Ссылки для упрощенного доступа

"Образцово трагическая судьба". Соцсети о смерти Игоря Малашенко


В сети обсуждают смерть Игоря Малашенко: предпринимателя, медиаменеджера, политтехнолога, одного из "отцов" победы Ельцина в 1996 году.

Сергей Золовкин:

"Телевидение не умирает...". А он умер

Яркая биография у Игоря Малашенко. Сын офицера ГРУ, отметившегося в подавлении венгерского восстания. Философ, партаппаратчик, гендиректор РГТРК, президент НТВ, беженец, фигурант скандальной истории с НТВошками новой, жёлтой волны, муж непредсказуемой, порой просто буйной Божены...

12 лет назад Игорь Евгеньевич высказался в нашей газете "Телевидение не умирает, у него просто линька. Сегодня, с таким огромным количеством каналов, любой зритель — сам себе программный директор: он выбирает себе телевизионное меню. Это возможность, которую предоставляют кабельные операторы и спутниковое ТВ. И это то, что в России тоже происходит."

Произошло нечто иное, увы. И ТВ на Руси превратилось в монстра, пожирающего слабые мозги. И самого Малашенко сегодня не стало.

Николай Митрохин:

Покончил с собой Игорь Малашенко. Спасибо ему за то НТВ. И, он оказывается тоже был ответственным сотрудником аппарата ЦК КПСС. А что в прекрасной России прошлого основано не ими?

Илья Вайцман:

Интересные дела... Что такое должно было произойти, чтобы неплохо вписавшийся в систему т. Малашенко вдруг покончил с собой??

К нему, часом, не Мишкин с Чепигой в гости заезжали?

P.S. Прочитал про сложности развода и прочее. Удивлен. Мне казалось, что публика такого сорта душевным терзаниям не сильно подвержена.

Олег Мороз:

Выдающийся политолог и тележурналист, один из создателей НТВ, генеральный директор этой телекомпании, которая в ту пору была совсем не такой, как нынешняя мусорная. Играл ведущую роль в избирательной кампании Ельцина 1996 года. После, правда, в конце 90-х, переметнулся на сторону его противников, изобрел термин "семья" для обозначения ближайшего окружения Бориса Николаевича. Этим термином до сих пор с наслаждением пользуется всякая антиельцинская шушера.

Анатолий Чубайс:

В свое время он бесспорно был лучшим медиаменеджером, равных ему не было. НТВ 90-х стало легендой именно благодаря таланту, чутью, смелости и принципиальности Малашенко. Он с командой создал живое, настоящее телевидение, которое смотрели, обсуждали, не понимая тогда, что однажды этого телевидения может и не быть. Игорь внес важнейший вклад в успех ельцинской предвыборной кампании в 96-м, он работал предельно эффективно, толково, как никто бы другой не смог. Думаю, все, кто знал Игоря, со мной согласятся – у него был яркий и жесткий ум неординарного человека, он умел находить нетривиальные, абсолютно неожиданные, точно попадающие в цель решения, еще он был неудобным, как любой самостоятельно мыслящий человек.
Родным и друзьям Игоря мои искренние соболезнования.

Марианна Максимовская:

Самое страшное - когда умные, образованные и очень сложно сделанные люди, которые могли бы принести столько пользы стране - остаются совершенно не у дел в самом своём расцвете. Часто это их принципиальный выбор. Потому что такие люди могут быть эффективными, но не могут быть лояльными. Могут приносить пользу, но не могут подчиняться решениям, которые они считают ошибочными.
Игорь Евгеньевич Малашенко был именно таким. И его судьба в этом смысле - образцово трагическая. При том, что за то, в общем-то, короткое время, когда он был востребован, он придумал НТВ и способствовал переизбранию Ельцина. Для некоторых - хватило бы на всю жизнь. Но не для него, конечно.
Светлая память

Игорь Мишин:

1996 год.
На каком то семинаре в Домжуре Манана Асламазян знакомит меня с Игорем Малашенко.
Тот меня в охапку и сразу повёз в здание СЭВ , в офис Медиа Моста, знакомить с Гусинским.
Они уже вовсю думали, как запустить после НТВ ещё один федеральный канал, но по сетевой схеме, привлекая в качестве партнёров региональные телекомпании.
Да, именно эта сеть и стала потом тем, что назвали ТНТ.
Эти три года 1997-2000 были годами абсолютного профессионального кайфа, я думаю главным образом потому, что занимался нами, «региональными медиабаронами»( да, вот так вот ужасно нас прозвали) сам Игорь.
Блестяще образованный интеллектуал, простой в общении и невероятно целеустремленный.
Сколько было прожито вместе, как он выручил меня, когда помог вытащить мою компанию из Газпрома, и даже как то раз спас меня просто от тяжелых трагических событий - невозможно забыть и невозможно быть неблагодарным.
В 2002, накануне своего вынужденного отъезда из России, мы разговаривали в офисе Моста на Палашевском, и Малашенко мне тогда сказал - «Ты понимаешь, что вот ты, я, все твои телевизионные коллеги из регионов, мы все сегодня ещё пока элита страны. Или точнее ею были. Так вот, готовься, грядёт такая смена элит, что ты себе представить не сможешь»

Александра Ливанская:

В истории российского телевидения, я уверена, лучшим проектом был телеканал НТВ. Появилось вдруг идеальное телевидение. Продукт смешения всего лучшего российского с лучшим западным - создание талантливого Игоря Малашенко. Такого телевидения не было никогда и нет его до сих пор. Это тот редкий случай: в одном месте собрали много талантливых профессионалов и стали хорошо ценить их профессиональные качества. В середине 90-х по Телецентру ходили слухи о том, какие зарплаты у всех сотрудников НТВ. В сравнении с государственными каналами того времени, суммы казались фантастическими! Но все уже понимали: профессионализм и талант должны быть адекватно оплачены. Не знаю, но кажется мне, что и концепция и формат канала - принадлежали именно Игорю Малашенко. И жаль, что недальновидные действия руководства страны привели к уничтожению уникального телеканала. И рассыпалось всё, что создал Малашенко. Растеклись по разным тропкам и дорожкам сотрудники НТВ - супер профессиональный коллектив! И вот думаю: а что было бы, если бы Главный Государственный телеканал возглавил Игорь Малашенко? Что было бы? Вот узнать бы у него самого, смог бы он перейти на Государственный канал? Что бы сделал? Этот умный, образованный, творческий человек... Теперь уж у него ничего не узнать...

Михаил Фишман:

Игорь Малашенко был очень умный и, что невероятно важно, не конъюнктурный и не коррумпированный человек — и в узком, и в широком смысле. Некоторое время назад мы долго разговаривали. Я, в частности, спросил, почему после избрания Ельцина на второй срок летом 1996 года он отказался от предложения возглавить Администрацию Президента.

Малашенко подробно ответил. Он не хотел идти на государственную службу — пыльная низкооплачиваемая работа. Сидеть на работе от и до он не любил еще с советских времен. Привилегии и жизнь на проеденной муравьями советской даче его не интересовали, а никак иначе зарабатывать деньги на этой должности он не смог бы. Он это понял еще в начале 90-х, когда работал за смехотворную зарплату на первом канале, а сам жил на гонорары от статей в “Тайме” и “Ньюсвике”. На первом канале уже тогда работала коррупционная схема, которая называлась кооператив при заводе: издержки списываются на государственный завод, а доходная часть идет на кооператив, который при нем создан. Так вот, он в этом участвовать не мог. Кроме того, он считал, что на роль руководителя Администрации человек всегда найдется, а быть одним из руководителей гигантского медиа-холдинга и развивать его на самом деле важнее. Наконец, рядом с ним тогда не было Божены, которой море по колено и которая бы наверняка сказала: давай ввяжемся в драку, а там посмотрим.

Но самая главная причина заключалась в том, что он не знал, что делать на этой должности. Вот у тебя в руках огромные властные рычаги — и что? Он не мог сформулировать задачу. Это может звучать высокопарно, говорил он, но это чистая правда. И Малашенко отказался. Сказал Ельцину нет.

Сергей Доренко:

С Игорем Малашенко у меня был спор, к которому мы возвращались неоднократно. На ком держится ТВ- на методе или на звездах? Я был за то, что их менеджерский <чёртов> метод - ноль перед звёздами. Игорь очень зло защищал пользу метода. Ну, потом ещё Гусинский тоже меня пару раз урезонивал. Короче, я сейчас думаю как они - метод важнее звёзд

Сергей Ерженков:

Кандидат философских наук, знаток Данте, о чем мало кто знает. Читаю статьи Малашенко И.Е. - "Социально-философская концепция Данте и его полемика с Августином // История зарубежной философии и современность. М., 1980. Мировоззрение Данте и проблема философской эволюции Сигера Брабантского // Дантовские чтения. М., 1982. Читаю и думаю о том самом седьмом круге, где сухой лес и гарпии ("Когда душа, ожесточась, порвет самоуправно оболочку тела, Минос ее в седьмую бездну шлет", - он наверняка знал эти строки). А еще думаю о целом поколении, которое заблудилось в этом сумрачном дантовском лесу. Березовский, Лесин, теперь Игорь Евгеньевич... Божене - сил, чтобы все это выдержать.

Аркадий Островский:

В Малашенко была особенность: он хотел казаться хуже, чем был на самом деле. А нем была необыкновенная гордость ума и достоинство. Он был одержим Испанией, часто цитировал Ортегу-и-Гассета; скрывая какую-то редкую душевную уязвимость, он примерял на себя толедские доспехи. При этом вся история его саморазрушения - была невероятно русской, достоевской историей

Виктор Шендерович:

Игорь Малашенко – человек, создавший НТВ. Все остальное, до и после этого, – биографические подробности и пена дней. А в благодарной памяти тех, кто способен на благодарность, останется именно это: свободное и сильное телевидение, первое и пока что последнее в России. Которое сделал в значительной степени – он.

Игорь был человеком ясного ума и огромного обаяния. Он не мог не мучиться своей невостребованностью в новых временах, но людоедом не стал. К смерти его привели, по всей видимости, личные обстоятельства, но из контекста времени эту смерть никуда не деть. Очень поганый и тоскливый контекст…

Андрей Медведев:

Игоря Малашенко я видел последний раз год назад, во время предвыборных дебатов на радиостанциях ВГТРК. Он приходил, как доверенное лицо Собчак. Оппозиционер, критик Кремля. Но для меня он был все тем же: одним из отцов-основателей НТВ, одним из тех, кто создал телекомпанию, где я начинал работать в 97-м. В перерывах между дебатами, а они иногда шли подряд на «Вестях», «Радио России» и «Маяке», он ходил по коридору, курил электронную сигарету. Малашенко выглядел уставшим, очень невеселым, казалось, что он потух изнутри. Я раза два пытался поговорить с Игорем Евгеньевичем, но он хоть и помнил меня еще по НТВ, от разговоров уходил. И ладно бы только со мной, можно, скажем, предположить, что ему было неприятно общаться с сотрудником госканала. Ну бывает и такое. Но он старался не общаться вообще ни с кем. Ходил себе один по коридору. Туда-сюда. Сутулый, грустный, немного отрешенный. Сегодня ушел навсегда.
Очень жаль, что Малашенко не стало. Мои соболезнования.

Максим Кононенко:

Вообще есть во всем этом какой-то совершенно инфернальный, апокалиптический ужас.

Березовский, Лесин, Малашенко.

Люди, у которых было всё для того, чтобы прожить остающуюся жизнь без забот и в одних удовольствиях. Очень умные люди. Умеющие себя занять. Заработавшие свои деньги не случайно, то есть - адекватные этим деньгам психологически.

Ну то есть мы не способны даже представить себе тот градус трагедии, который довел этих крутых мужчин до такого конца.

И вот когда иногда сталкиваешься даже не с краешком этой преисподней, а с одним только намеком на ее существование - уже становится адски страшно.

Ну правда, меня эта новость совершенно выбила из колеи. Я начал было писать текст реплики для радио, а тут эта новость, и я час не мог снова вернуться к тексту. Било просто изнутри. Хотя я Малашенко не знал, никогда в жизни не видел, как и Лесина с Березовским.

Но страшно, честное слово.

На сайте Российского совета по международным деламнекролог из-под пера руководителя совета Андрея Кортунова:

Если бы у Игоря Малашенко были друзья, то я, наверное, имел бы право считаться одним из них. Совместное пребывание в Институте США и Канады на протяжении удивительного и захватывающего десятилетия 80-х, параллельное научное взросление в соседних отделах, казавшиеся безрассудно смелыми публикации в соавторстве, робкие карьерные успехи и незабываемые кухонные дискуссии — всего этого было предостаточно в нашей общей жизни. Мы много общались, соглашались и спорили, радовались успехам друг друга, но друзьями на всю жизнь так и не стали. Ни в 80-е годы, ни в 90-е, когда рассыпался наш академический мир, и Малашенко пытался втянуть меня в разнообразные политические проекты. В одном из своих интервью Игорь признавался: «У меня нет друзей… Я с людьми работаю, а не дружу».

Время, которое мне довелось провести рядом с Малашенко, оставило впечатление почти неправдоподобной раздвоенности его личности. С одной стороны, доходящий до крайности рационализм, жесткий каркас логического мышления, сухой и насмешливый ум. С другой — тонкое эстетическое чувство, острое восприятие нюансов и деталей, душевная ранимость и какая-то детская незащищенность. Первую сторону свой личности Игорь охотно демонстрировал окружающим, нередко доходя в этом до открытого эпатажа. Вторую — тщательно скрывал или с неохотой признавал, но только в виде досадной слабости характера.

Какая же из сторон была по-настоящему главной — судить трудно. Сегодня многие пишут о Малашенко как о блестящем управленце в НТВ или как об эффективном менеджере в президентской избирательной кампании 1996 г. Но мало кто помнит, что он написал кандидатскую диссертацию по наследию Сигера Брабантского, или что он многие годы для души занимался фотографией на вполне профессиональном уровне.

Однажды, получив в подарок его очередной альбом не то по Испании, не то по Италии, я спросил: «Игорь, а почему ты до сих пор не выпустил альбома по Франции?». Немного помолчав, он ответил. «Понимаешь, французское пространство для меня — избыточно наполнено, чересчур идеально, слишком завершено. А я люблю грубоватость, недосказанность и незавершенность…». Грубоватым, недосказанным и незавершенным оказался и жизненный путь Игоря. Хотя в жизни он успел очень немало, но его личность, как мне кажется, была рассчитана на что-то большее.

У "Медузы" большая подборка людей, знавших Малашенко, вот, например, социолог Александр Ослон:

Это был яркий человек, чем бы он ни занимался. Начинал он с Данте — диссертацию писал, был кандидатом философских наук. НТВ создавал. Звезда. И в политике был звездой. Работали мы с ним в 1996 году на выборах президента.

Этот человек был ужасно рациональный, правильно устроенный. Выстраивающий алгоритмы действий, отбрасывающий все мешающее и ненужное, выявляющий самое главное. Он был сильный человек, который шел к цели как танк, потому что была поставлена задача — к результату. «Не надо усложнять». Это сейчас фраза такая — «не надо умничать», а у него была фраза «Это просто, как палка». Иногда мне казалось, что вместе с водой и младенца выплескиваем, но чаще всего это было предельное прояснение, и поэтому резкое повышение вероятности достижения цели.

С телевидением у него все точно так же было. Дальше началась уже новая эпоха, и между нами было большое расстояние.

Business FM цитирует журналиста Павла Лобкова:

Я помню его в самом расцвете сил в 1995-1996 годах, когда фактически, несмотря на сопротивление значительной части ельцинской бюрократии, Игорь Евгеньевич пробивал НТВ. Понимаете, у него была внешность подростка, хотя он был старше меня на 12 или 15 лет. У него была внешность живого энергичного подростка, который разговаривал как американец. Я познакомился с ним в 1992 году, когда он читал лекцию в George Washington University. Меня поразило, что человек говорит как американец. Не в том смысле, что он говорит по-английски, а то, что он говорит очень четко. В пяти словах он умеет донести мысль так, что ты идешь и выполняешь. У него было невероятное: триумф логики, триумф разума. Он всегда умел сконцентрировать разумную идею и отправить ее, как пулю, прямо вам в головной мозг. Думаю, примерно то же он провернул и с Чубайсом вместе с Борисом Николаевичем Ельциным. Он умел потрясающе формулировать задачу, подход, ключевую точку, в которую нужно нажать, чтобы мир перевернулся. Он был, конечно, совершенно гениальный человек в этом смысле. Думаю, это то же самое качество, которое мы тогда все застали на НТВ. Сейчас таких людей нет, таких больше не делают

На НТВ говорит Андрей Норкин:

Это очень сложный был человек, каким и должен быть человек совершенно выдающихся достоинств. А Малашенко был человеком уникальным. С ним можно было не соглашаться, можно было на него обижаться, но он настолько выделялся среди других, что оставалось это чувство себя каким-то маленьким, глупым, никчемным человеком. Он просто подавлял своей эрудицией, своей логикой, иногда логикой какой-то совершенно неожиданной. Его хотелось слушать, и у него хотелось учиться.

То, что сейчас произошло, в этом, наверное, есть какая-то несправедливость. Мне кажется — это мое личное мнение, — он очень сильно переживал все, что происходило с ним. Там была совершенно очевидная обида на обстоятельства. Он оказался невостребованным. Человек такого таланта, такого потенциала, с таким жизненным опытом, человек, который фактически руководил судьбой страны на каком-то этапе. Занимался безумно интересными профессиональными проектами. И потом в силу различных причин он оказался никому не нужным.

Это ужасно, это просто ужасно. Это не мой друг, но очень трудно какие-то слова подбирать. Очень редко в нашей жизни появляется

"Кольта" публикует воспоминания писателя Антона Понизовского:

На двери кабинета Малашенко висел плакатик по-английски примерно следующего содержания: «Считается, что человек, который находится в этом кабинете, не обладает ни знаниями, ни компетенциями, ни [чем-то еще]. Тем не менее он здесь, внутри, а вы там, снаружи».

На столе у Малашенко не было бумаг, он их сразу выбрасывал. Лежала книжка «Винни-Пух» — кажется, по-английски. На полу была дорожка для мини-гольфа, довольно длинная.

Если кто-то хотел раболепствовать перед ним, Малашенко не препятствовал. Но сам абсолютно спокойно и естественно разговаривал на равных — независимо от разницы в возрасте и числа ступенек в пищевой цепочке.

На стене висела маленькая фотография — видимо, испанская, у бассейна: два маленьких, по пояс голых, волосатых, мокрых, толстых, дурацких хохочущих человечка — и между ними, чуть-чуть позади, выше на голову их обоих, приобнимающий их обоих сзади за плечи (кажется, чуть-чуть брезгливо… нет, не брезгливо, но несколько отстраненно: они мокрые, а он-то сухой), — одетый: в футболке, в бейсболке, в темных очках — Малашенко. А двое мокрых и смешных — Гусинский и Березовский.

"Взгляд" предлагает текст Дмитрия Бавырина:

«Силовики» из окружения первого президента России (в первую очередь Александр Коржаков) предлагали выборы отменить, а НТВ отключить от вещания. Но «молодые реформаторы» (в первую очередь Анатолий Чубайс) нашли альтернативу: пригласить в ельцинский предвыборный штаб (как бы параллельный; официальным командовали все те же «силовики») человека, который и был во многом ответственен за низкую популярность главы государства. То есть Игоря Малашенко.

В предельно короткий срок унылые проводы Ельцина на политическую пенсию превратились в по-американски яркое шоу с новыми технологиями, танцами и газетой «Не дай Бог!». Канал НТВ сменил тональность вещания, за что получил в свое распоряжение всю четвертую кнопку (ранее ее приходилось делить с гуманитарным каналом «Российские университеты») и кредиты от Газпрома.

«Я предпочитал избрать труп Ельцина, чем живого Зюганова», – заявлял Малашенко впоследствии. У него получилось.

Получилось во многом потому, что телевидение в России 1990-х обладало реальной властью – властью пропагандистской машины, которая объясняла населению, «что думать». Публично сказанное слово тогда имело меньшую ценность, чем во времена СССР, но гораздо большую, чем в современном мире.

Теперь монополия такого рода как телевидением, так и прессой утрачена. Из «четвертой власти» оно превратилось в центр развлечений, а новости сами по себе перестали быть источником прибыли. Если во времена Малашенко, по его собственному признанию, «лицензия на телевещание на самом деле являлась лицензией на печатание денег», то впоследствии роль главного передатчика новостей взял на себя интернет, разбивая прибыль от них на множество долей.

Поэтому Демократической партии США в 2016 году и не удалось повторить историю ельцинско-малашенковского успеха. Как и в России 1996-го, практически все СМИ были на стороне кандидата от власти, но президентом стал оппозиционер Дональд Трамп, делавший свою кампанию на площадях и в интернете (в американской мифологии нынче заложено, что интернет в пользу Трампа «подкрутили» подлые русские хакеры, но не о них сейчас речь).

Не сумел повторить своих достижений и сам Малашенко – ни в Израиле, где руководил телеканалом RTVi, ни на Украине, где работал над телеканалом ТВi. Ситуация в обеих странах радикально отличалась от таковой в РФ 1990-х – множество каналов, множество владельцев, множество разнонаправленных интересов.

Как оказалось, для того, чтобы творить историю, одновременно зарабатывая на этом деньги, мало быть самым лучшим (как это было с НТВ) передатчиком. Важно быть одним из немногих, а лучше – единственным. Информационная конкуренция, за которую так ратовал Малашенко как гражданин, уничтожила его очевидный талант властвовать над умами.

Результаты Ксении Собчак, чей избирательный штаб на президентских выборах 2018 года возглавлял Малашенко, оказались попросту позорными – ниже любых прогнозов. А сам он фигурировал в новостях в основном как участник скандального бракоразводного процесса, дотошно освещаемого его новой женой – «светской львицей» Боженой Рынской – в меру уже ее таланта: «Жили скромно. Почти 200 тыс. долларов стоил адвокат».

Последние несколько лет жизни Игорь Малашенко прожил вместе с журналисткой Боженой Рынской, прошлой осенью на ней женился, хотя предыдущая жена оспаривала в суде сам факт его развода и, стало быть, правомочность этого брака.

Божена хорошо известна своими резким и импульсивным поведением, её высказывания многих раздражали. К сожалению, и смерть Малашенко для кого-то стала поводом пнуть Божену в ответ (мы приведём несколько реплик и этим ограничимся, но в сети их гораздо больше):

Но другие комментаторы призывают к более тактичному поведению:

В журнале "Максим" об этом пишет Тата Олейник:

Открываешь комментарии к статье в «Комсомолке», например, или собственный «Фейсбук» и читаешь то, что там написано.

Пир стервятников на «Дискавери» видели? Так вот, по сравнению с тем, что творится в комментариях, стервятники ведут себя чинно, как потомственные английские лорды, орудующие белыми салфетками и вилочками для устриц.

И жена у него была такая-растакая, и разводился он неправильно, и женился нездорово, и кровь трудовую пил, и был нищим, и много о себе думал, и вообще дурак, и гнилая интеллигенция, и за Путина был, и против Путина был, а уж про супругу Игоря, журналистку Божену Рынску, такое пишут, что и про сатану в духовной литературе так выражаться не принято.

Но дело в том, что ты можешь быть кем угодно.

Вообще кем угодно.

Императором, рабом, собакой, мышью, репкой или красавицей креолкой, исполнительницей народных мелодий на банджо.

Но всегда найдутся те, кто плюнут тебе на могилу.

И даже не потому, что они так уж тебя не любили или враждовали с тобой. Или считают Божену Рынску скандалисткой и хулиганкой. Просто так выражается страх маленького человека перед смертью. Все это безобразие — наивная попытка объяснить прежде всего самому себе, что покойный не был нравственным человеком. Вел себя неправильно. А вот этот милый стервятник — совсем не такой. Совсем другой. И ведет себя правильно. И, может быть, поэтому его костлявая длань не коснется — и дивный уникальный экземпляр будет избран для вечной жизни.

И понимание природы стервятников развязывает руки. Что бы ты ни делал, некролог все равно будет испорчен, а потому делай то, что считаешь нужным. Кстати, Игорь Малашенко именно так всегда и поступал.

Елена Денисова:

Страшно и жалко, и Божену тоже очень, признаться, жалко. Мне кажется, она по-настоящему любила Игоря и вместе они были много лет... А так, господи, как же непредсказуема жизнь, какая она хрупкая и как порой похожа на дешевый бульварный роман с детективным сюжетом и трагической развязкой. И как, зачастую, плохо окончили свою блистательную некогда карьеру богатейшие и известнейшие люди девяностых годов — Борис Березовский, Артем Тарасов, Сергей Мавроди и Владимир Лесин. Теперь этот печальный список пополнил и Игорь Малашенко. Земля ему
пухом!

Анна Монгайт:

Казалось, вы с Игорем переживете всех врагов..Помню, как он много лет назад пришел на хард дейз найт,вы еще только начали встречаться и ты ждала его за кадром, смотрела эфир влюбленными глазами и все спрашивала меня потом :" Ну, ты же видишь , какой он умный?! ты видишь, какой красивый?!"

Елена Волкова:

Бесконечно жалко преданную и любящую Божену, которая последнее время буквально кричала в ФБ: "Они его убивают!" - а никто не верил. И вот...
В прошлом году была свадьба, которую оба так долго ждали...
Сил и мужества, дорогая Божена!

Кирилл Шулика:

А всякие ненормальные смеялись, когда Божена Рынска, с которой у него осенью была свадьба, писала, что бракоразводный процесс с его бывшего женой и раздел имущества его убивает. Она реальна писала, что он может умереть. А некоторые нездоровые ее троллили и издевались. Мне ее очень жалко, они друг друга правда любили. Я ей выразил соболезнования. Вам же всем хочу сказать, чтобы вы не были такими, какие есть.

Игоря я видел пару раз в жизни, он был достойным человеком.

Действительно, считается, что здоровье Малашенко было серьёзно подкошено именно конфликтом с бывшей женой и денежными спорами с ней. Божена Рынска много пишет об этом в ФБ, и у нас просто нет возможности процитировать всё.

Закончим вот этим её постом.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG