Ссылки для упрощенного доступа

Суды и пандемия: ограничения и приговоры 2020 года


Мещанский суд Москвы в день вынесения приговора Юлии Галяминой, 23 декабря 2020 года

Пандемия коронавируса в 2020 году внесла коррективы и в работу российских судов. Но, несмотря на это, только лишь за первую половину 2020 года, по данным статистики судебного департамента при Верховном суде России, было осуждено почти 235 тысяч человек. Для сравнения: за такой же промежуток времени в 2019 году к ответственности были привлечены более 290 тысяч человек.

Почти весь 2020 год суды в России работали с ограничениями: с 19 марта Верховный суд предписал рассматривать только дела “безотлагательного характера”, по возможности, проводить заседания с использованием видео-конференц-связи, а также ограничить доступ в суд людей, не являющихся участниками заседаний, то есть, по сути, журналистов и слушателей. Такие ограничения сохранялись два месяца, после чего судам в России разрешили самостоятельно определять правила работы. Это, по оценкам правозащитников, сделало ситуацию ещё более неопределенной и сказалось на гласности процессов, праве на защиту и на справедливое судебное разбирательство.

Денис Шедов
Денис Шедов

– В судебные процессы больше не пускали слушателей с начала весны, было трудно туда попасть и журналистам, – отмечает юрист проекта "ОВД-Инфо" Денис Шедов, один из авторов доклада "Российские суды общей юрисдикции. Опыт пандемии". – И суды не предприняли каких-то радикальных средств, чтобы компенсировать подобное ограничение, например, какую-то широкую онлайн-трансляцию. Некоторые отдельные судьи пытались что-то сделать с проблемой гласности, например, разрешая вести онлайн-трансляцию для участников процесса из здания суда, какой-нибудь стрим в Facebook или "ВКонтакте" прямо из суда, но это были, скорее, редкие исключения.

Доступ в процесс – это еще одна проблема, которая появилась в связи с ограничительными мерами весной, когда, например, в Москве и во многих других городах были введены ограничения на передвижение по городу, многие граждане просто не могли покинуть дома и приехать в суды. Например, в Татарстане весной действовал такой режим, что можно было, конечно, выехать в суд, но только не чаще, чем один раз в месяц. А если в месяц проходит несколько заседаний по вашему делу, то здесь, наверное, приходилось выбирать – на какое заседание вы хотите приехать. Из-за ограничений на передвижение, например, юристам со статусом адвоката было дозволено во многих городах перемещаться и посещать суды, а для юристов, у которых не было адвокатского статуса, это было довольно проблематично. Появилась такая своеобразная адвокатская монополия, что сказалось и на возможности людей обеспечить себе надлежащую юридическую защиту, – заключает Денис Шедов.

В 2020 году суды также освоили “удаленку” и стали проводить заседания в мессенджерах. Так, в конце марта 2020 года суд в Казани, проведя заседания по Skype, оштрафовал местных активистов за участие в митинге. А в апреле суд в Свердловской области впервые в истории российского правосудия рассмотрел дело по видеозвонку в мессенджере WhatsApp – судья приостановила работу местного кафе, которое продолжало работать, несмотря на запреты.

Активист Константин Котов, участвующий в заседании по видеосвязи в апреле 2020 года. В декабре 2020 он вышел на свободу
Активист Константин Котов, участвующий в заседании по видеосвязи в апреле 2020 года. В декабре 2020 он вышел на свободу

Юрист "ОВД-Инфо" Денис Шедов напоминает, что и до пандемии суды рассматривали дела по видео-конференц-связи, но к судам-онлайн весны 2020 года были вопросы:

Суды не были готовы к онлайн-процессам ни на нормативном уровне, ни технически

– Когда проводится какой-то уголовный процесс, а подсудимый находится уже где-то в другом регионе, то его доставляли в ближайшее здание суда, включали видео-конференц-связь, и проходил созвон из одного суда в другой. Для такой системы были правовые основания, то есть она была отражена в нормативных актах. В условиях пандемии начали появляться новые формы, например, многие суды начали проводить судебные процессы по каким-то незащищенным месседжерам, вроде Skype или WhatsApp. И это могло быть организовано по-разному. Например, если речь шла об административных правонарушениях, человек мог быть доставлен в отделение полиции, и из отделения полиции звонить в суд – и так проходил процесс. С одной стороны, в отделении полиции не то, чтобы эпидемиологическая ситуация была намного лучше, чем в судах. С другой стороны, в делах об административных правонарушениях процессуальным оппонентом для человека всегда является полиция либо другой госорган. И здесь сторона защиты изначально оказывалась в не очень выгодных условиях, когда приходилось участвовать в судебном заседании, находясь, по сути дела, в логове своего процессуального оппонента. Также есть проблема, как устанавливать личность участников процесса в таких незащищенных мессенджерах, как предоставлять возможность ознакомиться с материалами дела, как подать ходатайство. Кажется, что будущее, конечно, за развитием онлайн-процессов, потому что это не только возможность проводить судебные заседания во время чрезвычайных ситуаций, таких как пандемия, но и в целом это может быть быстрее, удобней, дешевле, но то, как это проходило весной, явно показывает, что суды не были готовы к онлайн-процессам ни на нормативном уровне, ни технически, – заключает Денис Шедов.

Несмотря на все действовавшие ограничения в 2020 году, российские суды рассмотрели несколько громких уголовных дел, большую часть которых правозащитники считают “политическими”.

"Сеть"

Подсудимые по делу "Сети", февраль 2020 года
Подсудимые по делу "Сети", февраль 2020 года

Ещё до начала пандемии, в феврале 2020 года, суд в Пензе вынес приговор по так называемому делу “Сети” (организация запрещена в России). Семерых обвиняемых – Дмитрия Пчелинцева, Илью Шакурского, Василия Куксова, Армана Сагынбаева, Андрея Чернова, Максима Иванкина и Михаила Кулькова – признали виновными в организации террористического сообщества и отправили в колонию на сроки от 6 до 18 лет. Следствие утверждает, что они готовили теракты и собирались свергнуть власть, а не просто увлекались страйкболом. Несколько подсудимых заявляли о пытках. Суровость приговора в Пензе вызвала массовые протесты в Москве и в других городах, однако апелляция, проходившая уже осенью в формате видео-конференц-связи между Пензой и Подмосковьем, оставила приговор в силе. Летом 2020-го в Санкт-Петербурге на 5,5 и на 7 лет осудили еще двух обвиняемых по этому делу – Юлия Бояршинова и Виктора Филинкова.

"Новое величие"

Подсудимые по делу "Нового величия" Анна Павликова (слева) и Мария Дубовик
Подсудимые по делу "Нового величия" Анна Павликова (слева) и Мария Дубовик

С делом “Сети” часто путают дело “Нового величия”. Оно также дошло до приговора в 2020 году. Дела действительно в чем-то схожи: тоже семь человек, тоже жалобы на пытки, тоже серьезные обвинения в создании, правда, не террористического, а экстремистского сообщества, и тоже утверждения подсудимых, что их дело – провокация спецслужб, а из всего “создания экстремистского сообщества” был только чат в телеграме. В итоге – сроки от 4 лет условно до 7 лет колонии. Условные сроки получили четыре человека: Анна Павликова, Мария Дубовик, Дмитрий Полетаев и Максим Рощин, реальные – Руслан Костыленков, Петр Карамзин и Вячеслав Крюков. С середины декабря дело пересматривают в апелляции.

"Театральное дело"

Кирилл Серебренников и Софья Апфельбаум на оглашении приговора по делу "Седьмой студии", июнь 2020 года
Кирилл Серебренников и Софья Апфельбаум на оглашении приговора по делу "Седьмой студии", июнь 2020 года

Летние карантинные послабления совпали по времени с определенной мягкостью судебных решений. В июне завершилось многолетнее “театральное дело”. Суд признал руководителей "Седьмой студии" виновными в мошенничестве в особо крупном размере. По версии следствия, они похитили государственные средства, выделенные на театральный проект "Платформа". Но вопреки запросам прокуратуры, участники “театрального дела” получили условные сроки: режиссер Кирилл Серебренников, для которого обвинение требовало шесть лет колонии, получил три года условно. Такое же наказание было назначено Юрию Итину. Алексей Малобродский получил два года условно. Бывшую сотрудницу Министерства культуры Софью Апфельбаум суд признал виновной не в мошенничестве, а в халатности, назначил ей штраф и освободил от его выплаты в связи с истечением сроков давности.

Дело Светланы Прокопьевой

Светлана Прокопьева в суде
Светлана Прокопьева в суде

Шесть лет колонии гособвинение просило и для журналистки Светланы Прокопьевой по делу об оправдании терроризма из-за колонки с размышлениями о причинах, толкнувших 17-летнего жителя Архангельска на самоподрыв в здании УФСБ. В июле суд в Пскове приговорил ее к полумиллионному штрафу. Светлана Прокопьева удостоена Международной премии за свободу прессы за 2020 год.

Дело Юрия Дмитриева

Историк Юрий Дмитриев
Историк Юрий Дмитриев

С приходом осени “оттепель” закончилась, в апелляции не устоял приговор карельскому историку Юрию Дмитриеву, которого судят по разным статьям уже несколько лет. В первой инстанции суд приговорил его к 3,5 годам заключения. После обжалования наказание ужесточили до 13 лет по статье о насильственных действиях сексуального характера по отношению к приемной дочери. Если бы приговор остался без изменений, историк вышел бы на свободу в ноябре 2020 года. Юрий Дмитриев и его защитники убеждены, что дело политически мотивировано.

Дело Михаила Ефремова

Актер Михаил Ефремов
Актер Михаил Ефремов

Осень-2020 запомнится и делом актера Михаила Ефремова. И не только тем, что его приговорили к 7,5 годам колонии за пьяное ДТП со смертельным исходом, но и поведением адвокатов. И адвоката Ефремова Эльмана Пашаева, и адвоката потерпевшей стороны Александра Добровинского лишили статуса за нарушение адвокатской этики.

Дело о пытках в Ярославле

Бывшие сотрудники ИК-1 Ярославля в суде
Бывшие сотрудники ИК-1 Ярославля в суде

2020 год запомнится и первым в современной истории публичным массовым процессом над сотрудниками ФСИН. В Ярославле судили бывших сотрудников колонии №1, обвиняемых в применении пыток, в частности, к заключенному Евгению Макарову. 11 человек получили сроки от трех лет до четырех лет и трех месяцев лишения свободы. С учетом времени, проведенного под арестом, шестерых из них освободили в зале суда. В ноябре начальников ИК-1 Дмитрия Николаева и его заместителя Игита Михайлова суд оправдал. Адвокаты “Общественного вердикта”, благодаря которым стало известно о пытках в ИК-1 Ярославля, обжаловали решение суда.

Дело Юлии Галяминой

Юлия Галямина
Юлия Галямина

Декабрь 2020 года оказался богат на громкие решения судов. Московский муниципальный депутат Юлия Галямина получила два года условно по статье о неоднократном нарушении правил проведения митингов. Прокуратура просила для нее три года заключения. Дело против Галяминой возбудили 31 июля 2020 года. Формальным поводом стала акция 15 июля против поправок в Конституцию. По версии следствия, это мероприятие прошло с нарушениями, поскольку вопреки решению московских властей, не согласовавших акцию из-за "опасности распространения коронавируса", на площади собралось около 400 человек и они подвергли себя и окружающих опасности заражения. Галямина убеждена в том, что дело политически мотивировано.

Шестун, Цуркан, Соколов

Бывшего главу Серпуховского района Александра Шестуна приговорили к 15 годам колонии строгого режима по обвинениям в экономических преступлениях, и пригрозили возбудить против него новое уголовное дело – об оскорблении судьи.

На 15 лет в колонию отправили и бывшего топ-менеджера компании "Интер РАО" Карину Цуркан по делу о шпионаже в пользу Молдавии.

Историку Олегу Соколову за убийство аспирантки и сожительницы Анастасии Ещенко назначили 12,5 лет колонии.

Также, очевидно, в 2021 году до суда дойдет дело журналиста Ивана Сафронова, которого арестовали летом и обвинили в госизмене. А уже 14 января 2021 Мосгорсуд предпримет пятую попытку отобрать присяжных по делу сестер Хачатурян. Их обвиняют в убийстве отца. Суд не может отобрать коллегию с 31 августа.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG