Ссылки для упрощенного доступа

Большая часть населения Ирана, которая поддерживает президента Ахмадинеджада, болеет массовым религиозным психозом


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие руководитель Московского Центра экстремальной журналистики, востоковед Олег Панфилов.



Андрей Шарый: Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад представляет свою страну в качестве лидера исламского мира, готового противостоять христианской агрессии. В этом смысле иранская ядерная программа становится способом демонстрации независимости и несгибаемого характера иранцев. В какой степени это соответствует действительности? Я беседую с руководителем Московского Центра экстремальной журналистики, востоковедом Олегом Панфиловым, который несколько лет прожил в Тегеране.



Андрей Шарый: Олег, вы прекрасно знаете характер иранского народа, несколько лет прожили в Тегеране, говорите на фарси. Скажите, пожалуйста, вот такая склонность к конфронтации - это особенность нынешнего иранского режима, или это характеристика такого неуступчивого гордого персидского, иранского народа?



Олег Панфилов: Я думаю, что здесь нужно говорить исключительно о мнении власти. Потому что сейчас в Тегеране вокруг президента Ахмадинеджада собралась наиболее реакционная часть новой иранской элиты. А если говорить вообще об иранском народе, то нужно говорить, в том числе и о той значительной части народа, которая была вынуждена покинуть страну, начиная с 1979 года. У меня много друзей из иранских эмигрантов, живущих в Европе, в Соединенных Штатах. Это люди высоко образованные, которые, естественно, совсем не понимают ту позицию, которую сейчас занимает Ахмадинджад.


Если говорить о политических взглядах президента Ирана, то, конечно же, это его личное дело и дело той части населения, которая сплотилась вокруг него. К сожалению, большая часть нынешней политической элиты Ирана - это так называемые люмпены, которые поддержали исламскую революцию, которые сейчас работают, в основном, в государственных учреждениях.



Андрей Шарый: На протяжении последнего большого политического периода Иран - это очень религиозное общество. Какое место религии ислам играет в ежедневной жизни иранского общества - это клерикальное государство?



Олег Панфилов: Поверьте, мои знакомые и друзья в Иране, которые формально являются мусульманами, потому что они родились от родителей мусульман, это люди, которые критически относятся к политическому исламу. Понятно, что шиитское общество отличается более такой консервативной позицией от суннитского общества. Это, в общем, довольно видно по тому, как ислам действует в политике соседних стран с Ираном. Все-таки большая часть населения, которая поддерживает президента Ахмадинеджада, это люди, которые болеют таким массовым религиозным психозом.



Андрей Шарый: Это религиозный психоз или это ущемленное чувство национального достоинства? Иран хочет стать лидером радикального исламского мира. Есть ли у этого основания в истории страны, в национальном характере иранцев?



Олег Панфилов: Нет, конечно, несмотря на то, что периодически власти, прежде всего, религиозные власти Ирана пытаются диктовать какие-то религиозные устои арабским странам. Понятно, что это вызывает очень резкое отторжение. К сожалению, очень многие политологи забывают о том, что между Ираном и арабскими странами существует очень сильное напряжение, прежде всего, касающееся религиозных толкований. Сейчас иранским обществом движет некое чувство ущемлености, прежде всего, связанное с тем, что страна уже много лет живет в условиях экономической блокады. К сожалению, ни предыдущие власти, ни нынешние власти Ирана так ничего и не могут сделать для того, чтобы Иран вновь стал страной, с которой бы разговаривали на равном языке, как это было до 1979 года.




Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG