Ссылки для упрощенного доступа

Подсидит ли Наиля Катю?!


Наиля Аскер-Заде в студии Первого канала, коллаж

Любимая ведущая Алексея Навального Наиля Аскер-Заде вполне может захватить лидирующие позиции в любом из проектов Первого канала, хоть в программе "Время"! Кто помнит – это Навальный сделал фильм о крайне дорогой любви, которой Наилю одаряет президент ВТБ Андрей Костин. Теперь ВТБ становится полноправным акционером Первого. Канал наверняка живет надеждой, что и ему теперь тоже что-нибудь перепадет от банка, не только Наиле. Ну, может, и сама Наиля в нагрузку. Такова жизнь. О новогоднем ТВ, короче говоря, с телевизионным обозревателем "Московского комсомольца" Александром Мельманом. Ведет программу "Лицом к событию" Елена Рыковцева. С наступающим наших дорогих слушателей и зрителей!!

Видеоверсия программы

Елена Рыковцева: С нами Александр Мельман.

Александр Мельман: Дорогие друзья, хочу поздравить вас с наступающим. Всего-всего вам самого хорошего. Будем надеяться, что следующий год Быка, несмотря на то что он выглядит довольно круто и рьяно, но мы будем надеяться, что он будет лучше, чем то, что мы проводим этот год Крысы. Всем вам добра, здоровья, и дай бог вам всего.

Елена Рыковцева: Разговор у нас сегодня пойдет, может быть, на тему, от которой будут отбояриваться, отпихиваться отдельные наши слушатели и говорить: нет, никогда мы этот телевизор не смотрим и не будем смотреть. Тем не менее, тема наша сегодня – новогоднее телевидение. С места в карьер, берем быка за рога, кстати о быке, я задаю вам вопрос: что ждет в новом году, какая роль, какой проект телевизионный получит Наиля Аскер-Заде на Первом канале? Но перед тем, как вы дадите свой прогноз для этой чудесной девушки, которую вы любите вместе с Алексеем Навальным…

Александр Мельман: Я ее любил до того, пока Навальный не сделал про нее сюжет. На меня можно воздействовать, Навальный на меня подействовал плохо. Она мне очень нравилась, и вдруг он ее разоблачил. А вообще она мне нравилась, я смотрел ее с удовольствием, с таким сдержанным удовольствием.

Елена Рыковцева: Я потрясена. Потому что не только пропаганда федеральная действует на умы и сердца, но есть и влияние Алексея Навального на умы и сердца.

Александр Мельман: Он меня поссорил с Ритой Симоньян точно так же. С Ритой у меня были очень хорошие отношения. Я понимал, что просто человек по-другому думает. Но когда я увидел "Паразитов" в трех частях – все, для меня Симоньян больше не существует.

Елена Рыковцева: Почему мы связываем судьбу Наили Аскер-Заде с Первым каналом, вы поймете, посмотрев наш вполне деловой сюжет.

ВТБ станет акционером Первого канала
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:15 0:00

Елена Рыковцева: Вы поняли коллизию, что ВТБ уже придерживал эти акции Первого, то есть он не первый раз подступается к Первому каналу, он уже помогал Роману Абрамовичу зачем-то держать его пакет, потом он его вернул. Но теперь государство подключило к финансовому оздоровлению Первого канала банк ВТБ, он опять получит пакет акций, и конечно, теперь все шансы, что Наиля Аскер-Заде войдет как полноправная хозяйка на этот канал. Мы на картинке нашего эфира нарисовали, что она будет вести вместо Екатерины Андреевой программу "Время" – это наш прогноз. А ваш прогноз каков?

Александр Мельман: Мне кажется, Екатерина Андреева вечна и бесконечна, бессмертна практически, вечно молода, с чем я ее всегда и поздравляю. Поэтому она в этом смысле неубиваема. Что касается Наили Аскер-Заде, я думаю, что наши зрители думают: а кто это такая вообще, с чего это вдруг, какая честь, чтобы мы с нее начинали? Я не знаю, достойна ли она того, чтобы мы о ней говорили в принципе.

Елена Рыковцева: Она достойна фильмов Алексея Навального, целый фильм ей посвящен?

Александр Мельман: Насколько можно понять, Алексей Навальный лезет на всех. Он полез на мою любимую Лену Малышеву, хотя я с ней как раз не поругался из-за этого его фильма.

Елена Рыковцева: Вы будете давать прогноз или не будете – творческой судьбы Наили?

Александр Мельман: Я считаю, что так как все эти каналы, кто бы их ни финансировал, это такие сообщающиеся сосуды, что "Россия-1", что НТВ, что Первый канал, они управляются из одного окошка, поэтому нет никакой надобности Наиле Аскер-Заде переходить на конкретный Первый канал. Она останется на "России" как очень ценный вклад и бонус этого канала во всех смыслах этого слова, в том числе и внешние данные, конечно, я любовался ею как женщиной. Она останется там, может быть, как засланный казачок для кого-то. Но в принципе никакого смысла переходить ей куда-то еще, мне кажется, нет. Она будет там, это ее вотчина, там она хорошо устроилась. К сожалению, я стал к ней равнодушен из-за Навального.

Елена Рыковцева: Мы обменялись прогнозами, наш прогноз – программа "Время", ваш прогноз – она остается у себя на родине, на "России", в холдинге ВГТРК. Раз уж мы упомянули имя Навального, я хотела бы, чтобы вы поделились своей версией того, что происходит вокруг него в федеральном эфире. Поначалу, когда случилось это отравление, вдруг федеральные каналы дружно в голос, миллион было передач и эфиров, вдруг оказалось, что они знают, кто такой Навальный. Вдруг россияне узнали, что существует такой персонаж, о чем они раньше не подозревали вообще, такого в природе не было телевизионной. Теперь оказывается, что он настолько важная персона, что ему посвящают свои шоу все каналы. Дальше Алексей и несколько расследовательских ресурсов публикуют ФСБ-историю, как они его преследовали и, возможно, травили, по их версии, на которую реагирует президент. Это еще хоть какая-то реакция. А вот дальше… Мой вопрос связан с тем, что происходит дальше. Дальше Алексей Навальный публикует свой разговор с сотрудником ФСБ, который якобы принимал участие в его отравлении предполагаемом, в котором звучит это слово "трусы", знаменитое теперь в интернете и ставшее мемом, этот гульфик, на который, по версии Алексея Навального, был нанесен яд, и что-то об этом говорил предполагаемый эфэсбэшник, что из-за этого трусы стирались ими особенно тщательно. И об этом абсолютная тишина. Ни в виде предположений, ни в виде хохота, ни в виде издевательств, ничего. Кто занимается этой темой? Один-единственный человек, Владимир Соловьев, но не в федеральном эфире, обратите внимание, он занимается этим в ограниченном контингенте, на радио "Вести" и на собственном ютьб-канале, как бы ставится галочка, что мы это отслеживаем, мы хихикаем, мы ерничаем. Давайте посмотрим его высказывания.

Владимир Соловьев о трусах Навального
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:32 0:00

Елена Рыковцева: Несколько цитат, их много. Но вся эта тема, еще раз подчеркиваю, звучит только так. Чтобы миллионные массы телезрителей, которые смотрят Владимира Соловьева, не особенно в нее вникали.

Александр Мельман: Сначала действительно была такая пауза со стороны Соловьева тоже, они ждали, что сверху им спустят, какую инструкцию. Очевидно, им спустили, вы абсолютно точно все заметили, по телевизору молчать, а Соловьев, как главный пропагандист всего на свете, действительно на радио и на YouTube, я слышал, пел и другие песни по поводу синих трусов. "Синий, синий иней" – так он отрывался. Вообще было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Я бы готов был посмеяться над тем, что говорит Соловьев, но в принципе этот товарищ превратился, извините, что я буду впрямую говорить, в такую шавку, в такую моську этого Кремля. Конечно, я понимаю, был разговор, надо действительно предъявить конкретного человека по фамилии Кудрявцев, который занимался этим делом, потому что разговор – это пранк. Все идет в этом направлении. По-прежнему мы делимся на тех, кто верит в то, что его отравил Кремль и ФСБ, и нет. Я, например, на меня это подействовало, что я услышал от Навального. Если раньше я говорил, что даже кровавый режим имеет право на презумпцию невиновности, я задавал вопросы и по поводу взрывов домов, и всего на свете в 1999 году, – сейчас я, как и многие, уже верю, что да, причастен Кремль и причастны спецслужбы. Вот этот товарищ, которого мы с вами видели, это просто позор, я не знаю, как назвать. Я уже не хочу говорить эзоповым языком. Это позор телевидения, журналистом я просто не могу его назвать. Это умный человек и очень талантливый, и вот что с ним стало. У меня нет хороших слов, эта шавка, эта моська так теперь работает. Пусть работает, потом пожалеет, может, уже жалеет. Я не хочу еще морали читать.

Елена Рыковцева: Тут есть еще один важный момент, который мы действительно, может быть, не понимаем. С Соловьевым как раз все понятно, человеку нужно показать, что государство эту тему отбивает, что оно смеется, оно от нее отпихивается и пр. Но если вы будете вникать в то, что он говорит по делу, я бы с большим интересом послушала по делу от него самого, у него есть регулярные штатные разоблачители Навального, довольно смешные по содержанию, ходит такая бригада, но это абсолютно неубедительные люди, у которых нет никакой информации, которые надувают щеки и пытаются из себя что-то изобразить. Какая контраргументация против последнего расследования Навального у этих людей, что все это построили спецслужбы. Возникает вопрос: значит, что-то все-таки подстроено, значит, все-таки что-то есть за всем этим. Этот разговор обозначить как фальшивый они не могут, они просто могут сказать: такого не может быть, что с ним эфэсбэшник разговаривал. Еще и трусы, ха-ха-ха. То есть аргументации там никакой нет. Если вы хотите получить ответ, что этот разговор фальшивый, его не было, вы его не сможете получить, если вы думающий человек, потому что там этих аргументов не присутствует. Почему на эту тему было наложено табу в федеральном эфире, как вы думаете?

Александр Мельман: Потому что даже в устах президента, что он говорил на пресс-конференции, это выглядело, мягко говоря, неубедительно, это выглядело саморазоблачением. И эти товарищи, которые управляют телевидением, понимают, что в данном случае их прижали к стенке, с них сняли трусы, поэтому они голенькие, что бы они сейчас ни говорили, это тоже будет выглядеть, мягко говоря, неубедительно, может выглядеть глупо, как угодно. У них нет серьезных аргументов на то, чтобы как-то ответить. Лучше молчать, чем говорить, – это очень правильная формула, кстати.

Елена Рыковцева: Мария нам звонит, мы поздравляем вас с Новым годом! Что вы будете смотреть по телевизору?

Слушательница: Естественно, телевизор смотреть я не буду, буду смотреть YouTube или что-то в интернете. Потому что телевизор я не включаю уже много лет, потому что это жуткая клоака, которую смотреть нормальный человек просто не может по определению.

Елена Рыковцева: Этот ответ абсолютно совпадает с монологом, который я услышала полчаса назад, когда я ехала на работу. Я спросила водителя такси, что он будет смотреть сегодня, в эти новогодние дни, он сказал, что ничего, что телевизор он не смотрит. Я сказала, что как же так, вы даже обращение президента не будете смотреть? А он говорит: "Нет, я включу. Но я давно выключаю звук, когда идет это обращение". Я спрашиваю: "Почему же вы звук выключаете?" Он говорит: "Потому что одно и то же, и сил моих никаких больше нет". Он говорит, что мое поколение, ему лет 50, возвращается в те времена, в которые мы не думали, что когда-то вернемся. Это бесконечная партия, бесконечный лидер один и тот же, бесконечная слава любимому дорогому Леониду Ильичу, и правит он уже дольше. Он сказал еще любопытную вещь: "Как в советские времена нам говорили – если будете плохо себя вести, будет как на Западе так же страшно, так сейчас нам говорят: а вы что, хотите, чтобы было как на Украине? А я хочу, чтобы было как на Украине, потому что у них меняются президенты. Телевидение должно открывать нам мир, а это телевидение закрывает нам мир, эта пропаганда и абсолютно пустые шоу. Я тему телевидения для себя закрыл". А мы с вами не будем закрывать.

Александр Мельман: Мы остались чуть ли не единственные такие динозавры, вы очень красивый динозавр, а я не очень, но мы остались последние из могикан, которые это обсуждают.

Елена Рыковцева: Я вот думаю, если вы телекритически оцениваете желтые шоу, вы, наверное, занимаетесь телекритикой, а если вы телекритически оцениваете политические шоу, то вы занимаетесь политической деятельностью...

Александр Мельман: Я скоро буду "иностранным агентом", уже пора.

Елена Рыковцева: Итак, телевизионный проект, который мы посмотрели с Александром, – шоу "Голос". Вчера оно закончилось. Ваше мнение, товарищ Мельман?

Александр Мельман: Мы как-то здесь обсуждали, был скандал на этом шоу. Вообще я его перестал в принципе смотреть, потому что, по-моему, они стали вторичны, стали банальны, повторяются, но финал я посмотрел, и он меня не разочаровал. Там была интрига, там были эмоции, там была, по-моему, замечательная победительница и замечательный другой финалист Олег Аккуратов, которого мы знаем по последнему фильму Людмилы Гурченко. Вчера я смотрел и получил удовольствие, финал удался, это было что-то такое настоящее с точки зрения телевидения.

Финалист шоу "Голос" Олег Аккуратов
Финалист шоу "Голос" Олег Аккуратов

Мне понравилось, я поздравляю победительницу, девушку 17-летнюю, которая очень хорошо поет. Какая-то интрига, я болел, болел за нее и желал Олегу Аккуратову в том числе победы, и другие были финалисты очень хорошие. Даже судьи, которые в процессе шоу пикировались между собой, Баста с Шнуровым, все это надоело вообще-то, потому что как-то выглядело достаточно дешево, – здесь они выглядели четко, благородно. Отличный ведущий, надо отдать должное. Отличный Сергей Сергеевич Жилин. Все это было качественно и хорошо.

Елена Рыковцева: Хочу свое мнение тоже высказать, немножко налить дегтя по поводу шоу "Голос", я его тоже посмотрела. Я вчера отправляла эсэмэску за Олега Аккуратова. Это слепой от рождения исполнитель, очень талантливый, он поет исключительно красиво. Что меня поразило вчера в этом финале, как вы знаете, остается в финале один воспитанник, и Баста от начала и до конца тащил, на мой взгляд, крайне неталантливого и невыразительного человека по фамилии Пасечник. Мне кажется, он не был достоин финала по своим исполнительским качествам. Он спел песню "Офицеры" Олега Газманова, которую Газманов поет блестяще, которую Пасечник спел не очень хорошо, как и все остальное, – это мое личное мнение. Но меня действительно поразило, что на первых звуках песни "Офицеры" все жюри встало и простояло все куплеты на ногах. Почему?

Александр Мельман: Так уж Газманов ее написал и исполняет, такая получилась песня, может быть, действительно попавшая в этот тренд переживаний российского общества, что все при этом теперь встают.

Елена Рыковцева: Вы тоже бы встали?

Александр Мельман: У телевизора я, естественно, не вставал.

Елена Рыковцева: Вы сидите в этом жюри, вы тоже встаете и всю песню "Офицеры" почему-то на ногах?

Александр Мельман: Когда все встают, очень трудно остаться одному. Был бы у меня какой-то принцип, здесь, извините, у меня принципа такого не было: все встали – и я бы встал.

Елена Рыковцева: Мне это непонятно совершенно, я удивилась, честно сказать. Мне очень было странно, что они простояли несколько куплетов этой песни. Окончательно в финале был выбор между Олегом Аккуратовым и Яной Габбасовой из Башкирии. Пусть не победил наш Олег, за которого мы дома отправляли эсэмэску, но хорошая девочка, 17 лет, честная победа. И первая победа Полины Гагариной в шоу "Голос" как члена жюри.

Победитель шоу Голос Яна Габбасова
Победитель шоу Голос Яна Габбасова

Нам звонит Владимир из Новороссийска. Здравствуйте, Владимир.

Слушатель: Я не смотрю наше телевидение, только информационные каналы. Что касается сегодняшнего вечера, обязательно посмотрю эпизоды с Этушем "Иван Васильевич", когда царек называет его холопом. Что касается вашего обсуждения по Навальному. Недавно на "Настоящем времени" была аналитическая передача как раз о молчании федеральных каналов после расследования, в Петербурге выходили люди с плакатами "ФСБ трусы". Главное – это коллаж, который они выставили: "Молчание кремлят". Они подробно обсуждали каждый федеральный канал. Я хочу вас поздравить, для вас это был блестящий год, у вас увеличиваются слушатели. Профессиональной удачи всему вашему коллективу, вам лично, Александр, и вам лично, Елена.

Елена Рыковцева: Спасибо! Интересно, что "Настоящее время" делали такую передачу, потому что это обращает на себя внимание, – эти молчат, а этот один за всех, но на такую аудиторию, которая знает, в чем дело, она не будет просвещена больше, чем та, которую нельзя просвещать.

Александр Мельман: Он еще по телевизору говорил: как же так, они раскрывают телефоны спецслужбистов, они выполняют задание родины, патриоты. Я слушаю и думаю: мы же знаем, чем они занимаются, что ты говоришь?

Елена Рыковцева: Эта организация занимается разными вещами, по счастью, которые впрямую касаются защиты граждан, их здоровья и жизни. Но мы уже говорили, что есть политический сыск, который просто удивительным образом непонятно, на что и зачем он это делает. Я хочу поделиться с вами своими впечатлениями: заканчивается шоу "Голос" и вдруг начинается эфир Ивана Урганта. Когда дали рекламу того шоу, я сразу не поняла, что происходит. А это была стилизация под старые итальянские концерты с ведущим "итальянцем", все говорят "по-итальянски", Киркоров там, Бузова, то есть впервые эта тусовка, которая вызывает аллергию, она ее не вызвала, потому что их так потрясающе загримировали под итальянцев. Ну, может быть, немножко с репризами было не очень, написать смешные тексты не успели. Вы бы советовали такое смотреть?

Александр Мельман: Я просто умилялся и упивался, мне было хорошо, мне так захотелось в Италию. Мне вообще захотелось стать итальянцем, извиняюсь, мои еврейские товарищи. Это было так весело, так здорово. Я стал вспоминать все Сан-Ремо, что нам в 80-е годы показывали, мы этим жили. Эти все артисты, которые к нам приезжали, от Пупо до Челентано – это вообще был фурор. К сожалению, мода на них прошла. Они показывали атмосферность итальянских шоу – это классно, просто так стильно, так умело. Я их даже поздравляю с этим, это довольно тонко.

Команда "итальянцев" под руководством "Джованни Ургатти"
Команда "итальянцев" под руководством "Джованни Ургатти"

Елена Рыковцева: Это было очень неожиданно. То есть что-то хорошее, неожиданное можно найти для себя на ТВ в Новый год. У "Вечернего Урганта" есть аккаунт в YoTtube, они наверняка выложили там это шоу, посмотрите. Опрос москвичей на улице, что они будут смотреть.

Что вы будете смотреть по телевизору в новогоднюю неделю?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:28 0:00

Александр Мельман: Я с большинством из зрителей согласен. Перед тем, как к вам прийти, я в сотый раз смотрел "Москва слезам не верит", опять переживал и плакал, потому что мне кажется, что в чем-то Катерина – это я, личное что-то в этом.

Елена Рыковцева: Александр, а как вы стали телекритиком, расскажите нам, пожалуйста? Вы случайно не работали на фабрике перед этим?

Александр Мельман: Я работал в типографии, я работал рабочим, я был лучшим молодым рабочим, висел на Доске почета. Это была типография "Правда", потом она стала "Пресса". Благодаря моей теще Марине Соломоновне, она увидела в "МК" объявление, что требуется в телерадиоотдел журналист. Я написал в "МК", это был 1995 год, почему я очень люблю Эльдара Александровича Рязанова, почему он ушел из "Кинопанорамы". Это через неделю вышло в "МК", через полтора года меня взяли в штат, а до этого внештатно я работал в "МК". Уже больше 20 лет я телекритик.

Елена Рыковцева: То есть вы Катерина в том смысле, что вы из типографии, прямо из цеха стали если не начальником "МК", то хотя бы начальником темы телевидения в газете "Московский комсомолец". Я по поводу "Голубых огоньков" не поняла, что имеет в виду наша прохожая, потому что они все, по-моему, сохраняются, обычные форматы каких-то карнавалов на Первом канале, "Голубой огонек" с переделанными словами, наверное, про американских президентов, как обычно, на Втором канале, а "Маска" – это я не знаю что.

Александр Мельман: НТВ. Первый канал, который пятый год уже проигрывает каналу "Россия-1" по рейтингу, он сейчас делает огромные усилия, чтобы выиграть как раз Новый год. Это очень серьезный и сильный пиар. У Максима Галкина сейчас было два вечерних шоу, где они говорят: смотрите только Первый канал, оставайтесь с Первым, мы вам покажем лучшее. Действительно, они же посвятили, у Галкина это было 25 лет "Старым песням о главном". Замечательный проект, вы со мной согласитесь…

Елена Рыковцева: Я к нему равнодушна.

Александр Мельман: Это было прекрасно, Эрнст с Парфеновым тогда сделали. Их за это очень много ругали, потому что они как бы возродили коммунистов, моду на КПСС и так далее, но это другой вопрос. Они на Первом канале покажут, потому что ничего нового интересного они, естественно, не придумают, лучшее за 25 лет из тех "Огоньков", которые они показывали на Первом, ОРТ и так далее.

Елена Рыковцева: Это после 12, а до 12 что-то более-менее новое?

Александр Мельман: Новое – это хорошо забытое старое все равно. Правда, у Урганта как раз получилось новое. На "России-1" будет дурацкий консервативный "Огонек" с дурацкими частушками.

Елена Рыковцева: Они действительно эти частушки переигрывали много лет. Мы с вами сколько сидим разговариваем о телевидении, столько лет эти частушки выигрывают у Первого канала.

Александр Мельман: Новый год "Россия-1", как Первый ни старается, они по году выигрывают, но и Новый год выигрывают. "Россия-1" очень хорошо знает и понимает состояние общества сейчас, состояние зрителей сейчас, массового зрителя, который остается еще у этого черного ящика. Тем не менее, он действительно влияет на умы, Соловьев по-прежнему еще влияет, хотя мы говорим, что телевизор смотрит 60+ аудитория – это не совсем так, конечно же. У нас консервативная традиционная страна, где телевизор еще играет некую роль. Но все это уйдет. Уже действительно очень многие не смотрят, как ваш водитель, он прав. Наша профессия телекритика уходящая уже, я уходящая натура. Но то, чем они занимаются в пропаганде, – это серьезно, это важно, важно об этом говорить, важно это понимать, это разоблачать по мере сил. Все остальное, есть, например, канал "Культура", мой любимый канал, рейтинг меньше 1% населения его смотрят. Вот, пожалуйста, тогда о чем говорить?

Елена Рыковцева: Конечно, вот говорят: это пропаганда телевизионная, ее никто не смотрит по телевизору. Пожалуйста, включите ваш YouTube замечательный и посмотрите, сколько пропаганда собирает просмотров там. Посмотрим сюжет Анны Хламовой, как исследователи определяют предпочтения россиян.

Итоговые телевизионные рейтинги 2020
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:44 0:00

Елена Рыковцева: Видите, по опросам одно, а "Медиаскоп" отдает первенство "России-1".

Александр Мельман: Первый протестует против того, что делает "Медиаскоп", говорит, что все это неправда, по обзвонам мы первые.

Елена Рыковцева: У ВЦИОМа получается Первый. И вы поняли, что по этой справке Владимир Соловьев в прошлом году был на первом месте с его проектами, это первое место с 6%, но все равно первое, больше чем 6% никто не собрал.

Александр Мельман: Надо отдать должное, он ведет это ярко. То, что вы показали на YouTube, – это некий зашквар, все-таки в телевизоре он старается не то чтобы быть более сдержанным, но более хотя бы стильным, хотя тоже по-разному там происходит. Действительно, я сравниваю его с другими ток-шоу пропагандистскими, он действительно в этом смысле самый талантливый журналист – это так и есть. Он просто дает продукт, действительно это телевизионное зрелище. Я тоже на него подсел, каюсь, но я стараюсь быть с другой стороны, смотрю на это другим взглядом. Но все-таки он на меня влияет тоже, увы. Другое дело, мы же не будем спорить, что пропаганда, классика определения – это смесь правды, полуправды и лжи. Я порой там нахожу и некую правду, некий смысл для себя, я это для себя тоже беру. Что касается лжи, я стараюсь это все действительно отделять. Там есть на чем плясать. Когда мы видим, что происходит в той же самой нашей любимой Америке и Украине, там есть о чем говорить. Я недавно как раз пересматривал украинские ток-шоу, наша пропаганда, их сравниваешь – очень они дополняют друг друга, они это делают достаточно профессионально. Когда Соловьев говорит: вот смотрите, когда во Франции были волнения, французская полиция – и все молчат, а в Беларуси – все об этом кричат. Я как Светлаков у телевизора: что ты говоришь, в Беларуси разве они повредили хоть одну витрину, сожгли хоть одну машину, то, что было в Париже? То есть это абсолютное передергивание.

Елена Рыковцева: Эта аргументация, конечно, у любого мыслящего человека вызывает, мягко сказать, недоумение. То же самое к московским протестам имело отношение: а вот как французы жестко обращаются с "желтыми жилетами", колотят и пр. Конечно, всюду жестко обращаются с теми, кто бьет витрины. Но московские протестующие не бьют витрины, не сжигают машины. Конечно, эта аргументация абсолютно в духе Владимира Владимировича, который самый главный Владимир Владимирович.

Александр Мельман: Кстати, о Владимире Владимировиче, это же такой хедлайнер нашего телевидения. Пресс-конференция на меня произвела большое впечатление.

Елена Рыковцева: Вы, кстати, не высказывались о ней. Пожалуйста.

Александр Мельман: У меня было время, не знаю, к счастью или нет, наконец-то сесть у телевизора и пять часов все это посмотреть. Раньше у меня не получалось, потому что я был в редакции, писал в это время свою колонку, как правило. Сначала на меня эта пресс-конференция произвела большое впечатление. Я почти как искандеровский кролик, меня он заглотил, как удав. Действительно был такой Кашпировский, таким образом он гипнотизировал всю страну. Мы видели, некоторые ответы его не попадали, но в общем это была хорошая подготовка, компетентность и так далее. Другое дело, мы же видели Путина совсем другого за неделю до пресс-конференции, когда он отвечал на вопросы Совета по правам человека, он был совершенно не в теме, что называется, ему было все равно, он был совершенно некомпетентный, ничего не знающий. Или когда он отвечает на вопросы, у Соловьева было с ним интервью, он это делает замечательно, других пропагандистов – Кондрашова Андрея и так далее. А вот он был с Ванденко, опять он говорит глупости, говорит невпопад. Два разных Путина, может быть, это двойники какие-то, я не знаю. Мы под лупу посмотрели, что он отвечал по Навальному, что он отвечал по корреспонденту "Коммерсанта" Ивану Сафронову, опять он говорит ерунду, опять его раздели. В результате он показывает себя как голый король, мышиный король, власть сверху. Вот этот Кудрявцев так называемый – это какой-то Шариков из очистки, не более, это вот они взяли власть. В результате, как он выкручивается, как он смеется, как он говорит "хотели бы убить – сделали". Это противно, это гадко просто. Это ФСБ, это кагэбэшно. Вот такой мне видится Путин, как голый, хотя вначале я как кролик, почти он меня уже съел, но я вовремя, по-моему, вылез.

Елена Рыковцева: То есть вам кажется, что не каждый раз его одевают, то оденут, то выпустят голым на арену.

Александр Мельман: Не всегда готов, плохо готовится иногда.

Елена Рыковцева: Вы совпадаете в своих ощущениях с водителем, с которым я сегодня ехала, который не может его слушать вообще. Вы хотя бы пять часов послушали, вы профессионал, вы можете слушать и того, и другого.

Александр Мельман: У меня просто никогда не было времени. А так я слушаю, мне интересна его реакция, мне хотелось понять реакцию человека, которого спросят – уж как спрашивают, это другой вопрос – и про Навального, и про Сафронова и так далее. Он интересен в своих проявлениях, Путин. То, что говорят, что ему давно все это надоело, нет, не надоело. Другое дело, меня, конечно, насторожило, он сказал, когда вопрос был Колесникова, почему он продлил сроки, Конституцию изменил: "Я это сделал в интересах России". Последнее, что он сказал: "Я выпью за Россию". Бог с ним, это личное, может быть, он женат на России – это его личное дело, пожалуйста. Но когда человек говорит "в интересах России" и нарушает Конституцию – это очень похоже, что написал Владимир Ильич Ленин, когда он писал: морально все, что выгодно пролетариату. Вот морально было поставить к стенке, морально было устраивать "красный террор", потому что это выгодно было пролетариату, как они считали, большевики, потом их самих к стенке поставили сталинские товарищи. Так и здесь: морально для России, важно для России изменить Конституцию – пожалуйста. Морально для России, для спокойствия России, чтобы убить, отравить Навального, вот это и делается. У меня только такие ощущения.

Елена Рыковцева: Александр, я не знаю, как вы, я купила программку новогоднюю и подчеркнула кое-что. Сразу скажу, что я подчеркнула: "Бриллиантовая рука", "Кавказская пленница", "Иван Васильевич", "Ирония судьбы". Больше я ничего не нашла, что подчеркивать. Нашла один фильм, кстати, опять же по Первому каналу, "Викторина" он называется. Это новый английский фильм, как я понимаю, о служащем британской армии, который нечестным путем выиграл в передаче "Как стать миллионером". Вот единственное, что я подчеркнула из того, что не смотрела раньше. Что вы подчеркнули?

Александр Мельман: Я не подчеркиваю. У меня всегда есть программка, я же в газете работаю. На "Культуре" будут мои любимые "Песни-73", "Песни-81", я все это с удовольствием буду смотреть. Будут какие-то старые "Кинопанорамы" с Эльдаром Рязановым, я буду это смотреть. Я живу в том времени, мне там хорошо, я ухожу туда, и мне там нравится. Действительно, эти все фильмы, которые вы перечислили. Ведь за эти 90-е, нулевые что они сняли? Они ничего не сняли. Все мы смотрим вот это и наслаждаемся сотый раз.

Елена Рыковцева: Мы поздравляем вас, уважаемые слушатели, зрители с Новым годом! Пейте, ешьте как следует и будьте очень здоровы, хотя бы чтобы нас смотреть в добром здравии.

Видео всей передачи

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Материалы по теме

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG