Ссылки для упрощенного доступа

"Мы здесь пока еще не власть"


Полиция недалеко от штаба Алексея Навального во Владивостоке, 15 мая 2016 года

Как власти мешали открытию штаба Алексея Навального во Владивостоке

Во Владивостоке открылся 30-й по стране штаб кампании Навального, и это открытие, по словам руководителя всероссийского штаба Леонида Волкова, оказалось "самым странным" из всех, что были до сих пор. Местных активистов задерживали и арестовывали, проводили обыски, останавливали на дороге, они убегали от полиции, обнаруживали за собой слежку. Несколько раз штаб переезжал с места на место, собственники отказывались от "проблемных" арендаторов, в последнем помещении в день открытия поменяли замки, а зал для пресс-конференции пытались снять восемь раз.

"Власть должна бояться, что люди выйдут на улицы"

В день открытия штаба Навального, 15 мая, по дороге из аэропорта Кневичи в город выстроилось необычно много кортежей дорожной полиции, и это заметили все автомобилисты, которые оказались в этом районе. В 16.30 приземлился самолет из Москвы, на борту которого летел руководитель штаба Навального Леонид Волков. Машину по дороге в центр Владивостока пять раз останавливали сотрудники ГИБДД. Один раз у правоохранителей возникли претензии к наклейке с номерами двигателя и кузова на двери. Еще один раз у Волкова забрали паспорт на проверку и долго не отдавали, спрашивая, терял ли он документ и почему не обратился в полицию. Тем временем на телефон Леонида началась атака спамеров: несколько часов подряд до позднего вечера с промежутком в 20 секунд шли звонки с анонимного номера, поговорить с абонентом не удавалось.

Ближе к вечеру оказалось, что здание обесточено

В 18.30 должна была начаться встреча с волонтерами. Ее точное место по мессенджерам и посредством смс, в твиттере, "Вконтакте", в почте людям должны были сообщить буквально за три часа до этого, чтобы полиция и ФСБ не успели сорвать мероприятие. Сначала хотели собраться на Верхнепортовой, 2Г (в этом строении находится кафе быстрого питания), но ближе к вечеру оказалось, что здание обесточено. Решили встретиться на привокзальной площади у памятника Ленину, там разрешены свободные массовые собрания граждан. Но в 18.00 там уже было около пяти полицейских машин и несколько сотрудников ФСБ в штатском.

Весь день от имени штаба Навального волонтерам приходили сообщения с дезинформацией: "Внимание! Открытие Штаба в 18:30 по ул. Русская, письмо-приглашение действительно. Спасибо, что вы с нами!" Улица Русская находится в другом конце города, вечером Владивосток скован пробками. Если бы координаторы владивостокского штаба вовремя не спохватились и не распространили по всем доступным каналам, что эти сообщения ложь, на встрече с Волковым было бы мало людей.

Когда стало понятно, что активистов на привокзальной площади уже ждут силовики, встречу оперативно и перенесли на Океанский проспект. Там должен был открыться штаб, сторонники Навального заранее сняли помещение, однако собственник за несколько часов до открытия сменил замки, и внутрь никто не попал. Встреча Волкова с волонтерами кампании Навального прошла в скверике около здания. Но, пообещал политик, для штаба будет найдено другое помещение. Собрание длилось 15 минут.

За это время Волков ответил на несколько вопросов, сделал селфи с сотней собравшихся и принял в подарок коробку приморского мармелада и мешок желтых резиновых уточек.

"Организовать, построить людей – вот задача координаторов штаба. Они должны по вашим желаниям и возможностям найти вам задачи, – обратился Леонид Волков к волонтерам. – Надо просто поверить в свои силы. Понять, что мы здесь и есть главная политическая сила. Не местные власти, не местные эфэсбэшники, которые все что могут – это отдавать приказы сотрудникам ДПС, чтобы они нас тормозили по десять раз по пути из аэропорта. Мы здесь пока еще не власть, мы здесь главная политическая сила, которая за эту власть будет бороться честно и постарается победить. Думаю, в местных условиях это будет тем более непросто, но у нас все получится. Как Владивосток после ТИГРа (митингов 2008–2009 года в поддержку праворульных японских машин, которые хотели запретить. –​ РС) знает лучше других городов России, власть боится, когда люди массово выходят на улицы.

В путинские годы из Приморья уехало больше людей, чем в ельцинские, в "лихие 90-е"

Наша задача во время кампании – сделать так, чтобы власти боялись, что очень много людей считают правильным и справедливым выдвижение Алексея и в случае недопуска по беспределу выйдут на улицы. Если они будут сильно этого бояться, если у нас миллион человек зарегистрируется на сайте, если 80% россиян будут считать, что Алексей должен участвовать в выборах, власти найдут юридическую технику, как его допустить до голосования. Мы отправим на все участки наблюдателей: у нас 101 тысяча волонтеров на сайте зарегистрировано, а по стране 96 тысяч участков. Мы покроем все. И ответственные за УИК лица будут думать: если мы фальсифицируем выборы, то люди выйдут на улицы... Меня до глубины души поразило, что в путинские годы из Приморья уехало больше людей, чем в ельцинские, в "лихие 90-е". Кучу денег вбухали, мост построили, а народ все равно уезжает. Никто не связывает с этими властями никаких надежд на лучшее".

По словам Волкова, Владивосток стал самым сложным городом из пока что 30 населенных пунктов, где открылись штабы. Хуже не было даже в южных регионах.

– У нас есть начальник охраны Константин, который выезжает в каждый город за день до открытия. Часть его функций – сдавать план мероприятий в местное УВД. Мы просим обеспечить безопасность, говорим, что проводим мероприятие законно и честно. Обычно люди понимают, что все мы проведем спокойно, все культурно, никто ничего не устраивает. Здесь, во Владивостоке, была просто каменная стенка. Первый город, где мы с таким столкнулись.

Накануне открытия штаба активисты Навального понимали, что будут проблемы и возможны провокации. Поэтому старались действовать максимально осторожно. Но и это не помогло. Юрист штаба Максим Чихунов рассказывает, что собственники сначала сдавали помещения, потом с ними проводили беседы работники силовых структур, и в помещениях штабу тут же отказывали. При этом, по словам Чихунова, происходило все очень быстро, "такое впечатление, что телефоны ответственных за офис активистов прослушиваются".

На открытии штаба во Владивостоке
На открытии штаба во Владивостоке

Такие же проблемы возникли при попытках организовать площадку для проведения пресс-конференции. Добро на проведение встречи дала только редакция газеты "Арсеньевские вести" – помещение у них маленькое, но изредка там проводятся пресс-конференции. Однако в пятницу появилось объявление за подписью собственника о том, что в понедельник здание на целый день будет обесточено. Но электроэнергию в тот день на самом деле в здании не отключали. Вечером закрыли на ключ вход в здание. Вахтеры объяснили, что требование собственника – никого не впускать. В итоге пресс-конференцию провели в зале гостиницы "Астория", которая за два дня до этого отказалась сдавать этот же самый зал. В этот раз активисты и журналисты просто пришли и на месте попросили сдать помещение у администратора. Зал оказался свободен.

Как работают с протестными настроениями во Владивостоке

Впервые владивостокские сторонники Навального громко заявили о себе во время несанкционированного митинга "Он вам не Димон" 26 марта. Тогда во Владивостоке задержали около 40 человек. Многим участникам митинга пришли повестки в суд – предъявлялась статья 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения митинга). Депутаты городской Думы на ежегодном отчете главы городского УВД Сергея Гусева задали ему вопрос про протестные настроения во Владивостоке и протоколы, которые людям потом приходится оспаривать в суде. "Закон превыше всего, – сказал тогда полковник Гусев о том, почему полиция задерживала людей. – Он трактуется однозначно, нет в нем никаких влево-вправо".

Провели обыск, изъяли ноутбуки и жесткие диски, родителей и его самого два с половиной часа держали лицом в пол

Видимо, чтобы не допустить никаких "влево-вправо", нескольких главных действующих лиц кампании Алексея Навального во Владивостоке силовики сразу же после митинга начали задерживать, арестовывать или запугивать. 5 мая в 6 утра к активисту, заместителю координатора штаба во Владивостоке Дмитрию Зубареву пришли сотрудники полиции. Провели обыск, изъяли ноутбуки и жесткие диски компьютеров, родителей и его самого два с половиной часа держали лицом в пол. Зубарева должны были судить по статье 20.2 КоАП, как всех других участников митинга. Но полицейские доставили его в отделение и составили протокол по статье 19.3 КоАП, за за неповиновение законному требованию сотрудника полиции. Хотя есть видеокадры, на которых видно, что Зубарев полиции не сопротивлялся. 5 мая прошел суд, Дмитрия арестовали на 15 суток, сейчас он находится в камере административного содержания.

В тот же день в 6 утра прошли обыски у Софьи Кривцовой, которая была тогда координатором владивостокского штаба. У нее изъяли ноутбук и телефон: в них якобы могла быть информация по еще одному возбужденному по итогам митинга делу – по факту причинения телесных повреждений средней степени тяжести сотруднику полиции (ст. 318 УК РФ). У одного из стражей порядка после митинга был сломан палец. Уже 11 мая Кривцова прислала руководству штаба сообщение, в котором объяснила, что вынуждена прекратить политическую деятельность из-за тотальной слежки, звонков из Центра по противодействию экстремизму и ФСБ. Правда, в эфире краевому телеканалу 14 мая заявила, что не хочет быть инструментом в чьей-то политической борьбе, хочет заниматься своей жизнью и поняла, что политическая деятельность – не то, чем она планирует заниматься.

В субботу, 13 мая, ей позвонил и пришел к ней неизвестный человек, который представился Сергеем, якобы от Максима Чихунова, юриста штаба. И забрал все агитационные материалы (значки, наклейки, баннеры, плакаты). Кто такой этот Сергей и где сейчас 33 килограмма агитпродукции, местные активисты не знают.

Городской депутат от партии КПРФ (во Владивостоке и Приморье КПРФ – реальная оппозиция, к тому же некоторые сторонники партии помогают тем, кто симпатизирует Навальному), активный сторонник Навального и организатор митинга 26 марта Юрий Кучин рассказал, как в субботу вместе с Чихуновым ездили по разным конференц-залам, чтобы снять помещение для пресс-конференции. Днем они обнаружили за собой слежку: одни и те же автомобили ездили за ними по пятам, одним и те же пассажиры выходили и прогуливались рядом. Через пару часов за машиной с активистами погнались машины ГИБДД, по громкоговорителю приказали остановиться. Водителя проверяли больше часа, даже свозили в наркодиспансер на освидетельствование (он был трезв).

Смысла бояться нет, у меня детей много. Я хочу, чтобы они жили в справедливом правовом государстве

– В понедельник меня попытались задержать около здания Приморского краевого суда. У меня был процесс по апелляции за митинг 26 марта (он, к сожалению, закончился для меня отрицательно). Я вышел из здания на пять минут поговорить по телефону, и ко мне подошли два незнакомых человека, показали удостоверения сотрудников полиции и попросили с ними идти, – рассказывает Юрий Кучин. – Я отказался идти без повестки, ушел снова в суд и увидел, что они остались сторожить у двери. Я позвонил своим товарищам, они приехали в суд, и когда мы с ними выходили из здания, эти два полицейских пытались меня схватить. Артем Самсонов одного из них задержал, они замешкались. Я выиграл несколько секунд и от них скрылся. За углом меня уже ждала машина. Со мной это самый жесткий случай, но с нашими людьми это случалось в последние дни ежедневно. Смысла бояться нет, у меня детей много. Я хочу, чтобы они жили в справедливом правовом государстве.

Юрист Максим Чихунов, который в отсутствие Дмитрия Зубарева в эти дни оставался за главного в числе координаторов штаба, рассказал, что его за неделю четыре раза останавливали на дороге и просто задерживали (без машины) несколько раз.

– Трое сотрудников полиции сказали, что я подозреваюсь в краже. Я с 7.30 до 17.30 провел в УВД. Возили меня по всему городу, отпечатки пальцев хотели откатать. Выяснилось, что во всей полиции в понедельник хакерская атака, компьютеры зависшие. Ко мне приезжали со Следственного комитета, приставы, кто-то еще, и все хотели изъять мой телефон. Там же вся переписка, все диалоги, все контакты. Ближе к вечеру зашел в кабинет к операм какой-то большой начальник, сказал отпускайте, мол, опасность миновала. И меня тут же отпустили.

Тем не менее штаб Навального во Владивостоке открыт.

– Когда меня спрашивают, как нам прием здесь, имея в виду поведение эфэсбэшников и полицейских, я говорю, что прием отличный, город очень красивый, здесь тепло и хорошо, и люди просто замечательные, – подытожил Леонид Волков, пообещав, что и Навальный обязательно приедет. "Это будет непросто – видимо, надо будет подбираться со стороны Японии на подводной лодке", – пошутил Волков.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG