Ссылки для упрощенного доступа

Экзарх Вениамин. Москва дала православным Беларуси нового пастыря


Патриарший экзарх всея Беларуси митрополит Вениамин (Тупеко)

В Беларуси активно обсуждают смену высшего иерарха Белорусской православной церкви – патриаршего экзарха, митрополита Минского и Заславского, которым вчера стал Вениамин (в миру – Виталий Тупеко), до этого служивший архиепископом Борисовским и Марьиногорским. Что сулит новое назначение белорусской церкви и обществу – в состоянии нынешнего острого кризиса?

Решение о назначении нового патриаршего экзарха всея Беларуси принял вчера Священный синод Русской православной церкви, в состав которой входит БПЦ.

Прежний экзарх, митрополит Павел (Пономарев), переведен на юг России – он стал митрополитом Екатеринодарским и Кубанским (служивший там митрополит Исидор скончался от коронавирусной инфекции 8 августа). Митрополит Павел не отличался каким-то из ряда вон выходящим либерализмом, однако после того, как белорусские власти начали жестоко расправляться с участниками акций протеста после президентских выборов 9 августа, экзарх, по словам его пресс-секретаря, протоиерея Сергея Лепина, "возмутился, ужаснулся и расстроился". Митрополит Павел успел поздравить Александра Лукашенко с "победой" на выборах, но затем назвал это поздравление преждевременным и выразил сожаление по этому поводу.

Трудно сказать, было ли именно это решение причиной перевода митрополита Павла из Беларуси на Кубань. Белорусский религиовед Наталья Василевич считает, что "митрополиту Павлу как гражданину РФ было очень трудно руководить епархией. Его в 2014 году назначили в тихую епархию, где ничего не происходит, где нет никаких раскольников и автокефалий. Его назначили в рай. А он превратился в ад. В смысле управления – так точно".

Что известно о новом митрополите – Вениамине? Ему 51 год, возраст для церковного иерарха такого ранга весьма молодой. Он, в отличие от предшественника, коренной белорус, уроженец Брестской области. По образованию – инженер-радиофизик, но уже в ранней молодости стал монахом, был принят в число братии Свято-Успенского Жировичского мужского монастыря – одной из самых известных православных обителей Беларуси.

Его назначили в рай. А он превратился в ад. В смысле управления – так точно

За пару лет до того, как Вениамин пришел в этот монастырь, именно в Жировичах завершил свой путь схиархимандрит Иоанн (Маслов) – своеобразная и по-своему легендарная фигура Русской православной церкви позднесоветской эпохи. Отец Иоанн был в 1985–1991 годах духовником Жировичского монастыря и автором исследования о Глинской пустыни, к числу старцев которой он принадлежал. Так называемые "масловцы", к которым относят и митрополита Вениамина, считаются приверженцами весьма строгого, аскетического и отчасти мистического направления в православии.

Репутация богослова-аскета закрепилась и за новым белорусским экзархом. Кроме того, он считается удобной фигурой для Александра Лукашенко, хотя люди, знакомые с обстановкой в белорусских церковных кругах, не подвергают сомнению искренность его взглядов, в основе которых лежит не политика, а религиозные убеждения.

"Владыка Вениамин – физик по образованию, одно время в БПЦ он отвечал за связи с Академией наук. Он хорошо понимает белорусский язык, ему не нужно будет писать тексты с переводом, – говорит Наталья Василевич. – Но им и управлять легче. А куда он денется из Беларуси? На днях было опубликовано интервью с ним, которое стало демонстрацией его лояльности перед назначением. Он заявил, что автокефалия – это едва ли не самый страшный грех. И это очень соответствует тем настроениям, которые господствуют сейчас в РПЦ в отношении местных церквей в Беларуси, Украине, Молдове. В РПЦ все боятся, что произойдет парад автокефалий – после того как в Украине была создана ПЦУ. В РПЦ слово "автокефалия" вызывает нерациональную паническую реакцию".

Назначение патриаршим экзархом белорусского уроженца, а не "пришлого" иерарха вызвало у многих верующих в Беларуси определенное воодушевление. Минский священник Александр Шрамко, подвергнутый запрету на служение за критику патриарха Кирилла, этих эмоций не разделяет:

Позднее отец Александр развил свою мысль: "На мой взгляд, это не самая лучшая новость. Если взглянуть на сегодняшнюю Белорусскую православную церковь, то можно увидеть два символических крыла. С одной стороны – епископ Гродненский Артемий, который поддержал акции протеста, и много других, куда более молодых священников, с другой стороны – провластные епископы. Митрополит Павел находился где-то посередине между ними. Что касается владыки Вениамина, то это очень консервативный человек, очень набожный, погруженный в молитвы. Мне кажется, что такой человек скорее будет выполнять чьи-то распоряжения, чем тот же митрополит Павел, который не всегда подчинялся тому, что ему говорили... Павел при всех своих минусах позволял вести какую-то свою линию, служить литургию на белорусском языке, например. Не исключаю, что БПЦ станет такой организацией, что Павла еще добрым словом будут поминать".

Такой человек скорее будет выполнять чьи-то распоряжения, чем тот же митрополит Павел

Религиовед Николай Митрохин из Бременского университета в Германии называет владыку Вениамина "выдвиженцем однозначно пророссийского архиепископа Гурия (Апалько), который давно претендовал на это место, но его не получил как слишком явно пророссийский и интриган". Большая часть церковной карьеры архиепископа Гурия также связана с Жировичским монастырем.

До сих пор владыка Вениамин не был замечен в какой-либо политической активности. Тем не менее, нынешняя ситуация в Беларуси такова, что многие наблюдатели не исключают возможности подключения церквей и религиозных объединений к процессу переговоров – если власти наконец решатся на них пойти. Глава белорусских католиков архиепископ Тадеуш Кондрусевич несколько раз в ходе нынешнего кризиса призывал к началу диалога между властями и протестующими, а в храмах Беларуси сейчас можно встретить и такие заявления:

По мнению белорусского политического аналитика Артема Шрайбмана,
"нужно найти субъекта, который точно не претендует на власть и заинтересован только в общественном мире и согласии. Лучшим из того, что у нас есть, мне кажутся церкви. Мне не близки такие подозрения, но у кого-то может быть соблазн считать БПЦ проводником российских интересов, а католическую церковь – польских. Компромиссом может быть коллективный посредник из лидеров пяти белорусских конфессий – православных, католиков, протестантов, иудеев и мусульман".

Пока невозможно судить о том, согласится ли на подобную роль новый предстоятель Белорусской православной церкви митрополит Вениамин – если она ему будет предложена.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG