Ссылки для упрощенного доступа

Уголовное дело "Крестов". Ответят ли перед законом причастные к пыткам


Следственный изолятор "Кресты-2"

В отношении сотрудников петербургского СИЗО №1 "Кресты-2" могут возбудить уголовное дело из-за вскрывшихся фактов избиения заключенных. Об этом, как сообщает Интерфакс, заявил официальный представитель Генеральной прокуратуры России Александр Куренной. Материалы проверки, в ходе которой были выявлены признаки преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность), уже направлены в петербургское управление Следственного комитета России.

7 августа в Министерство юстиции, Генеральную прокуратуру и Следственный комитет России было отправлено заявление основателя интернет-проекта Gulagu.net Владимира Осечкина. В нем он писал о том, что, по имеющимся сведениям, в СИЗО №1 "Кресты-2" пытают и избивают людей. "В трех камерах проживают агенты оперативного управления из числа осужденных и арестованных. Администрация СИЗО и сотрудники оперативного управления ФСИН передают незаконно мобильные телефоны, деревянные биты и другие запрещенные предметы, снабжают их домашней едой, создают льготные условия содержания в обмен на незаконные услуги по организации и проведению пыток к основной массе заключенных", – говорится в этом обращении.

За такие "услуги" и агентурную работу оперативники СИЗО "закрывали глаза" и "крышевали" садистов-активистов

По данным Владимира Осечкина, организовывал эти так называемые "пресс-хаты" врио начальника СИЗО Никита Ильин, который таким образом улучшал показатели по "раскрываемости" преступлений. "За такие "услуги" и агентурную работу оперативники СИЗО "закрывали глаза" и "крышевали" садистов-активистов, позволяя им вымогать денежные средства у жертв. Часть денежных средств передавалась оперативникам СИЗО в качестве взяток за общее покровительство", – утверждает Осечкин.

После огласки этой истории руководство Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) подтвердило факты избиений и вымогательств в петербургском СИЗО "Кресты-2". Как сообщил заместитель директора службы Валерий Бояринев, проверка выявила факты превышения должностных полномочий работниками учреждения. Ранее сообщалось, что несколько сотрудников изолятора "Кресты-2" отстранены от работы.

После появления видео с пытками и избиениями в СИЗО "Кресты-2" туда пришли сотрудники Общественно-наблюдательной комиссии Петербурга. По словам члена ОНК Яны Теплицкой, факты, о которых сообщили правозащитники, подтвердились.

– На Gulagu.net видео с пытками и фотографии появилось 6 августа, а накануне (в ночь на 6 августа) мы получили такое же обращение и такие же фотографии и видеозаписи. Первый раз мы поехали в "Кресты" 8 августа, но того пострадавшего, которого бьют на видео, Андрея, там не было. С тем, кто его бил, нам тоже не дали поговорить – сказали, что он на следственных действиях. Мы знали, что Андрею удалось "сбежать" от пыток в другую камеру, и у нас тогда получилось поговорить только с людьми из этой камеры, они и рассказали нам, какие у него были телесные повреждения, и как его зовут, и что он им рассказывал.

Он поехал на суд, там эти повреждения были зафиксированы, и уже из суда его не стали возвращать в ту страшную камеру

Через несколько дней мы сходили в учреждение, в котором находился Андрей, и он рассказал нам, что есть еще один пострадавший, Алексей, он находился там же, и нам удалось с ним поговорить. Он нам рассказал про то, как били его, и про то, что был еще один пострадавший – Сергей. И мы поняли, что с Сергеем мы уже виделись до всех этих публикаций, мы приходили к нему 13 июля по другому обращению, о нарушении его прав в полиции. А тут мы увидели у него свежие телесные повреждения, и он рассказал, что их ему нанесли его сокамерники в камере 438, и что оперативный сотрудник отказался его переводить из нее. Потом он поехал на суд, там эти повреждения были зафиксированы, и уже из суда его не стали возвращать в ту страшную камеру, он остался в карантине. Но 31 июля его туда вернули, и он все это время там находился. Три человека, которые, по словам Андрея, Алексея и Сергея, их избивали, сейчас находятся в карцере. А видеозаписи избиений вел некий Дмитрий, он там и оставался в этой камере. Сергей говорит, что Дмитрий продолжал оказывать на него давление.

– Яна, в "Крестах" действительно не одна, а три такие “пресс-хаты”, о которых говорится на Gulagu.net?

– Мне не очень хочется использовать этот термин, потому что под ним можно понимать разные вещи. Мы не знаем, если ли еще такие камеры, как 438, но само устройство изолятора "Кресты-2" вполне способствует их появлению. С одной стороны, там в целом корпусе нет видеокамер, с другой – не хватает медиков и сотрудников, до них невозможно достучаться. Например, у Сергея были повреждения на лице, поэтому сотрудник позвал фельдшера, и фельдшер его осматривала через "кормушку". И когда она его спрашивала о причинах повреждений, Сергею говорить не давали, отвечали за него другие люди – через дверь-то не видно, кто говорит. Суди по всему, в "Крестах" практически невозможно подавать обращения, они очень плохо регистрируются. В общем, все гарантии соблюдения законности, которые существуют для заключенных, в "Крестах" не очень-то работают.

– Вы хотите сказать, что в новых "Крестах" стало хуже, чем в старых?

Возможно, вот так эта практика перемещается в "Кресты"

– Нет, не хочу, ведь в старых "Крестах" вообще не было видеокамер. А еще нам только что удалось поговорить с теми, кто занимался избиениями, – до этого двое из них были в СИЗО №4, это то самое СИЗО, где погиб Валерий Пшеничный. Другая пара избивавших была в СИЗО №6 в Горелово, а это то место, откуда мы постоянно получаем жалобы на вымогательства и избиения, у него слава пыточного СИЗО. Мы точно знаем, что в СИЗО №6 эта практика процветает, СИЗО №4 сейчас закрыто, но такое там тоже практиковалось. Возможно, вот так эта практика перемещается в "Кресты". По крайней мере, по словам жертв, избивавшие их люди называли себя воспитанниками Горелово, и одни из них демонстрировал видеозапись, как они пытают человека электрическим током, предположительно, это было в Горелово. Да и вообще, все эти практики очень похожи на то, что было в Горелово – возможно, они пришли оттуда, вместе с безнаказанностью.

– Яна, мы уже знаем реакцию ФСИН на происходящее: прошла федеральная проверка, уволены трое сотрудников, 20 получили дисциплинарные взыскания. Представитель Генпрокуратуры Александр Куренной даже назвал одно из самых серьезных найденных нарушений – "перевод гражданина, который впервые оказался в СИЗО, в камеру, где содержатся граждане, имевшие ранее судимости". В то же время есть сведения о том, что хотя на время проверки избиения прекратились, но, как только она прошла, возобновились.

– Да, Сергей нам так и сказал: проверка закончилась, и сразу же давление возобновилось. Насчет увольнений – непонятно, кого уволили. Во всяком случае, вряд ли увольнение коснулось заместителя начальника "Крестов" по оперативной работе. А главное, была очень слаженная работа по сокрытию преступлений. Но я не слышала, чтобы были наказаны сотрудники управления.

– Яна, вот вы собрали информацию, все записали и зафиксировали – что еще ОНК может сделать в этом случае?

В разумном случае проверку должны были начать уже по факту телесных повреждений

– Обычно мы стараемся контролировать ситуацию с теми людьми, кто к нам обратился, но, возможно, через полтора месяца у нас не будет такой возможности, потому что у нас заканчивается мандат. А мы видим, что последние несколько лет Общественная палата не выбирает в ОНК тех, кто в предыдущий срок был там активен. Конечно, мы направим сообщения госорганам обо всем, что мы зафиксировали. В разумном случае проверку должны были начать уже по факту телесных повреждений, а у Сергея они были еще 11 июля. Но ее начали, как я понимаю, только после публикации видео. Если нас захотят опросить, мы с радостью все расскажем, приложим акты наших посещений, записи рассказов и всего того, что мы видели своими глазами. Но пока к нам никто не обращался. Видеозаписи наших посещений должны храниться два года, там тоже видны телесные повреждения.

Проведенная в "Крестах" проверка не впечатлила и другого члена ОНК, Екатерину Косаревскую:

– Несмотря на эту проверку, информации о том, что дело возбуждено, все еще нет. По крайней мере, на двоих избивавшихся заключенных продолжает оказываться давление. Только после прихода членов ОНК человека, которого избивали в 438-й камере, перевели в другую камеру. Но на него продолжают оказывать давление, он даже не смог написать никаких заявлений. Еще один человек находится на экспертизе, и, возможно, на него тоже оказывают давление. Какие-то сотрудники уволены, но этого явно недостаточно, нет ощущения, что проверка полностью решила проблему.

– И не уволен Ильин, которого называют организатором пыток?

Во время избиений Андрея ему показывали видео, как пытают другого человека – скорее всего, в Горелово

– Конечно. А ведь он еще и заместитель начальника по оперативной работе. Получается, что все те оперативные сотрудники, которые причастны к этому делу, – сотрудники его отдела. У нас составлены акты по всем нашим посещениям, кроме того, у Сергея, например, на видеозаписи нашего с ним разговора четко видны телесные повреждения, все это мы приложим к нашим заключениям, которые разрастаются по мере получения новой информации. В тот самый день, когда мы разбирались с избиениями в "Крестах", нам сообщили о пытках в Горелово, а потом оказалось, что во время избиений Андрея ему показывали видео, как пытают другого человека – скорее всего, в Горелово. И сейчас мы пытаемся найти жертву – человека, который был на этом видео.

Получается, что проблема давления на заключенных выходит за рамки одного изолятора, она существует не только в "Крестах", это целая система. Когда мы соберем все данные, то отправим их, куда только можем. Они объявили, что 20 человек получили дисциплинарные взыскания – но ведь это может быть просто устный выговор, который ни на что не влияет. Странно также, что те, кто занимались избиениями, помещены в карцер, и, судя по всему, их оттуда не собираются извлекать. Непонятно, зачем назначать дисциплинарное взыскание, помещать в карцер, когда можно провести проверку и возбудить уголовное дело.

– Владимир Осечкин пишет, что видео с избиениями отправляются следователям вплоть до высшего начальства в качестве доказательств проделанной "работы". Если это так, неужели проверяющим было трудно обнаружить эти видео в компьютерах у оперативников и сотрудников ФСИН?

– Да, когда хотят найти авторов экстремистских постов во ВКонтакте, то сразу посылаются запросы. Я уверена, что многие из таких видео тоже пересылаются во ВКонтакте, и совершенно точно можно запросить, какие видео хранятся в переписках этих людей, в рамках следственной проверки можно легко установить, как ведется такая отчетность.

– У вас есть надежда своей деятельностью хоть немного поколебать эту систему насилия во ФСИН? Пока кажется, что она только укрепляется.

Изолятор в Горелово надо закрывать, там происходят чудовищные вещи, но вот теперь мы видим, что порядки Горелово действуют уже в "Крестах"

– Честно говоря, после этой истории надежды стало меньше. Раньше истории о столь откровенных истязаниях людей я слышала только про Горелово. С другой стороны, пусть не сразу, но сами заключенные стали об этом говорить и вынесли это наружу, в публичное поле. И это уже неплохо, потому что из тех изоляторов, в которых все совсем плохо, никакие обращения не доходят, люди боятся говорить, а если здесь говорят, значит, еще есть какой-то шанс. Весь последний год мы говорим о том, что изолятор в Горелово надо закрывать, что там происходят чудовищные вещи, но вот теперь мы видим, что порядки Горелово действуют уже в "Крестах".

Тем не менее Екатерина Косаревская рассчитывает, что возникший скандал поможет найти тех людей, которые покрывают происходящее и в Горелово, и в "Крестах", и тогда ситуация изменится. Она также надеется, что вся эта история была достаточно громкой, чтобы ответом на нее стало политическое решение об изменении системы ФСИН.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG