Ссылки для упрощенного доступа

Скорая полицейская помощь


Кадр из фильма "Кавказская пленница"

Внештатный фотокорреспондент газеты "Коммерсант" в Санкт-Петербурге Давид Френкель намерен добиваться расследования действий врачей бригады скорой помощи, применивших против него силу в отделении полиции. Кадры, на которых вызванные полицейскими медики пытаются скрутить фотографа, хватают его за горло и связывают ему руки, вызвали серьезный скандал: дело взял на личный контроль министр внутренних дел России Владимир Колокольцев. Сегодня Давид Френкель, который помимо избиения подвергся в полиции оскорблениям на национальной почве, подал заявления с требованиями расследовать произошедшее в Следственный комитет России, Комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга и МВД.

11 декабря Давид Френкель снимал несанкционированное шествие ЛГБТ-активистов по центру Санкт-Петербурга. Не впервые: журналисту часто приходилось снимать подобные акции и раньше. В какой-то момент оказалось, что на пути шествия с радужными флагами стоят активисты радикального прокремлевского движения "НОД". ЛГБТ-активисты просто перешли на другую сторону улицы, завершили шествие и спокойно провели свою акцию там, где и собирались, в сквере неподалеку. На обратном пути в редакцию Френкель решил сделать несколько снимков акции НОДовцев, но натолкнулся на жесткое сопротивление: его несколько раз ударили и попытались выбить из рук камеру.

На место инцидента довольно быстро приехала полиция. Однако ее почему-то больше заинтересовало не нападение на фотографа, а акция ЛГБТ-активистов, которую полицейские, как оказалось, попросту "прошляпили". В итоге в полицию был доставлен именно Давид Френкель. НОДовцы, в том числе мужчина, напавший на фотографа и находившегося рядом корреспондента "Эха Москвы в Петербурге" Арсения Веснина, спокойно завершили свой пикет и разошлись по домам.

В отделении полицейские начали выяснять у фотографа, откуда он узнал о ЛГБТ-шествии, и намекать, что его могут привлечь к ответственности как соучастника несанкционированной акции. После того как он отказался отвечать на провокационные, как ему показалось, вопросы, полицейские вызвали бригаду скорой психиатрической помощи.

То, что случилось потом, частично попало на видео камеры наблюдения в отделе полиции:

Все это время в холле отделения полиции находился отец Давида Френкеля. Только благодаря его быстрому приезду, полагает фотограф, он и смог покинуть полицейский участок не под конвоем врачей-психиатров, а в сопровождении близкого человека.

На следующий день, 12 декабря, инцидент получил широкую огласку и заставил реагировать чиновников. За Френкеля вступился уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов и Союз журналистов России. Спустя сутки на происшествие обратила внимание вдова Анатолия Собчака, ныне сенатор от Тувы Людмила Нарусова. После ее запроса ситуацию взял "под личный контроль" глава МВД России Владимир Колокольцев. Давид Френкель, в свою очередь, зафиксировал в травмопункте нанесенные ему врачами скорой повреждения – кровоподтеки, синяки на шее, запястьях, ссадины на руках – и теперь намерен добиваться привлечения виновных к ответственности.

По версии полицейских, Френкель сам попросил доставить его в полицию, а бригада скорой помощи была вызвана из-за подозрений в его плохом самочувствии. Эксперты-психиатры, которых цитируют "Фонтанка.ру" и прокремлевское "Федеральное агентство новостей", допускают, что произошедшее с фотографом было "процедурой принудительного психиатрического освидетельствования". В интервью Радио Свобода Давид Френкель рассказывает свою версию случившегося:

– Как развивались события в тот день, 11 декабря? Вы часто снимаете самые разные акции. У вас было какое-то предчувствие, что на этот раз все пойдет не так?

– Нет, не было. Акция прошла совершенно спокойно, полиция о ней заранее не знала и никак не препятствовала ее проведению. Активисты, увидев издалека присутствующих на Невском проспекте НОДовцев, решили избежать конфликта, перешли на другую сторону Невского проспекта и закончили свой марш в Екатерининском саду. Акция прошла совершенно спокойно.

– Официальная версия полиции такова: вы приехали в отделение добровольно, чтобы написать заявление, а врачей вызвали потому, что вам стало плохо. Это правда?

– Ну, это их официальная версия. Правда заключается в том, что я написал заявление по поводу нападения на меня активиста "НОД" прямо на месте, на Невском проспекте, а доставлен я в отдел был уже потому, что на меня написали ответное заявление – о том, что я мешал проведению акции "НОДа". Сначала я отказался добровольно ехать в отдел полиции для дачи объяснений по своему заявлению, но уже затем мне было сказано, что я обязан поехать, потому что на меня поступило ответное заявление. Что касается их объяснения, что, мол, бригада была вызвана, потому что мне стало плохо, – нет, ее вызвали, потому что сотрудники полиции мне угрожали: им не нравилось, как я отвечаю на вопросы, не нравилось, что я не выключаю мобильный телефон, и они пригрозили вызвать скорую помощь, чтобы "проверить мою адекватность".

– Поведение медиков в этой ситуации – это самое интересное. По видео не совсем ясно, что они пытаются с вами сделать. Что там происходило?

Один из медиков становится сзади меня и начинает меня душить, а два других начинают связывать мне руки

– Перед тем, как начинается видеозапись, они вошли в помещение, не представились и схватили мои документы со стола. Я стал протестовать, стал говорить, что я не знаю этих людей, спрашивать, почему они берут мои документы. В ответ они потребовали, чтобы я пересел в другое место в том же кабинете. Дело в том, что я сидел прямо под видеокамерой наблюдения, и поскольку я серьезно опасался, что против меня будет применено какое-то физическое воздействие или лекарства, то я отказался пересесть. Я ответил медикам, что я не хочу пересаживаться, а хочу остаться в поле зрения камеры. А дальше начинается уже то, что видно на видеозаписи. Они подходят ко мне вплотную, хватают меня, пытаются перетащить через стол. Один из медиков становится сзади меня и начинает меня душить, а два других начинают связывать мне руки.

– Вам было страшно в этот момент?

– Да, я, конечно, испугался! Больше всего я опасался того, что это именно врачи, поэтому они могут сделать мне какой-то укол успокоительного, например, чего я не хотел. Я больше опасался именно этого, чем, может быть, пыток или чего-то еще.

– Какие у вас в итоге были зафиксированы повреждения? Вы получили какие-то официальные документы?

– У меня зафиксировали ссадины на запястьях, следы от связывания, зафиксировали порезы на пальцах от того, что мне заламывали пальцы, чтобы связать, и зафиксировали синяк на шее от удушения. Я написал заявление о том, чтобы мне выдали копии документов об освидетельствовании, и сегодня как раз при мне сделали копии с этих документов, мне обещают, что мне их выдадут после подписи главврача, а оригиналы при мне изъяла полиция.

– Насколько я понял из ваших рассказов в фейсбуке, вас не только пытались скрутить, но оскорбляли словесно из-за вашей национальности.

– Я не могу вспомнить, с чего это началось, но когда врачи узнали, что я еврей, стали шутить об обрезании. Были антисемитские оскорбления и со стороны изначально напавших на меня людей (как пишет Френкель в фейсбуке, НОДовцы называли его "жиденком", а врачи скорой, помимо шуток об обрезании, спрашивали фотографа про некий "рождественский седер" – вероятно, перепутав Рождество с иудейским праздником Песах).

Пикет "НОД", участники которого напали на Давида Френкеля и журналиста "Эха Москвы в Петербурге" Арсения Веснина:

– Вы не первый раз снимаете ЛГБТ-акции. Чем, по вашему мнению, пикеты 11 декабря отличались от других подобных акций, почему они вызвали такую злость у полицейских?

– Это мне как раз понятно. Дело в том, что злость вызвал тот факт, что полиция о нем совершенно не знала, а узнала уже после того, как он был спокойно проведен. Их вывело из себя именно то, что они ничего не знают и что я отказался им как-то помочь, отвечать на вопросы об организации и так далее.

– То есть они думали, что вы в сговоре с организаторами, и хотели выведать, как так вышло, что они про это шествие ничего не знали?

– Да, примерно так.

– Что вы планируете делать с этим дальше? Вы не опасаетесь мести, например, со стороны того же "НОДа" в Петербурге? В вашем городе прокремлевские активисты не стесняются вести самую настоящую охоту за неугодными.

– Я не думаю, что от "НОДа" будет какая-то месть, тем более что история получила очень большую огласку, различные организации выступили с заявлениями, и Союз журналистов, и международный "Мемориал", поданы обращения в Совет по правам человека. Насколько я знаю, сейчас глава МВД Колокольцев сказал, что берет эту историю под личный контроль. Так что я не думаю, что с таким количеством внимания будет месть или еще что-то. Сейчас я готовлю для подачи заявление о противоправных действиях медиков, о бездействии сотрудников полиции. Я хочу, чтобы была проведена проверка того, законны ли все эти действия, с такими заявлениями я обращусь в Следственный комитет, в Управление МВД и в Комитет по здравоохранению. В зависимости от их реакции буду действовать уже дальше по их ответам, – говорит Давид Френкель.

Марш ЛГБТ в Санкт-Петербурге, 11 декабря. Съемка корреспондента Радио Свобода:

На следующий день после марша ЛГБТ трое его участников были задержаны и доставлены все в то же 78-е отделение полиции. Их обвиняют в нарушении правил проведения массовых мероприятий. Александра Хмелева, Георгия Жукова и Ирину Сигову задержали на Сенатской площади, где они устроили импровизированную акцию в честь Дня Конституции. В качестве доказательства участия Хмелева, Жукова и Сиговой в несанкционированном шествии по Невскому проспекту им предъявили съемку, которую вел на акции 11 декабря корреспондент Радио Свобода. Сейчас активисты ждут суда.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG