Ссылки для упрощенного доступа

Телевизионная пресс-конференция бывшего руководителя Службы безопасности Грузии Игоря Георгадзе


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Андрей Шароградский: Сегодня в московском представительстве партии «Справедливость» прошла телевизионная пресс-конференция бывшего руководителя Службы безопасности Грузии Игоря Георгадзе. По его мнению, обострение российско-грузинских отношений происходит из-за неконструктивной политики официального Тбилиси. Игорь Георгадзе в середине 90-х годов был объявлен в международный розыск, после того грузинские власти обвинили его в организации покушения на жизнь тогдашнего президента страны Эдуарда Шеварднадзе. Тему продолжит Олег Кусов.



Олег Кусов: Бывший руководитель Службы государственной безопасности Грузии, лидер партии «Справедливость» Игорь Георгадзе на телевизионной пресс-конференции рассказал о своих политических взглядах.



Игорь Георгадзе: Мы не собираемся выступать ни против кого, в том числе ни против Америки. Мы просто не хотим дружить ни с кем против России. Вот вся разница. Когда спрашивают: "Какой политической ориентации вы придерживаетесь - прозападной или пророссийской?" Я отвечаю: "Ни прозападной, ни пророссийской - прогрузинской. Но в грузинских интересах быть в очень близких и теплых отношениях с Россией".



Олег Кусов: Пресс-конференция Игоря Георгадзе проходила в московском офисе партии «Справедливость». Перед журналистами установили больших размеров экран. Находящийся в розыске лидер партии отвечал на вопросы при помощи спутникового телевидения. Он сидел в просторной студии на фоне двух мониторов. Журналисты теснились в маленьком партийном офисе. Игорь Георгадзе подчеркнул, что в ближайшее время не намерен возвращаться в Грузию.



Игорь Георгадзе: Что касается моей легализации. Никакого смысла общения с этой властью на уровне - вы знаете Шеварднадзе сказал, что Георгадзе не виноват, и на этом основании я приеду, разрешите, пожалуйста, дорогие, - я не вижу смысла вот такого диалога. То, что Шеварднадзе сказал о моей непричастности, об отсутствии у него доказательств, то, что он никогда меня не обвинял напрямую в организации теракта - это, конечно, может быть, для юридического обоснования дальнейших наших шагов имеет какое-то значение, хотя сомневаюсь.


Значение имеет другое - об этом мало кто говорит, потому что мало, кто знает. Мой адвокат в Грузии инициировал вопрос с проведением судебного процесса по тем обвинениям, которые выдвигались в мой адрес старыми властями. Власти Грузии трижды откладывали этот процесс, понимая, что контраргументов не имеется, таким образом, нарушена конституционная норма о рассмотрении дела в суде. Мы сейчас получили юридическую возможность обратиться в Страсбургский суд, что мы и будем делать.



Олег Кусов: После настойчивой просьбы одной из журналисток, Георгадзе согласился на тайную встречу для интервью, но при условии, что их встреча должна произойти за пределами России. Бывший шеф службы безопасности Грузии, по мнению журналистов, в такой форме попытался опровергнуть утверждения грузинских властей, что он находится под охраной российской ФСБ. Более убедительных аргументов в свою пользу Игорь Георгадзе не привёл.


Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG