Ссылки для упрощенного доступа

"С обыском могут прийти к любому в любой момент"


Кандидат в Мосгордуму от оппозиции Дарья Беседина (на первом плане)

Дарья Беседина, кандидат в депутаты Мосгордумы, в программе Леонида Велехова

Леонид Велехов: Здравствуйте, в эфире Свобода – радио, которое не только слышно, но и видно. В студии Леонид Велехов, и это новый выпуск программы "Культ личности", который вы также смотрите на телеканале "Настоящее время". Наша программа, как я всегда уточняю, не про тиранов, она про настоящие личности, их судьбы, поступки, их взгляды на жизнь.

Сегодня я продолжаю начатый в прошлый раз в рамках нашей программы цикл передач, посвященных новому поколению российской оппозиции. Его герои, мои собеседники, – молодые люди, пришедшие в политическую жизнь и борьбу в это десятилетие. Дарья Беседина, кандидат в депутаты Мосгордумы по 8-му избирательному округу: уникальный случай – зарегистрированный кандидат от оппозиции, – сегодня у меня в гостях.

(Видеосюжет о Дарье Бесединой. Закадровый текст:

Что за мальчики и девочки становятся в последнее время героями программы "Культ личности", возможно, скажете вы. Молодо-зелено, что это еще за "личности"?

Герои – не герои, это будущее покажет, но личности, без всякого сомнения, – молодые люди, чьи имена многие впервые услышали этим летом, в ходе кампании по выдвижению кандидатов в депутаты Мосгордумы и акций протеста, последовавших после завершения этой кампании и отстранения от участия в выборах подавляющего большинства независимых, оппозиционных кандидатов.

Дарья Беседина – одна из немногих, их, кажется, можно пересчитать по пальцам одной руки, оппозиционеров, кто все-таки был зарегистрирован и примет участие в выборах. Возможно, те, кто вершил произвол в Мосгоризбиркоме, решили, что, мол, куда ей, такой молоденькой, с высоким, почти детским голосом, на самокате, против матерого товарища, якобы коммуниста, на самом деле ставленника все той же власти жуликов и воров…

Но у Даши есть все шансы на победу, если на выборы придут те, кто считает, что в стране нужны перемены. Кто хочет, в частности, чтобы в Мосгордуме оказались честные люди, а не прозаседавшие там уже много лет, превратившие ее в кормушку коррупционеры, которые сколотили на этой синекуре миллиардные состояния и счета в западных банках.

Конечно, молодость, как говорится, это не панацея. Но молодость – это надежда. И похоже, других надежд, кроме как на молодых, у России сегодня нет. Они не махнули на все рукой, как многие в старших поколениях, которым пришлось разочароваться последовательно в советской власти, в Ельцине, в Путине. Они, молодые, хотят перемен).

Студия

Леонид Велехов: Во-первых, я вас поздравляю с тем, что вы стали первым кандидатом, которого, как это было объявлено, будет поддерживать "Умное голосование". Я считаю, что это серьезная поддержка, и надеюсь, что она поможет.

Дарья Беседина: Я тоже, на самом деле, надеюсь. Я очень рада, что "Умное голосование" меня поддержало. Потому что у нас довольно сложная история взаимоотношений с Навальным, с Фондом по борьбе с коррупцией, хотя они, конечно, замечательные и крутые ребята, и то, что они делают, – это потрясающе. И я очень рада, на самом деле, что они меня поддержали.

Леонид Велехов: Да, были свои "но" – и взаимоотношения ФБК с "Яблоком", и взаимоотношения ФБК с Максимом Кацем. И то, что вашим соперником должен был бы быть Иван Жданов, видная фигура ФБК, незарегистрированный кандидат, и он первый, по-моему, сказал, что он сам будет вас поддерживать.

Дарья Беседина: Да, это было неожиданно. Утром я увидела пост Ивана о том, что они решили, что на голосовании будут меня поддерживать. Потом уже появился пост Волкова на эту тему. Это был очень приятный сюрприз. И я очень рада, что они решились на это.

Леонид Велехов: Да, это показывает, что оппозиция может и должна объединяться, что когда нужно, как в футболе, все должны играть на того, кто сегодня в атаке. Это очень существенно. Так же, как меня очень порадовало, когда я увидел в твиттере вашем или еще где-то, что Настя Брюханова, которая, увы, не прошла по моему Дорогомиловскому округу, активно включилась в вашу выборную борьбу.

Дарья Беседина: Да. С Настей могу даже подробней рассказать. У нас с Настей был единый штаб с самого начала. Мы с ней коллеги по "Городским проектам". Мы с ней давно знакомы. Она моя подруга и соратник. Мы решили с ней идти вдвоем: я больше архитектор, урбанист, а она больше политик. И мы с ней в такой связке шли.

Леонид Велехов: Дополняя друг друга.

Дарья Беседина: Да. Конечно, мы обе были готовы, что если вдруг у меня кампания не состоится, не зарегистрируют или что-то не получится, я была готова включиться в кампанию Насти. Но вот сейчас так получилось, что Настя оказалась не зарегистрирована, хотя мы собирали единым штабом эти подписи...

Леонид Велехов: Это еще раз доказало жульничество этих всех избиркомов.

Дарья Беседина: Да. Один штаб собирал подписи: в одном округе собрал хорошо, а в другом округе недостаточно хорошо. Удивительно! Тем не менее, я очень рада, что Настя включилась в мою кампанию: она сейчас занимается фандрайзингом в штабе.

Леонид Велехов: Я видел в Дорогомилово, как работали Настины ребята – единственные! Больше никто не ходил, подписи не собирал.

Дарья Беседина: Конечно. Мы очень жалеем, что потеряли эту кампанию, потеряли избирателей Дорогомилова и Раменок: у нас очень сильные депутаты в Раменках, которые очень много помогали и помогают.

Леонид Велехов: Я задам вам один щекотливый вопрос. Что вы испытали, когда Ивана Жданова не допустили и получилось, что у вас сильный конкурент вышел из игры? Был какой-то, хотя бы мизерный, момент удовлетворения?

Дарья Беседина: Удовлетворения не было, скорее в какой-то момент было немножко облегчения, что этого столкновения не будет. Но, так как заседание, на котором меня регистрировали, а Ивана снимали, было одно и то же, у меня было ощущение неприятия происходящего. Было неприятно наблюдать за этим. А быть снятым – это должно быть еще более неприятно, чем просто наблюдать.

Леонид Велехов: Вы, кажется, самый молодой кандидат в депутаты? Или кто-нибудь еще есть моложе?

Дарья Беседина: Максим Круглов, по-моему, мой ровесник.

Леонид Велехов: Ввязавшись в это, вы представляли себе выборы в Мосгордуму как ступень в какую-то более важную, более масштабную политику? Или это и была пока что на этом этапе ваша конечная цель – заняться "Городскими проектами", улучшением жизни в городе?

Дарья Беседина: На самом деле – и то, и другое в какой-то степени. Я никогда не была депутатом. Я даже муниципальным депутатом не была: я предпочла работать в штабе в 2017 году, когда все выдвигались. С другой стороны, я не считаю, что нужно всю жизнь оставаться в каком-то аквариуме и заниматься только малыми делами.

Леонид Велехов: Нужно выходить в открытое море.

Дарья Беседина: Да! Надо постепенно выходить в какое-то крупное плавание, если есть возможность.

Леонид Велехов: Но де-факто, в силу известных обстоятельств, вы уже и на этом этапе оказались втянуты в водоворот большой политики…

Дарья Беседина: В любом случае, депутат Законодательного собрания – это довольно крупная фигура.

Леонид Велехов: Конечно!

Дарья Беседина: У нас оппозиционных депутатов в Законодательных собраниях в России можно пересчитать по пальцам. Я с самого начала понимала, что это фигура, которая может и должна высказываться по политическим вопросам…

Леонид Велехов: И оказаться там единственным в поле воином. Но вы же нежный цветок, у вас в твиттере псевдоним – наив-эльф. (Смех в студии.)

Дарья Беседина: Это скорее отражение того, что я считаю, что в любой ситуации нужно действовать правильно, без вот этих вот "ну, вы понимаете", без скидок на то, что "у нас страна такая". Все нужно делать правильно! Быть немножечко наивным и делать правильно, по науке. Это моя жизненная философия. Наверное, поэтому такой ник. Он возник давно – в 2010 или 2011 году.

Леонид Велехов: Вы, наверное, и до этого понимали, но на этот раз жизнь вам прямо дала понять, что политика – это грязная штука.

Дарья Беседина: Политику грязной делают грязные политики.

Леонид Велехов: Бесспорно, но я имею в виду конкретные вещи, я имею в виду этот безобразный обыск, который произошел в квартире ваших родителей. Вообще, непонятно, с какого переляку, ведь вы уже были зарегистрированным депутатом.

Дарья Беседина: Я прекрасно все понимаю... Мы живем в России. Сейчас у нас в России такая политическая обстановка, что к любому человеку, который занимается хоть какой-то оппозиционной политикой, могут в любой момент прийти. Это факт. То, что это неприятно, неожиданно... Обыск – это крайне неприятная вещь. Тогда была серия каких-то наворачивающихся событий. Я прекрасно понимала, что что-то может произойти и со мной. Им без разницы – призывал ты или не призывал, зарегистрированный или не зарегистрированный – у них своих идеи о том, к кому нужно приходить.

Леонид Велехов: Они вернули то, что изъяли?

Дарья Беседина: Еще ничего не вернули. Это надолго.

Леонид Велехов: Потрясающее фото – это кошка с круглыми от изумления глазами, сидящая на распотрошенных вещах.

Дарья Беседина: На самом деле кошка – герой, потому что я за нее очень переживала. Ей 20 лет!

Леонид Велехов: Боже мой!

Дарья Беседина: У нас в этот момент в квартире находились две кошки – эта, старушка, и наша с Мишей молоденькая кошка. Мелкая восприняла все это гораздо более трагично и плохо себя чувствовала после обыска. А старушка, как ни странно, очень философски к этому подошла: она практически весь обыск проспала.

Леонид Велехов: За 20 лет чего только не повидала! (Смех в студии.)

Дарья Беседина: Да.

Леонид Велехов: Все в порядке с кошками?

Дарья Беседина: С кошками все в порядке.

Леонид Велехов: Замечательно!

Дарья Беседина: Но они, конечно, тоже чувствуют то, что происходит с людьми. Они все понимают и чувствуют.

Леонид Велехов: Смотрю, как в своем посте, комментирующем этот обыск, Максим Кац вас назвал самым безобидным персонажем из всех, кто ему когда-либо в таких делах попадался. (Смех в студии.) Максим был у меня – замечательный парень с большим, я надеюсь, будущим.

А теперь пленку хроники вашей жизни отмотаем назад, чтобы понять, каким ветром вас занесло на эти галеры. Я так понимаю, что было счастливое и безоблачное детство, часть которого прошла в Великобритании, часть – в Германии благодаря тому, что папа…

Дарья Беседина: Мой папа – физик. Он и сейчас работает в Германии, исследует соединения водорода. Они там ищут сверхпроводимость при комнатных температурах. В общем, чем-то интересным занимаются, в чем я совершенно ничего не понимаю, но тем не менее, из-за того, что мой папа – физик, у меня была возможность… Это было три года начальной школы, когда мы в Англии жили, в Оксфорде, и два года я провела в Гамбурге, в Германии. Наверное, да, это изрядно повлияло на меня.

Леонид Велехов: В каком направлении, в каком отношении это на вас повлияло? Потому что тут ваши сверстники переживали такие достаточно… Ну, детство есть детство, но это были 90-е годы, непростые.

Дарья Беседина: Денег у нас никогда не было. Родители всегда работали: папа работал, мама работала и подрабатывала. У мамы художественное образование: она расписывала чашки, потом она расписывала каких-то матрешек, которые продавали в Шереметьево, еще что-то такое делала. Что мне дала заграница? Я не знаю, наверное, она, скорее, мне дала то, что… у меня был опыт другой среды: языковой другой среды…

Леонид Велехов: Языки выучила?

Дарья Беседина: Я неплохо владею английским, немецким хуже: на немецком я не пишу, но читаю и могу объясниться. Опыт… Жизнь в другом социуме, наверное, он на меня повлиял, но я не могу оценить как!

Леонид Велехов: Когда вернулась на постоянку, как говорится?

Дарья Беседина: В России я была с 1-го по 8-й класс, и 11-й класс я окончила здесь, ну и, соответственно, с тех пор живу постоянно в России.

Леонид Велехов: В общем, такой возможности, чтобы ощутить какой-то резкий контраст, не было? Или все-таки российская действительность шокировала, когда вы сюда приезжали?..

Дарья Беседина: Не знаю. Для меня это не воспринималось как что-то разительно другое, что есть заграница, а есть родина, просто есть город Гамбург, есть город Москва. Они разные, но не сказать, что где-то все хорошо или где-то все плохо. Все равно ты с родственниками общаешься, с какими-то знакомыми. А люди, в принципе, примерно все одинаковые. Я никогда не воспринимала это как что-то принципиально разное. Я чувствую, что я москвичка, но при этом я чувствую себя европейцем. Мы же Европа, мы же европейцы. Мы находимся в одном с ними культурном пространстве.

Леонид Велехов: Бесспорно. Вы по образованию архитектор?

Дарья Беседина: Я окончила МАРХИ и по образованию – архитектор. С архитектурой в итоге сложилось так, что я, будучи еще студенткой, пошла волонтерить в "Городские проекты". И как-то так сложилось, что от мечты, от занятий большой архитектурой я пришла к тому, что начала изучать – почему в Москве так все нехорошо и некрасиво. И получилось так, что, вместо того, чтобы заниматься архитектурой, я оказалась в общественной деятельности и в результате в политике.

Леонид Велехов: То есть архитектура совсем побоку?

Дарья Беседина: Архитектура – это замечательная профессия, которой… Я не могу разорваться, я не могу выбрать два пути одновременно, сейчас я выбрала для себя путь общественной деятельности, путь политики. Я не считаю себя каким-то потрясающим архитектором. У меня есть знания: я что-то умею, я вижу, я знаю, как это все работает, как эти вещи функционируют, чем отличается хорошая архитектура от плохой, в какую сторону мир движется и так далее. При этом я вижу, что, если ты действительно именитый, крутой архитектор, у тебя будет заказ на какие-то интересные проекты и ты сможешь развиваться и самовыражаться через архитектуру. Но если ты не первого эшелона архитектор, то хорошей работы нет. Массовой хорошей архитектуры в России нет вообще. Массовое строительство у нас глубоко в кризисе, то есть то, что строится в массе, – ужасно! Какого-то радикального поворота в этом сейчас не намечается, в том числе по политическим причинам: нет заказа от муниципальных властей, муниципалитеты не контролируют и не делают заказы застройщикам. А застройщики не заинтересованы в хорошей интересной архитектуре, поэтому они делают то, что они делают. За этим мы и приходим в политику. Я сторонник изменений принципиального подхода к ПЗЗ…

Леонид Велехов: Что такое – ПЗЗ?

Дарья Беседина: Правила землепользования застройки. Кто и каким образом должен определять, что, где строить и в каких рамках. И мы возвращаемся к политике. Если мы хотим, чтобы люди на местном уровне, на муниципальном уровне определяли, как им жить, то нам нужно возвращать полномочия на муниципальный уровень, а это нужно возвращать их от мэрии… Это политика. Это все очень тесно завязано…

Леонид Велехов: Замечательный пример, что, на самом деле, особенно, в России – все политика.

Дарья Беседина: Да, и в мире всегда все политика. Просто у нас все завязано на том, что та вертикальная система, которая у нас, не предполагает участие людей в низовой деятельности. И вот это нужно менять.

Леонид Велехов: Замечательно все изложила, и все соединилось в вашем спиче – и архитектура, и реальная политическая, общественная жизнь. Илья Варламов, еще один ваш тьютор, ведь тоже из МАРХИ?

Дарья Беседина: Да, да. Вообще, МАРХИ кует, на самом деле, удивительные кадры, потому что я знаю, что МАРХИ выпускает не только архитекторов, но и транспортники замечательные из МАРХИ. Это такое интересное место, из которого выходят разные люди…

Леонид Велехов: Начиная с Андрея Вознесенского, между прочим: он тоже из МАРХИ.

Дарья Беседина: Макаревич тоже МАРХИ окончил. Интересных людей выпускает МАРХИ.

Леонид Велехов: Видимо, дело в том, что архитектура дает какой-то такой кругозор, широкий.

Дарья Беседина: Да. МАРХИ – это очень интересное место для формирования кругозора и для формирования видения мира.

Леонид Велехов: Вы упомянули "Городские проекты", в которых вы начинали в качестве волонтера. Чем это вас зацепило?

Дарья Беседина: Меня зацепил Максим Кац. Я увидела человека, который мыслит как я, у которого очень похожие взгляды. И мне стало интересно, что это за человек. Я начала его читать. Я тогда жила на Щелковском шоссе, в Гольяново. И как-то раз, выйдя утром на улицу, я обнаружила, что у нас спилили все деревья. Тогда началось расширение Щелковского шоссе, и спилили все деревья. Меня это очень удивило, так как я не интересовалась городской политикой. Всегда казалось, что городом управляют какие-то люди, которые какую-то квалификацию имеют и знают, как делать нормально. И тут я удивляюсь такому совершенно нерациональному решению. Очевидно, что это вредительство, очевидно, что зеленая зона уничтожена между дорогой и домами, очевидно, что это плохо, так делать нельзя. Кто такие вещи делает?! Я начала читать. И постепенно у меня появилось осознание того, что у нас все глубоко плохо в управлении городом. Зимой 2013 года, когда "Городские проекты" позвали волонтеров исследовать Маросейку и Покровку, я пришла и втянулась в это.

Леонид Велехов: Что удалось вам и "Городским проектам"?

Дарья Беседина: На самом деле "Городские проекты" сделали одну большую вещь. Тогда, когда мы начинали в 2013 году эти все исследования, о хорошей городской среде в Москве никто не говорил. Уже мало кто помнит, как выглядела Москва в то время, но если посмотреть на фотографии, то мы увидим Покровку, которая завалена автомобилями на парковке в два ряда, Тверскую, на которой была парковка на тротуаре. Картина, которая разительно отличается от того, что мы имеем сейчас. Тогда мы начали об этом говорить, начали показывать на примерах, начали показывать подсчеты. И тогда Собянин взял это на вооружение, и появилась "Моя улица". Мне кажется, что то, что мы тогда об этом говорили и пытались навязать, мы навязали, то есть в арсенале властей появился термин "Город, удобный для жизни", и какие-то подвижки в эту сторону начались.

Леонид Велехов: А вам нравится то, как Собянин, позаимствовав эти идеи, их реализует? Вы считаете, что сейчас "Моя улица", "Мой район" – эти проекты хорошо идут?

Дарья Беседина: Что-то они делают хорошо, но в принципе хорошие решения являются побочным эффектом этой системы. В мэрии нет цели – сделать хорошо. Там есть цель – потратить деньги и получить что-то на выходе, что можно предъявить – какие-то километры, кубометры, – что-то, что можно померить. Это очень видно в дорожной истории, когда Собянин хвастается, что "мы построили столько-то километров дорог"… Ему хочется сказать: "Сергей Семенович, вообще-то транспортная эффективность километрами не измеряется! Транспортная система города измеряется совершенно другими параметрами – уровнем доступности, временем корреспонденции". Километры и кубометры не являются показателями качества работы мэрии. Во всей этой системе нет никакого желания сделать правильно для людей или хорошо, там есть желание просто что-то делать, тратить деньги на что-то…

Леонид Велехов: Известно, для чего, но это мы сейчас не будем обсуждать – это и так понятно.

Дарья Беседина: Да, это система, которая тратит деньги, в результате иногда получаются хорошие вещи, потому что там какое-то стечение обстоятельств: в нужных местах оказались люди с нужным пониманием, с нужными взглядами. И мы случайно получили хороший результат.

Леонид Велехов: Замечательная мысль. Как-то я для себя ее не мог доформулировать, а вы ее совершенно точно доформулировали. Еще одна вещь – как это делается. Потому что это делается в таком агрессивном стиле, этакая пятилетка в четыре дня, когда кварталы встают на дыбы в течение одной ночи!

Дарья Беседина: Да.

Леонид Велехов: Это еще ведет к какому-то новому, на самом деле, дополнительному отчуждению между городом и людьми, в нем живущими.

Дарья Беседина: Да. Когда город делает какие-то улучшения, город обязан и должен в здоровой системе свои все решения объяснять и пояснять, что изменится для людей после окончания этой стройки, какие изменения произойдут, для чего это и ради чего. Опять же эта система не предполагает участия человека ни в каком виде, поэтому получаем – держите ваше благоустройство, сейчас мы все вам тут перекопаем, подарим вам новый асфальтик, новую плиточку… И совершенно справедливо ощущение, что мы не контролируем процесс никак, просто как стихийное бедствие нападает каждый год это благоустройство.

Леонид Велехов: "Яблоко" – это по зову сердца или вы, как ниточка за иголочкой, пришли за Максимом?

Дарья Беседина: Это, на самом деле, и то, и то. Потому что опять же я, как большинство людей, никогда не думала о том, что можно вступить в партию. С одной стороны, конечно, идея вступить в "Яблоко" была Максима. Но для меня "Яблоко", на самом деле, является абсолютно логичной историей. Я из семьи, которая всю жизнь голосует за "Яблоко", вплоть до того, что мы в детстве с бабушкой и дедушкой ходили на избирательный участок: дедушка меня поднимал, и я закидывала бюллетень за Явлинского или за "Яблоко", не помню. Это для меня совершено логичная вещь, совершенно естественная конструкция. Я нахожусь там в кругу сторонников.

Леонид Велехов: Как хорошо, потому что у меня такие были, когда Максим туда пошел, он человек амбициозный, опасения, что этот брак недолго продлится, как недолгими были его союзы с Навальным и с Гудковым. Но теперь, я смотрю, уже у этого есть известная продолжительность. И мне кажется, что и ваша группа молодых какую-то обнаружила искреннюю лояльность, и то самое "Яблоко" во главе с Григорием Алексеевичем вас приняло не для эпизодических ролей.

Дарья Беседина: Придя в "Яблоко", я обнаружила там людей, которые не столь публичные, но я была приятно удивлена их наличием вообще, и тому опыту и знаниям, которые есть у членов "Яблока", у тех людей, которые прошли в 90-е все на свете. С такими людьми приятно соединяться в такой структуре.

Леонид Велехов: Я переживал за судьбу этой партии, за то, что ее как-то перестали понимаeть люди, казалось бы, той же самой группы крови, что и "яблочники". Будем надеяться, что этот прилив молодой крови много "Яблоку" даст, а вы оказались в системе с безупречной репутацией, что очень важно.

А теперь обратимся к выборам. Вы очень активно работаете, работаете вы, я так ее называю, по методике Обамы. Он в 2008-м сделал революцию в избирательной кампании, когда он сам и его агитаторы, его волонтеры, стали ходить от двери к двери, от одного дома к другому, сделав упор на личное общение. Вы ведь тоже весь день на своем самокатике разъезжаете?

Дарья Беседина: Да, у меня есть специальный самокат электрический. Он для того, чтобы придать мне ускорение. Мы с помощником каждый день ездим по избирательному округу, по дворам, находим людей, знакомимся. Наша задача – максимально личным контактом максимальному количеству избирателей донести мысль, что у них есть кандидат, что в этот раз есть за кого проголосовать. Таким вот образом мы сейчас пытаемся дотянуться до максимального количества избирателей. По подсчетам, нам нужно 15 тысяч голосов получить, на сайте у нас есть такая статистика. Мы собираем контакты избирателей. Если человек наш сторонник, он готов проголосовать, мы берем у него номер телефона и вносим его в список.

Леонид Велехов: Опять же, Россия не Америка: такая личная агитация "нос к носу" непривычна для многих людей. Тут каких больше сюрпризов, приятных или неприятных?

Дарья Беседина: Самый большой для меня сюрприз был приятный. Я обнаружила, что я встречаю огромное количество сторонников, людей, которые каким-то образом взбудоражены несколько событиями этого лета.

Леонид Велехов: Сильно ощущается влияние этого лета?

Дарья Беседина: Сейчас уже меньше, а когда начинали агитировать, сразу после митинга, действительно очень много людей встречалось, которые были возмущены событиями, возмущены поведением властей, поведением полиции.

Леонид Велехов: Это свидетельствует о том, что люди в курсе.

Дарья Беседина: Да, люди в курсе! И таких людей достаточно много встречалось. Очень редко встречаю людей… Когда мы в 2014 году агитировали за Максима Каца, тогда ситуация политическая была совсем иная – был Крым. Я агитировала на улице, и ко мне подходили люди, которые открывали рот, и телевизор из него прямо выливался. (Смех в студии.) Вот это вот "Крым наш!", все эти аргументы и пропаганда – их было много! Сейчас такие люди очень редко встречаются. Они встречаются, конечно, но их мало, их единицы. За весь день я общаюсь с сотней людей, и таких бывает один-два.

Леонид Велехов: Шикарно! Я обратил внимание, что во первых строках своей листовки написали, что вы оппозиционный кандидат: сразу четко все точки над "ё" расставили. Вы считаете, что это сыграет? Потому что русский человек жизнью запуган, задавлен. Кто-то посмотрит и скажет: "Оппозиционный… Лучше не связываться..."

Дарья Беседина: Вообще, важно не обманывать избирателей и маркировать себя четко.

Леонид Велехов: Правильно.

Дарья Беседина: Я говорю, что я от партии "Яблоко" – это сразу четкий маркер. Люди сразу понимают, что я за кандидат в целом. Естественно, я оппозиционный кандидат, потому что я – оппозиция Собянину, я – оппозиция его городской системе, я – оппозиция Путину. Поэтому я говорю, что, да, я оппозиционный кандидат. Это совершенно нормальный маркер, который сразу разделяет на тех людей, которые хотят такого кандидата, и на тех людей, которые не хотят такого кандидата.

Леонид Велехов: Как правильно мозги устроены у молодого поколения. Округ ваш, по моим поверхностным наблюдениям, достаточно пестрый: есть Аэропорт – оплот интеллигенции, есть Коптево – более депрессивный…

Дарья Беседина: Коптево – прекрасный район! У меня есть статистика, если посмотреть, то из Коптева мы получили больше всего подписей.

Леонид Велехов: Что вы говорите?!

Дарья Беседина: Наверное, это связано с тем, что Коптево просто большое.

Леонид Велехов: Густонаселенное, конечно.

Дарья Беседина: Большой район, но из Коптева мы получили больше всего подписей. На самом деле, там живет огромное количество наших избирателей. Коптево – хороший район. Он идет под реновацию: практически полностью весь район сносится. В общем, это нормальный и достаточно активный район.

Леонид Велехов: Я не говорю, что он плохой, я говорю, что он пестрый: люди очень разные в вашем округе.

Дарья Беседина: Да, люди разные, но Коптево как район совершенно не депрессивный, а скорее наоборот, мы видим, что очень хороший отклик идет. Потом мы увидим на дне голосования, что будет.

Леонид Велехов: А как родители относятся к вашей политической деятельности?

Дарья Беседина: Родители относятся толерантно. Они относятся спокойно, с поддержкой. Наверное, им непросто. Даже если, может быть, немножко опасаются моего жизненного выбора, то я об этом ничего не знаю.

Леонид Велехов: Как хорошо. Значит, мое поколение тоже в грязь лицом не ударяет!

Дарья Беседина: Нет, конечно! (Смех в студии.) Вообще, все зависит не от поколения, а от конкретных людей.

Леонид Велехов: Конечно, конечно. Но вместе с тем, поколенческие вещи тоже существуют. Наше поколение – огромные иллюзии в горбачевские времена, а потом колоссальное разочарование и 90-е годы, уже не говоря о 2000-х. Это по людям бьет и часто меняет их мировоззрение. Это не нужно сбрасывать со счетов.

Даша, я очень рад нашей встрече. Я просто буду болеть за вас всей душой. Я уверен, что вы выиграете, и от всей души вам это желаю.

Дарья Беседина: Спасибо!

Леонид Велехов: Я считаю, что если на что-то еще и можно в России надеяться, то это на молодое поколение, в вашем лице в том числе.

Дарья Беседина: Спасибо!

Леонид Велехов: Спасибо!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG