Ссылки для упрощенного доступа

Праздник как беда. Нинель Исмаилова и Елизавета Юдина – о Годе театра


Здесь выразительно смотрелась бы цифра о средствах, отпущенных на празднование, но её в свободном доступе нет. Равно как нет и данных о затратах на передвижения, то есть на командировки министра культуры и его представительной компании, от Ярославля по городам театрального марафона. Но есть другие цифры на сайте Министерства культуры России: на реализацию национального проекта "Культура" выделено 113,5 миллиарда рублей! Однако в Год театра не прозвучало ни одного слова по поводу бедственного положения провинциальных театров в части реконструкции театральных зданий, ремонта, замены устаревшего оборудования, механики сцены. Вопрос даже не обсуждался в министерстве, что уж говорить о низких зарплатах актеров и работников театров! Между тем в среднем провинциальном театре зарплата молодого актера – 11 000 рублей, это новоназначенный прожиточный минимум. К сведению: столько же получает клининг-менеджер (по старинке уборщица), с той разницей, что актеры не получают за переработки, так как у них ненормированный рабочий день.

В докладах министра и министерства на различных уровнях, в том числе президенту, приводятся цифры возросшей посещаемости театров и прочих учреждений культуры, подведомственных Минкульту: "Цель национального проекта – увеличение числа граждан, принимающих участие в культурной жизни страны. За прошлый год зафиксировано свыше 770 миллионов посещений учреждений культуры всех видов (от столичных театров до сельской библиотеки)". Что это, как не "средняя температура по больнице"?

Однако посмотрим на театральную жизнь не через призму формуляра. Известно, что получили театры, столичные и в провинции, какие подношения были сделаны в Год театра. Далее – в хронологии событий:

  • 26 марта – накануне Дня театра – помещение театра ФЭСТ в подмосковном городе Мытищи оцепили сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД. В бухгалтерии и гримерных помещениях проведен обыск: у сотрудников театра досматривались личные вещи, изымались телефоны. Директора театра Игоря Соколова (на момент обыска уже уволенного) увезли на допрос без предъявления документов, позволяющих совершить подобные процессуальные действия. Директор театра, который с момента организации театра работал в контакте с художественным руководителем, не хотел отдавать здание под увеселительные мероприятия, чем и превысил свои должностные полномочия, за что администрации города (разумеется, не превышая свои полномочия), сократила размеры бюджетной субсидии театра на 12 миллионов рублей, без объяснений и юридических оснований. Процесс разрушения театра как творческой единицы остановился только после видеообращения труппы к президенту.
  • Драматический театр имени А. П. Чехова (г. Серов, Екатеринбургская область) был одним из лучших театров малых городов, участвовал в престижных российских фестивалях, но ютился в бывшем ДК металлургов, в условиях, не соответствующих требованиям акустики, механики сцены и пр. Администрация города обещала выделить театру отдельное здание, но ограничилась ремонтом, в результате которого испортили даже то, что было. Коллектив театра обратился к министру культуры с просьбой о помощи, но письмо вернулось в Серов, и в нём увидели "нарушение субординации". Театр покинули: директор, главный режиссёр, главный художники ведущие актеры труппы. По существу Серовская драма обезглавлена.
  • 18 апреля "театрального года" правоохранители нагрянули в Большой театр кукол Санкт-Петербурга. По анонимному заявлению о факте коррупции против директора, работающего с 2006 года, возбудили уголовное дело. Сценарий узнаваемый, вместо доказательств – версии. В защиту высказались Санкт-Петербургское и Московское отделения Союза театральных деятелей, "Петербургский театральный журнал", ряд театров Москвы и Санкт-Петербурга, многие театральные критики и театроведы.
  • 29 апреля 2019 года закончился контракт директора ГАЦТК им. Образцова Ирины Корчевниковой. Несмотря на успехи театра (в том числе и в экономической деятельности), Министерство культуры контракт с директором не продлило, представив театральному коллективу нового директора Владимира Бакулева, бывшего чемпиона по теннису. Вина бывшего директора в глазах учредителя состояла в том, что с территории театра (по суду и с соблюдением всех процессуальных норм) были убраны арендаторы, контекстно не соответствующие учреждению культуры – рестораны и торговые точки. Попытки внедрить чемпиона в культуру уже предпринимались, но были неудачны (один сезон – директор театра "Современник"). Десять сотрудников уволились, и на 23-й день артисты с куклами вышли на уличный митинг.
  • С февраля по конец апреля 2019 года театральную общественность лихорадило… Несостоявшееся слияние Александринки и Волковского театра было действительно подано как проект года. Министр лично оповестил о нём театральный люд. По укоренившейся при Владимире Мединском привычке проект приняли без обсуждения в творческих кругах, без консультаций даже с Союзом театральных деятелей и губернатором Ярославской области. Историки и театроведы, артисты и журналисты, зрители и эксперты поднялись на защиту народного артиста XVIII века Фёдора Волкова, и через несколько дней Минкульт аннулировал свое решение. Хорошо, что в России живём, знаем: нет худа без добра. Ярославскому театру обещали увеличить бюджет. Но трагикомедия продолжалась, прояснилось, что в основе всего конфликт худрука, одного из лучших режиссеров страны Евгения Марчелли с директором, который стремился повернуть театр в сторону развлекательности и успех признавал только кассовый. В результате уволен директор, ушёл режиссер. Министр Мединский вознёс коммерцию над творчеством: что ему международные фестивали и конкурсы, престижные награды театра, в том числе четыре "Золотые маски" и премия Станиславского "За вклад в развитие сценического искусства и театрального дела в России"?! Успех театра, по мнению Мединского, зависит не от таланта художественного руководителя, а от того, как относится к этому руководителю он, министр культуры.

И это не всё, кроме театров есть ещё Театральный музей. И это наш особый сюжет, поскольку авторы в разное время сотрудничали с музеем и не понаслышке знают, какое значение для настоящего и будущего отечественного театра имеют его научная и просветительская деятельность. История с Государственным центральным театральным музеем имени А. А. Бахрушина, настоящим достоянием республики, – вопиющий пример некомпетентного по существу, безобразного по форме прямого министерского руководства.

О необходимости внимания к провинции красиво говорят многие, но единственное место, где представители театров больших и малых городов чувствуют себя на равных со столичными театрами-академиками, – это территория Бахрушинского музея

12 лет музеем руководит Дмитрий Родионов, авторитет его в театральной среде основателен. Скромный интеллигентный человек, не карьерист, целиком погружен в заботы о музее. Если бы сам Алексей Бахрушин в наше время выбирал себе преемника, он бы наверняка выбрал Родионова. Театральному сообществу хорошо известно, что своей невероятной работоспособностью, успехами в научной и просветительской деятельности музея, изучением архивов, пополнением коллекции, уникальными изданиями, концептуальными выставками, успешной реставрацией, созданием новых филиалов (Музей-Мастерская Давида Боровского, первый в России музей сценографа, Музей-квартира Валентина Плучека, Музей-студия Радиотеатра, театральный музей в Зарайске на родине Бахрушиных, представительство в Ульяновске Дом-ателье Ливчака, готовится представительство в Хакасии), созданием сети Бахрушинских кружков в школах России – всей этой многолетней и многотрудной деятельностью Родионов изменил лицо и место театрального музея в культурном пространстве России. О необходимости внимания к провинции красиво говорят многие, но единственное место, где представители театров больших и малых городов чувствуют себя на равных со столичными театрами-академиками, – это территория Бахрушинского музея. Кто сегодня изучает и отбирает для истории художественные документы на всей территории России? Этим занимается только ГЦТМ им. А. А. Бахрушина.

Что же заслужил этот человек и его музей от министра культуры в Год театра? "Подарок" в виде креативного менеджера! Личность известная читателям интернета – Кристина Трубинова, молодая, громкоголосая, с опытом работы секретарём Мединского и кратковременной деятельности в музее на Поклонной горе (Музей Победы). В своей трудовой биографии она не была связана с музейной, исторической или архивной работой, о театральном искусстве и говорить не приходится. Музей должен развлекать и приносить прибыль – все её инициативы направлены на это. Последствия коммерческих инноваций по созданию торговых точек и технических усовершенствований, которые не функционируют, ещё до конца не расследованы, но Трубинова уже хозяйничает и в Театральном музее.

Говорят, среди менеджеров бывают театралы-любители и даже выпускники продюсерского факультета ГИТИСа (где Родионов преподаёт), но это не тот случай. Сама должность – заместитель генерального директора с правом подписи – была внесена министром в штатное расписание музея, а вслед за этим переписали бессрочный договор директора. Начавшиеся в марте этого года преобразования привели к тому, что более 40 человек написали заявления об уходе и уже покинули музей: нет отдела кадров (непокорные отказались увольнять сотрудницу в декрете), нет планового отдела (не нашли общий язык с хозяйкой), нет руководителей отдела комплектования и редакционного, нет службы главного инженера, нет многих музейщиков, любящих Дом Бахрушина, оставила свою должность и заместитель директора по развитию, архитектор и реставратор Ирина Смирнова.

Творческая активность хозяйки выразилась в том, что она открыла ворота, вход в усадьбу со стороны Садового кольца. Её предостерегали: "Маргинальный район, вокзал", но она в советах не нуждается. Теперь с Бахрушинской улицы военизированная охрана, народным артистам вход и въезд по специальному пропуску, а с противоположной стороны для прохожих открыто… А ещё без учета стиля и облика, характера пространства появились ларёчки-будочки для пирожков и столы на раскрашенных бочках… Какая, в сущности, разница для коммерции: привокзальный садик или мемориальная усадьба!

Почти полгода хозяйничает Трубинова в театральном музее, это не срок, но разрушения очевидны, музей стремительно теряет лицо, программу и назначение; теряет кадры. И это накануне 125-летия со дня рождения музея Бахрушина, почётного гражданина Москвы, просветителя и благотворителя. Можно представить себе, какое будущее ждёт Театральный центр "У Бахрушина", если за него возьмётся хозяйка с размахом и вкусом к торгово-развлекательным центрам. А сотрудники музея в недоумении и растерянности от того, что Дмитрий Родионов капитулировал перед злом.

Всё это происходит не случайно, это установка на коммерциализацию культуры, ноу-хау министра Мединского таково: прибыль – главный критерий оценки работы театров, музеев, всех объектов культуры. Люди думают, что на казну работают другие отрасли: металлургия, машиностроение, нефть, газ, а министерства культуры, образования, здравоохранения должны разумно тратить бюджетные деньги. Государство нуждается в просвещённом народе, но миссия просветительства не по душе и не по силам нынешнему министру культуры.

Один за другим ликвидируются актерские факультеты в институтах и училищах страны. Выездные сессии столичных педагогов не решат проблему подготовки кадров, это выяснится, конечно, а пока провинцию лишили самостоятельности. На самом деле думать надо о театральных студиях. Театральная педагогика и театры-студии связаны, они нуждаются друг в друге, рассматривать их следует как в плане образования, так и экспериментального творчества. Примечательно и то, что в Год театра немногочисленным театральным изданиям Москвы и Петербурга Минкульт не объявил даже о намерениях их финансировать, сбросив эту заботу на Российский фонд культуры.

А как много полезного могло бы быть сделано в Год театра! И нужна для этого самая малость: министр культуры должен любить искусство, в том числе театр, по случаю интересоваться историей театрального искусства, с уважением относиться к художественным авторитетам, к профессии и к личности как таковой. Должность – не профессия, но министр культуры так не считает.

Нинель Исмаилова, Надежда Юдина – московские журналисты

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции. С оригиналом публикации знакомьтесь здесь

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG