Ссылки для упрощенного доступа

Слова вице-спикера Госдумы Петра Толстого о людях, "выскочивших в 1917 году из-за черты оседлости", вызвали шквал гневных комментариев и обвинений в его адрес в антисемитизме. Между тем понятие "черта оседлости" применялось в России не только к евреям, но и к цыганам. Несмотря на то что российское государство уже не ограничивает право цыган на свободное передвижение, о равном соблюдении своих прав по сравнению с другими группами населения они могут только мечтать. Подтверждение этому – история поселка Айша в Татарстане, куда цыгане приехали в конце 80-х годов 20-го века. Сегрегация в школе, отдельная новогодняя елка без подарков, проверки на наркотики три раза в год, попытки изъятия детей из-за долгов за коммунальные услуги и сноса цыганских домов – все это современные реалии поселка, в котором побывали корреспонденты проекта "Идель.Реалии" Вадим Мещеряков и Регина Хисамова.

Айша находится по дороге из Казани в Зеленодольск почти на подъезде к последнему. Село – центр сельского поселения, состоящего из шести населенных пунктов. В них проживает более четырех тысяч человек. Айша основана в 1780 году. Она стала известна несколько лет назад после публикаций СМИ о том, что в поселке вот уже больше 15 лет живет цыганский табор.

Айша
Айша

Табор расположился на трех соседних участках. 30 лет назад цыгане приехали в Татарстан и поселились сначала в поселке Нижние Вязовые. Часть цыган до сих пор живут именно там – на другом берегу Волги; остальные перебрались в Айшу.

С 2013 года о цыганах стали писать республиканские СМИ. В основном о том, что они мешают местным жителям. Позже в селе организовали союз "Цыгане" и "Союз цыганских женщин". Сейчас цыгане от этих организаций открещиваются и говорят, что те, кто решил таким образом помочь, ничего хорошего не сделали. Союз, как заявляли несколько лет назад его организаторы, был создан для решения проблем с посещением школы детьми-цыганами.

Именно из-за детей-цыган и нашумевшего протокола аппаратного совещания в мэрии Зеленодольска об изъятии детей из-за долгов по ЖКХ корреспонденты "Идель.Реалии" отправились и в Айшу, чтобы из первых уст узнать, как живется цыганам в Татарстане, коснулась ли их проблема изъятия детей и что им мешает жить спокойно.

"Вам кажется это нормальным?"

Найти цыганский табор в Айше совсем несложно – от автобусной остановки пешком по улице Школьной всего пара минут. Пройти мимо не получится: дома цыган заметно отличаются от остальных в округе. В первую очередь – отсутствием заборов. К участку цыган ведет небольшая грунтовая дорога. У домов сушится одежда на веревках, почти у каждой из дюжины построек лежит елка, оставшаяся с новогодних праздников.

Между домами заборов также нет – все они стоят не так далеко друг от друга. Посередине – дорога, у домов припаркованы автомобили – несколько ВАЗов и иномарки. Во дворе никого.

Мы стоим посреди двора и пытаемся определить, какой из домов принадлежит барону – Яношу Кальдаросу. В окнах появляются люди и тут же исчезают. В основном – дети и женщины. Через несколько минут из одного дома выходит седой высокий мужчина лет 50 – на его правой щеке, заросшей щетиной, кровь. Он закуривает сигарету и неспешно идет к нам.

– Добрый день!

– Здравствуйте! – отвечает он.

Объясняем, что мы журналисты и пришли поговорить о скандальном документе администрации Зеленодольска, а также узнать, забирали ли детей у цыган из-за того, что те не платили за коммунальные услуги. Пока всё это рассказываем, нас обступает уже с десяток цыган. Приходится объяснять снова.

– А вам кажется это нормальным? – спрашивает нас одна из подошедших женщин.

– Вы о том, что детей изымают, если семьи не платят за ЖКХ? – уточняем мы.

Женщина кивает.

– Нет, но мы приехали узнать, пытались ли у вас таким образом изъять детей.

– Были суды, но у них не получилось, – объясняют они.

Скандальный протокол: за что можно забирать детей?

Через несколько дней после окончания новогодних праздников СМИ опубликовали протокол аппаратного совещания в мэрии Зеленодольска, которое прошло 12 декабря прошлого года. Документ подписан главой города Александром Тыгиным.

"Организовать работу отдела опеки и попечительства по изъятию несовершеннолетних детей, проживающих в жилых помещениях с задолженностью за энергоносители, докладывать еженедельно", – говорится в документе.

Организовать работу отдела опеки и попечительства по изъятию несовершеннолетних детей, проживающих в жилых помещениях с задолженностью за энергоносители, докладывать еженедельно

После опубликования документа в СМИ и.о. прокурора Татарстана Артем Николаев поручил провести проверку информации. Этим делом занялась городская прокуратура Зеленодольска. Установлено, что протокольное поручение Тыгина реализовано не было – прокуратура не нашла подтверждения информации об изъятии детей за задолженности. В прокуратуре также уточнили, что поручение Тыгина содержит некорректную формулировку, которая дает основания для неоднозначного толкования.

Старший помощник прокурора Татарстана Руслан Галиев пояснил, что, согласно Семейному кодексу, ребенок может быть отобран из семьи только в случае наличия непосредственной угрозы его жизни или здоровью. Тем не менее, начальнику отдела опеки и попечительства Зеленодольского района вынесли предостережение о недопустимости нарушений федерального законодательства и о возможной административной и уголовной ответственности.

Александр Тыгин сообщил изданию "БИЗНЕС Online", что задача вызвавшего такой резонанс протокольного поручения – работа на упреждение после трагедии в селе Старый Кувак (Лениногорский район Татарстана), где погибло шесть человек (в том числе пятеро детей).

– Там семья была отключена от коммунальных услуг из-за долгов, произошла трагедия. Изъятие детей из семьи очень четко регламентируется законодательством. Это возможно только в случае угрозы. Смысл нашего протокола в том, что должники – всегда рисковая категория. И необходимо оценивать, есть ли риск угрозы жизни и здоровью детей. Если такой риск есть, решения должны быть приняты своевременно. Если угроза есть, то мы двигаемся в соответствии с законом, чтобы, не дай бог, не потерять детей. Если угрозы нет, то нет никаких оснований для изъятия. Коммунальщики будут работать с должниками сами, – пояснил Тыгин.

На данный момент в Зеленодольском районе 98 семей с детьми, в которых есть крупные долги за услуги ЖКХ, а 30 семей с детьми были отключены от услуг ЖКХ за долги.

Отреагировала на инициативу Тыгина и уполномоченный по правам ребенка при Президенте России Анна Кузнецова, которая отметила, что "ребенок – не разменная монета, а изъятие несовершеннолетних детей за любые долги противозаконно".

"Не любит он цыган, и все тут"

– Можете рассказать подробнее про суды?

– Он [Александр Тыгин, глава района] просто не знает, как к нам подцепиться, – уверен отец местного барона Роман Кальдарос. – На суде, который по детям был, судья спросила у опеки, имеют ли они какие-то претензии к цыганам, какие-то намеки на то, что они плохо живут. Она сказала, что нет, что мы нормально живем. Тогда судья спросила, для чего они вообще тогда в суд подали. Они молчат, и все. Боятся Тыгина.

– Но суд всё же встал на вашу сторону, – уточняем мы.

– Да, спасибо им большое за это. Но бывает, что суд себя тоже неправильно ведет. Всё это липа, не любит он цыган, и всё тут.

Цыгане рассказывают, что у них за последнее время было несколько судебных процессов по опеке, однако во всех случаях суд оставался на стороне цыган.

Даже русские своим детям такое не покупают, как мы покупаем

– Дети у нас чистые, дома у нас тоже прибрано, во дворе всё нормально, – рассказывает пожилая женщина, мать Яноша Кальдароса. – У наших детей нет вшей, ничего нет, мы их кормим хорошо. Местные, которые в магазине работают, говорят, что даже русские своим детям такое не покупают, как мы покупаем.

Главой района – Александром Тыгиным – цыгане недовольны и порой позволяют себе жестко о нем высказываться. Они уверены, что до его прихода всё было нормально – цыгане жили мирно и никому не мешали. Власти же, напротив, уверены, что только с приходом нынешнего руководителя в Айше удалось наладить мир и согласие. До этого администрацию якобы заваливало жалобами из Айши и Нижних Вязовых. Тыгин в 2013 году даже назначил своего заместителя – Фоата Шамсиева – куратором "цыганского вопроса" в районе.

На портале "Зеленодольск.ру" можно найти несколько жалоб, в которых местные жители заявляют, что весь мусор в поселке именно от цыган. В одной жалобе указано, что и местное "искусственное озеро они превратили в помойку". Все эти жалобы поступали до 2013 года, а если почитать остальные обращения того времени, то окажется, что четыре года назад в селе вовсе не было контейнеров для мусора и местные справлялись как могли, причем не только цыгане.

– А за что пытались отнять детей? Только из-за того, что вы якобы "плохо живете"? – пытаемся узнать подробнее.

– Говорили, что мы за услуги не платим, а мы – платим! У нас только в одном доме газ, а в остальных – печки на дровах, – рассказывает барон. – Электричество законное, счетчики стоят. Остальные – родня: братья, сестры – мы все одна большая семья. Я не знаю, что ему [Тыгину] надо, он нас просто ненавидит. Он не бог, чтобы решать, что с нами делать. На него весь город злой, он у многих знакомых отнял мелкий бизнес.

– У вас дома законные или самострой? – вновь уточняем мы.

– Три законные, остальные – нет. Но платим мы за все расходы.

Барон Янош Кальдарос отводит нас в сторону и показывает на несколько столбов. На них висят счетчики. "Мы платим за свет, у нас общий счетчик", – заверяет он и объясняет, что свет в небольшие домишки проводили электрики, а платят за него те, у кого дома находятся в собственности.

Адвокат Рушана Камалова, которая год назад защищала цыганскую семью от возможного изъятия детей, рассказала "Идель.Реалии" некоторые подробности того дела. Так, по ее словам, администрация в лице отдела опеки и попечительства подала гражданский иск об ограничении родительских прав цыганки, проживающей в Айше. Речь, вспоминает Камалова, шла о нескольких детях.

Отсутствие металлического листа около печки – это не то основание, по которому детей надо изымать из семьи и лишать матери

– Для иска были формальные причины, поскольку ограничение родительских прав – очень серьезная мера, которая применяется судами с осторожностью. Для этого должны быть особые условия, представляющие опасность для жизни и здоровья ребенка. В данном случае были лишь формальные основания, а именно – заключение отдела опеки и попечительства, что дети якобы живут в ненадлежащих условиях, – рассказывает адвокат.

Она напоминает, что по данному делу не были опрошены сами дети, хотя некоторым из них на тот момент было уже больше десяти лет и "их мнение однозначно должно было учитываться".

– Они придрались к тому, что детей ненадлежащим образом воспитывают, поскольку они пропускают школу, а пожарная инспекция дала заключение, что печка в доме небезопасна – должен быть металлический лист около печки, а его у них не было, хотя мама утверждала обратное. Фотографии суду также представлены не были. Отсутствие металлического листа около печки – это не то основание, по которому детей надо изымать из семьи и лишать матери. Зеленодольский городской суд встал на сторону матери и оставил иск без удовлетворения, – уточняет Рушана Камалова.

Наркотики, болезни и первый "Ц"

Мать барона любезно приглашает нас в свой дом. "Обувь можете не снимать, проходите так", – говорит она. Заходим на кухню. Справа – белая печь. На стенах – яркие обои и часы с изображением Владимира Путина. Посреди комнаты стол, у противоположной стены – кухонный гарнитур и холодильник. В другой комнате виднеется внушительных размеров вышитая картина; на ней – Дмитрий Медведев.

Присаживаемся за стол. Отец барона – Роман Яношевич – предлагает чай. Сам же пожилой мужчина закуривает сигарету, садится на стул, после чего приступает к беседе.

– Мы за всё платим, сейчас жена принесет документы, – говорит Кальдарос-старший.

Женщина приносит счет-фактуры и показывает, что все они оплачены.

– Тыгин приезжал к нам весной прошлого года. Увидел, что у нас тут дрова и опилки валяются – мы привозили их, чтобы печки топить. У всех такое весной во дворе валяется. Потом мы всё собрали и сожгли, – рассказывает мать барона. – Вот поэтому они и хотели у нас детей отобрать. Весной соцработники на суде заявили, что мы не платим за свет и воду и что у нас грязно. Судья же ей ответила, что за то, что кто-то не платит за коммунальные услуги, детей не отбирают.

Цыгане рассказывают, что несколько раз в год их заставляют проходить проверку на наркотики. По их словам, за всё это время не было выявлено ни одного случая приема запрещенных веществ. Кроме того, местные жители говорят и о прохождении обследования на различные заболевания. По их словам, их заставляют это делать трижды в год.

Больше всего цыгане оказались возмущены тем, что в прошлом году, когда в Зеленодольском районе несколько цыган заболели желтухой, власти тут же объявили их очагом распространения заболевания. В этом году цыгане стали “эпицентром распространения туберкулеза”. "У нас в районе сотни людей болеют туберкулезом, но как только одна цыганка заболела, так сразу мы виноваты!" – возмущается мать барона.

Подарков тоже не было, мы их купили на свои деньги. У татарских и русских детей были какие-то подарки за счет бюджета

– Это еще ладно. 27-28 декабря в [Айшинской] школе прошла елка для детей. Но одна из них была для русских и татарских детей, а другая – для наших. Мы потом спросили, почему для наших детей отдельно? Подарков тоже не было, мы их купили на свои деньги. У русских и татарских детей были какие-то подарки за счет бюджета, – рассказывает Янош Кальдарос.

В этот момент его мать встает и выбегает из дома. Через пару минут она возвращается в сопровождении двух детей семи-восьми лет – девочки и мальчика. Оба опрятные и одеты в школьную форму.

– Вот! Спрашивайте! – заявляет она и показывает на детей. – Были у вас подарки на Новый год в школе? Давали их вам?

– Нет, – смущаясь, отвечает девочка.

– А елка? Елка отдельно была?

– Да, – синхронно отвечают дети, после чего бабушка отправляет их назад (Журналистам "Идель.Реалии" не удалось проверить информацию о подарках и отдельной елке – директор айшинской школы отказалась с нами беседовать, сославшись на то, что для этого ей нужно разрешение администрации и управления образования).

В целом отношение к детям, рассказывают цыгане, нормальное. А то, что у них отдельный класс – 1 "Ц", тоже не так страшно. "Наши дети не ходят в детский сад, поэтому они до школы могут не знать русский язык. Они его с трудом учат, поэтому их отделили", – уверены цыгане.

Школа
Школа

"Они просто не хотят принимать нашу культуру"

– Вы еще здесь? – барон возвращается в дом.

Он несколько раз топнул по половику, протер ноги и хотел было пройти дальше, но зазвонил его телефон. На рингтоне у Яноша – припев песни Наргиз и Макса Фадеева “Мы вдвоем”. Поговорив по телефону, он молча встает рядом со столом и слушает.

– Я читала в местной прессе, что не у всех вас есть паспорта, то есть не все вы – граждане России? – спрашиваем у цыган.

– Как не у всех? У всех! – удивляется женщина.

– Конечно, у всех, – поддерживает мать Яноша.

Женщина достает пачку документов. Там паспорта, страховые и медицинские полисы, свидетельства о рождении. Она открывает несколько паспортов и показывает их нам.

– Странно выходит, что вам приходится оправдываться перед нами. Прошу прощения за это. Но ведь так не только с нами? – спрашиваем мы, но цыгане не очень понимают, за что мы просим прощения. – Я к тому, что вы граждане России, у вас есть права собственности на эту землю и дома, у вас есть ваши дети, а выходит, что вам приходится всем доказывать, что у вас есть права на все это.

– У каждого вот это всё [паспорта] есть! Можете сфотографировать. У каждого! У каждого все есть! – продолжает женщина.

– Вы не должны оправдываться.

– Да, – соглашается барон.

– Они просто не хотят принять нашу культуру, – поддержала его мать. – Они даже лезут в наши обычаи. По закону мы будем жить. Им ничего не нравится у нас. Мы живем нормально, у нас чисто, у нас не воняет, у нас всё хорошо. Богатства у нас тоже нет, чтобы завидовать. Даже вот в апреле к нам приходили журналисты, говорили, что хотят снять наш праздник (8 апреля – международный День цыган). А потом сказали, что первое слово у наших детей – "дай".

"Мы сами хотим наладить свою жизнь"

– Нам Тыгин сказал, что до августа 2017 года нам надо съехать – иначе наши дома снесут, – рассказывает Роман Кальдарос.

– Прям так и сказал? Есть документ какой-то? – спрашиваем у него.

– Есть решение суда. Но мы его не забирали, – добавляет его сын.

– А за что сносить хотят?

– Потому что у нас тут три участка, но двадцать домов. Получается, что три дома у нас законные, остальные – просто построены. Когда мы сюда переехали, приехали родственники – не выгоню же я их. У нас так не положено, – объясняет барон.

Нам Тыгин сказал, что до августа 2017 года нам надо съехать – иначе наши дома снесут

– Вы хотите остаться в ваших домах?

– Ну, как я смогу? У меня дом законный, но вот тут, – указывает Роман Кальдарос на стоящий рядом дом, – живет моя дочь. Если ее дом снесут, то как я смогу жить здесь? В одном доме жить мы не сможем.

– Продадим дома, уедем, – поддерживает мужа женщина. – Мы не заставляем никого жить по нашим традициям. Поэтому не нужно нас заставлять жить по вашим – мы же живем по закону России. У нас так не принято, чтобы дети уезжали от родителей. Мы все – одна семья. У нас дети не пьют, наркотики не принимают, на дискотеки не ходят. Моему сыну 41 год, но он до сих пор мне отчитывается о том, где бывает. Если его нет ночью, то я его спрашиваю, где он был, звоню ему. Если у нас кто-то ворует, то пусть его забирают, если он правда это делал. Но у нас не воруют же!

Янош Кальдарос рассказывает, что намерен купить гектар-полтора земли для табора и жить там, но уверен, что власти в лице Александра Тыгина "будут вставлять палки в колеса".

– Скажет своим подчиненным не продавать землю, и нам придется ездить в Казань, жаловаться. Остальные дома можно оформить, но такие хибары мы не хотим оформлять, как сарай и так далее. Мы не хотим этого, а строить дома тут не хватает места. Это все временные постройки. Тыгин весной сюда приезжал, мы разговаривали. Я сказал, что хотим купить землю в Зеленодольском районе, на что он ответил, что здесь мы ничего купить не сможем. Он предложил нам уехать в Марий Эл и жить там, – поясняет он.

"Он что, бог?"

За всё время, проведенное с цыганами, никто из них не смог пояснить, на каком основании их должны выселить. Уже по возвращении в Казань на сайте Зеленодольского городского суда мы обнаружили, что в тот же день, 18 января, в 15:00 в суде будет очередное судебное заседание по этому делу. И тут всё встало на свои места. В августе прошлого года в городском суде началось рассмотрение дела по гражданскому иску исполкома Айшинского сельского поселения к цыганскому барону Яношу Кальдаросу о сносе самовольных построек. Однако в сентябре суд назначил земельную экспертизу. Готовилась она почти полгода, и вот, в середине января, эксперты ее предоставили.

– Янош, у вас суд сегодня по сносу, вы не так всё поняли, – звоним барону.

– Суд же уже был.

– Нет, не был. Точнее, назначили экспертизу, но она готовилась долго. Сегодня в 15:00 заседание.

– Хорошо, я приеду.

В Зеленодольском городском суде выяснилось, что иск не только к барону, но и к его тете – Софье Христове. Она на заседание не явилась, так как не была должным образом уведомлена, уверен барон.

В коридоре Кальдарос заметил девушку. Она – сотрудник исполкома. Барон подошел к ней, поздоровался и начал разговор.

– Приехали, значит?

– Ага.

– Знайте, что я всех пошлю, возьму и загорожу [свои участки]. И главу [Александра Тыгина] тоже пошлю, он что, бог?

– Делайте так, как требует закон, – девушка явно не хотела разговаривать об этом с бароном.

Через пару минут секретарь суда позвала участников процесса и слушателей в зал. Судебное заседание перенесли на начало февраля, так как стороны еще не успели ознакомиться с результатами экспертизы. Янош Кальдарос все же успел в суде заявить, что им ничего не нужно. Главное, чтобы от них просто отстали.

"Не учли длительное проживание цыган в своих домах"

Попытки выселить цыган уже влетали российским властям в копеечку. Европейский суд по правам человека в октябре 2016 года вынес решение по делу "Багдонавичюс и другие против России" и присудил восемь тысяч евро каждому из 33 заявителей за снос домов и принудительное выселение цыган, проживавших в поселке Дорожное Калининградской области.

В начале нулевых некоторые цыгане получили решения суда о признании их права на недвижимость, однако большинство из них так и не смогли собрать все необходимые документы для оформления домов. 38 цыганских домов объявили самовольными постройками и постановили снести. В 2006 году они были снесены, а жителей выдворили на улицы. Кроме того, по данным правозащитников, сотрудники ОМОНа применяли силу к тем, кто протестовал против сноса.

Осень 2006 года лишившиеся жилья цыгане провели в палатках без электричества и газа. ЕСПЧ в своем решении отметил, что дома были построены в советское время, а российские суды признали их незаконными, лишь опираясь на отсутствие современных документов о праве собственности. Национальные суды, решил ЕСПЧ, не учли длительное проживание цыган в домах, а власти не предоставили возможность узаконить постройки. Европейский суд единогласно постановил, что снос домов и принудительное выселение – это нарушение статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Европейской конвенции.

Россия, однако, обжаловала постановление в Большую палату ЕСПЧ. Решение по жалобе еще не принято.

Цыгане из Плеханова

Один из самых известных случаев противостояния цыган и российских властей произошел в прошлом году. Весной 2016 года в поселке Плеханово в Тульской области – одном из самых крупных цыганских поселений России – произошла массовая стычка с местным ОМОНом. 15 марта около 400 домов в поселке остались без газа по причине попадания в трубопровод воды из-за неудачной врезки. Сотрудники газовой службы выехали на место и обнаружили на трубопроводе множество врезок. Было принято решение ликвидировать целую секцию, а на следующий день около ста местных жителей вышли на акцию протеста к поселковой администрации, подожгли покрышки, забросали камнями рабочих и разбили окна у экскаваторов.

На следующий день, 17 марта, в поселок ввели ОМОН для обеспечения безопасности газовиков. Полицейские при задержании применяли физическую силу. Всего в поселке проживает около 300 цыганских семей. В 2013 году власти признали почти 130 домов самостроем и приняли решение их снести.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG