 400 жителей.

Военное поселение Медведь, Новгородская область
Военное поселение Медведь, Новгородская область

Часть комплексов осталась за Минобороны, другие были переданы в Росимущество. Огромные здания требуют дорогостоящего ухода, поэтому желающих приобрести их немного. Массовый туризм обошел их стороной. Посмотреть на комплексы едут лишь немногие любители заброшенных зданий и военной истории.

– Время от времени возникают идеи об использовании этих комплексов, но пока ни одна из них не была реализована. Думаю, отпугивают масштабы необходимых вложений. Сейчас проще построить что-то новое. А тут ведь надо не просто отремонтировать, а сделать серьезную научную реставрацию. Кроме того, почти все эти комплексы расположены довольно далеко от города и от действующих туристических маршрутов, – объясняет ведущий научный сотрудник Новгородского музея-заповедника, кандидат исторических наук Илья Хохлов. – На мой взгляд, сохранить их необходимо – это в своем роде уникальные памятники.

Ученые говорят о важности сохранения казарменных комплексов. Но реальный шанс сохраниться есть лишь у отдельных небольших строений. Например, Путевой дворец в деревне Коростынь: он был построен при Александре I для размещения высоких чинов, приезжающих в военные поселения. В конце 2017 года дворец начали реставрировать, да и то за счет средств Всемирного банка. В нем разместят музей деревни и памятника природы Ильменский глинт.

Если выпало в империи родиться

У Елены Григорьевой с семьей есть небольшой домик в деревне Уторгош в Шимском районе. В коммунальном плане он получше квартиры в Кречевицах, и на улицу там выйти не страшно. Но из-за тяжелой болезни ребенка семье приходится жить как можно ближе к областным медицинским учреждениям. Одиннадцатилетний Костя почти полностью обездвижен и страдает эпилептическими припадками. Он не говорит и почти ничего не видит. С внешним миром мальчика связывает только слух и осязание.

Елена Григорьева и ее сын Костя
Елена Григорьева и ее сын Костя

– Три с половиной года он так лежит. Чтобы спустить его на прогулку, мы собираемся всей коммуналкой, то есть я, муж и соседи, сажаем его в коляску и на руках сносим его вчетвером, – рассказывает мама Кости.

Сейчас мы находимся здесь, а через час можем оказаться в больнице. А там дорог нет, больницы нет, ничего нет

Муж Елены Иван работает водителем машины скорой помощи в городской больнице. Зарплату медперсоналу в Новгородской области платят небольшую, но зато Иван работает сутки через трое и остальное время помогает супруге ухаживать за ребенком.

Жить с ребенком-инвалидом в старинном казарменном комплексе, мягко говоря, трудно. По высоким потолкам и штукатуренным стенам в ванной ползут трещины, оконная рама – ровесница самого здания.

– Меняли трубы, и вот – обвалился потолок. Мы сделали сами, чтобы ребенка хоть как-то можно было помыть в ванной. А так – окна с тех времен. В таких условиях мы и купаемся, потому что где еще? Переделать все мы не можем, потому что это коммунальная квартира.

Елена собрала документы, доказывающие, что семья нуждается в улучшении жилищных условий.

– Нас поставили на учет. Но только по Уторгоши. Я не представляю, как мы там будем жить. Сейчас мы находимся здесь, а через час можем оказаться в больнице. А там дорог нет, больницы нет, ничего нет. Что нас ждет, я даже не знаю, – говорит Елена.

Кречевицы, Великий Новгород
Кречевицы, Великий Новгород

Старый дом, в котором живет семья мальчика Кости, к архитектурному ансамблю времен Аракчеева не относится. Его построили уже в советское время, когда бывшее военное поселение продолжало жить как армейская часть. Реставрации тут ждать не приходится – условия жизни в этом и подобных домах будут становиться только хуже. Все, кто имеет возможность заработать, стараются отсюда уехать.

В сентябре Следственный комитет приехал в Кречевицы с проверкой. Дело дошло до суда, который должен решить, будет ли семья Кости признана нуждающейся в улучшении жилищных условий на территории Великого Новгорода. В ноябре станет понятно, сколько еще семья Григорьевых будет гулять по Кречевицам среди заброшенных, но красивых исторических зданий с ребенком в инвалидном кресле.

Заброшенная военная часть в Новоселицах
Заброшенная военная часть в Новоселицах

Даже в случае положительного решения суда семье придется ждать своей очереди несколько лет. Детей-сирот, нуждающихся в улучшении жилищных условий, как и жителей ветхих и аварийных домов в Великом Новгороде множество.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG