Ссылки для упрощенного доступа

Рубль-2017


В 2016 году цены на нефть выросли более чем вдвое, а курс рубля к доллару – на 27%

В первые же дни наступившего года в полной мере проявились оба главных для него внешних фактора. Цены на нефть, на ожиданиях заявленного странами ОПЕК и не-ОПЕК сокращения ее добычи, за два дня выросли почти на 2,5%. Но тут резко подорожал американский доллар, к евро например, – до 14-летнего максимума. И цены на нефть в считаные часы обвалились сразу на 5%. За ними следовал и биржевой курс рубля, хотя и с меньшими колебаниями. Факторы внешние и внутренние, которые в наибольшей степени будут определять в наступившем году обменный курс российской валюты, мы обсуждаем с российскими экспертами.

С очередных минимумов, отмеченных в конце января 2016 года (83,59 за один доллар) курс рубля к доллару вырос к концу минувшего года в целом более чем на четверть. При этом особенно заметно он укрепился в декабре – на фоне сразу двух соглашений нефтедобывающих стран (ОПЕК и не-ОПЕК) о сокращении добычи нефти, из-за которых цены на нее резко выросли.

Но в целом курс рубля к доллару – по отношению к текущему уровню цен на нефть – в какой мере является “равновесным”, по вашим оценкам? Возможно, он несколько переоценен, то есть может ослабеть? Или, наоборот, недооценен?

Константин Гуляев, руководитель управления рыночных исследований Инвестиционно-финансового Дома “Капитал”:

– Думаю, что относительно нефти курс рубля не переоценен. Скажем, анализ графика рублевой цены на нефть показывает, что, наоборот, рубль был недооценен. Сейчас эта ситуация “выправляется”. Причем, учитывая текущие нефтяные цены, курс рубля может даже еще вырасти.

Наталия Орлова, главный экономист “Альфа-Банка”:

– В принципе можно, видимо, говорить о том, что в последние месяцы 2016 года курс рубля имел тенденцию к некоему “избыточному” укреплению. При нынешней среднегодовой цене на нефть “равновесное” значение курса – где-то в диапазоне 65–70 рублей за доллар. Поэтому в целом я бы говорила, что некоторое “избыточное” его укрепление наблюдается.

Владимир Тихомиров, главный экономист финансовой компании “БКС”:

– Мне кажется, текущий уровень курса рубля вполне отражает рыночную конъюнктуру как на сырьевых рынках, так и внутри страны. То есть на сегодня он вполне “равновесен”. И если бы, скажем, не резкое укрепление доллара в последние полтора месяца, и его курс, например, к евро оставался бы в районе 1,12 доллара за евро, то рубль, не исключаю, при текущих ценах на нефть мог бы оказаться и дороже 60 за доллар.

Помимо сразу двух международных соглашений о сокращении добычи нефти (хотя и сомнений в их неукоснительном выполнении – множество), в самом конце 2016 года возник еще один мощный фактор влияния на курс рубля. Федеральная резервная система (ФРС), Центральный банк Соединенных Штатов, и вновь повысила ключевую процентную ставку, и фактически анонсировала ее активное дальнейшее повышение в 2017 году.

Да, рост цен в России, безусловно, замедляется. Однако, если сравнивать с американской инфляцией и “перекладывать” разницу на валютные курсы, то “равновесный” курс рубля будет смещаться ближе к 70 за один доллар

Первый фактор, безусловно, – в пользу роста цен на нефть, что уже проявилось, а значит – и в пользу укрепления рубля. Тогда как второй фактор – наоборот, в пользу снижения цен на нефть, так как предполагает дальнейшее укрепление доллара, что обычно сопровождается падением цен на все сырьевые товары, которые в долларах и торгуются. По вашим текущим представлениям, сколь велика вероятность возникновения такой ситуации, когда из-за “недостаточного”, назовем это так, сокращения добычи нефти в мире российский рубль, как сырьевая валюта, в итоге может оказаться под давлением сразу обоих факторов: и нефть вновь будет дешеветь – ввиду сохраняющегося ее избытка на рынке, да еще и сам доллар – дорожать по отношению к другим валютам?

Константин Гуляев:

– Может, конечно, сложиться ситуация, что и нефть будет давить на рубль, и укрепление доллара. Но надо учитывать, что сейчас доллар уже, скажем так, авансом несколько укрепился. Нельзя назвать его слишком переоцененным, но тем не менее, дальнейшее укрепление доллара, без какой-либо коррекции, оказывается, на наш взгляд, под вопросом. Поэтому на первый план, видимо, выходят именно цены на нефть. Тогда как укрепление доллара, возможно, и не будет уже таким существенным, как в последние месяцы.

Мой взгляд более оптимистичный, чем у правительства. Если смотреть на нефть более “позитивно”, то можно так же смотреть и на курс рубля

Наталия Орлова:

– Это, безусловно, возможный сценарий. Действительно, есть впечатление, что сейчас рынок пребывает в избыточном оптимизме в отношении влияния договоренностей ОПЕК и других стран на дальнейшее движение цен на нефть. Но есть и дополнительный фактор, который сейчас сильно влияет на курс рубля. Это – оптимистичные ожидания, связанные с приходом к власти нового президента США. Многими на рынке это воспринимается как возможность смягчения западных санкций в отношении России, а то и их отмены. И, собственно, динамика курса рубля во второй половине декабря 2016 года в значительной степени определялась именно всплеском такого оптимизма. Хотя, безусловно, если такое действительно произойдет, то масштаб укрепления рубля в этом случае окажется несопоставимо большим, чем даже от роста цен на нефть или каких-то иных позитивных для рубля факторов.

Владимир Тихомиров:

– Такой риск однозначно присутствует. Но, наверное, он уже не столь велик, как это казалось еще несколько месяцев назад. Во-первых, есть основания полагать, что соглашения по сокращению добычи нефти все-таки будут в значительной степени выполняться. Уже по той простой причине, что оно крайне необходимо ключевым игрокам нефтяного рынка. Таким, скажем, как Саудовская Аравия или Россия, которым крайне необходима более высокая цена на нефть для балансировки собственных бюджетов. Впрочем, не только этим, но и практически всем нефтедобывающим странам.

Импорт – это следствие спроса на импортные товары внутри страны. А спрос этот зависит от доходов населения и компаний

Собственно, такого рода ожидания и доминируют сегодня на рынках, если судить по многочисленным публикациям последних недель на эту тему… А какие еще факторы вы имеете в виду?

Владимир Тихомиров:

– Во-вторых, конечно же, большое значение для рынка нефти будет иметь курс доллара. А здесь все будет определяться в итоге состоянием американской экономики. Ведь именно на это в первую очередь ориентируется ФРС США. Ускорение роста американской экономики может потянуть за собой и общемировой рост. Что, в свою очередь, благоприятно отразится на рынках сырья, включая нефть, даже в условиях более жесткой монетарной политики ФРС. То есть здесь есть немало таких факторов, которые “балансируют” друг друга.

Этот фактор также позволяет российскому рынку расти, несмотря на то что многие другие развивающиеся рынки оказались в последние месяцы под сильным давлением и “падали”

Однако укрепление доллара, на фоне повышения процентных ставок в США, традиционно ведет к перетеканию на американский рынок капиталов с рынков других стран, особенно развивающихся. Ведь американские активы, помимо своей надежности, становятся для инвесторов и более прибыльными, чем при низких ставках. По вашим представлениям, в какой мере это может отразиться на России и, соответственно, на рубле? Или сколько-нибудь внушительный отток капиталов из России теперь уже маловероятен, так как основные капиталы давно “ушли” из страны в последние три года – на фоне как резко подешевевшей нефти, так и западных санкций?

Константин Гуляев:

– Не совсем так… Новые капиталы как раз приходили в последние два месяца, особенно после президентских выборов в США. Чистый приток оказался почти рекордным – более одного миллиарда долларов пришло на российский фондовый рынок, что вызвало, естественно, и рост акций, и укрепление рубля. В целом это было связано с двумя факторами: рост цен на нефть на соглашениях о сокращении ее добычи, а также ожидания (на мой взгляд – завышенные), связанные с победой Дональда Трампа на президентских выборах в США.

Поэтому в целом можно сказать, что некоторое “избыточное” укрепление рубля наблюдается

То, что в России сегодня капитал международных инвесторов присутствует лишь в незначительных объемах, связано не только с фактором их оттока в последние три года, поясняет главный экономист “Альфа-банка”:

Наталия Орлова:

– В России, в общем-то, и нет емких финансовых рынков. Скажем, рынок государственного крайне невелик – “всего” 13% ВВП. Рынок корпоративных облигаций – тоже очень небольшой. То есть мало самих финансовых инструментов, под которые иностранный капитал в принципе мог бы “приходить”. И эта ситуация для России не нова. Каждый раз, когда случается некий финансовый кризис, мы обнаруживаем, что это, в общем-то, спасает нас от еще больших потрясений…

Владимир Тихомиров:

– Россия здесь стоит несколько особняком. Во-первых, действительно, многие инвесторы, которые хотели уйти из России, уже ушли – объемы зарубежных инвестиционных фондов, ориентированных на российский рынок, сократились в разы. То есть дальше вроде как и сокращаться уже некуда. Во-вторых, ожидания рынками некоего позитива в отношении России – и в геополитике, и связанного с повышением цен на нефть.

В-третьих, многие развивающиеся страны оказались сегодня в сложной долговой ситуации – будь то Турция, Бразилия или Южная Африка. Где-то – большой государственный долг, у других – и государственный, и частного сектора. И на этом фоне Россия “выглядит” очень хорошо. Отчасти благодаря западным санкциям, только за последние два года общий внешний долг России сократился почти на треть – в противовес мировой тенденции наращивания долгов. Да и график дальнейших платежей по российскому долгу теперь стал куда более щадящим, чем он был, скажем, еще в 2014 году. Этот фактор также позволяет российскому рынку расти, несмотря на то что многие другие развивающиеся рынки оказались в последние месяцы под сильным давлением и “падали”.

Оптимистичные ожидания, связанные с приходом к власти нового президента США. Многими на рынке это воспринимается как возможность смягчения западных санкций в отношении России, а то и их отмены

Внутренний спрос в России на фоне продолжающегося кризиса и падения доходов остается подавленным, в том числе и на валюту, что также является фактором в пользу рубля. Однако начиная с осени 2016 года еще недавний глубокий спад общего импорта в страну (на 30–40%) сменился его новым ростом, который теперь лишь ускоряется. А значит, как можно предположить, и спрос на валюту будет расти. В какой мере этот фактор, по вашим представлениям, может стать “курсообразующим” для рубля в 2017 году? Или пока прирост импорта еще не столь значителен для такого влияния?..

Константин Гуляев:

– Вряд ли… Как только курс национальной валюты укрепляется, потребительский спрос сразу пытается “перейти” на импортные товары, более качественные, которые становятся более доступными. Этот фактор, безусловно, влияет на рубль, но все же не является для него курсообразующим.

Владимир Тихомиров:

– Со стороны импорта никаких угроз для рубля я пока не вижу. Импорт – это следствие спроса на импортные товары внутри страны. А спрос этот зависит от доходов населения и компаний. Могут ли себе российские компании сегодня позволить себе, скажем, крупные закупки импортного оборудования и, соответственно, спровоцировать рост импорта? Есть ли у населения доходы, которые оно могло бы направить на расширение потребления импортных товаров?.. Пока ни с той, ни с другой стороны такой угрозы я не вижу…

Наталия Орлова:

– Возобновление роста импорта с сентября 2016 года – конечно, весьма негативный сигнал. Но если цены на нефть продолжат расти, то это, безусловно, может “компенсировать” негативный эффект от восстановления импорта.

Хотя, безусловно, если такое действительно произойдет, то укрепление рубля окажется несопоставимо большим, чем даже от роста цен на нефть

В федеральном бюджете России на 2017 год средний курс рубля прогнозируется на уровне 67,5 за доллар – против 60 с небольшим на начало года. Другими словами, прогноз властей предполагает его снижение примерно на 10% к текущим уровням, которые, впрочем, быстро меняются в обе стороны. Да, в госбюджет намеренно заложена низкая цена нефти – 40 долларов за баррель, против 56-58 долларов на начало января. И тем не менее, как сам этот прогноз соотносится с вашими текущими прогнозами на 2017 год?

Константин Гуляев:

– Вполне соотносится. Мы также видим к концу 2017 года доллар ближе к 70 рублям. Цены на нефть могут колебаться в широком диапазоне: 35 долларов за баррель – минимум, 65 долларов – максимум. Однако к концу года, по нашим прогнозам, они составят около 50 долларов за баррель. Может быть, 50–55 долларов. Но даже при том что цены на нефть нам видятся более высокими, чем заложенные в госбюджет, курс рубля, по нашим представлениям, будет существенно ниже, чем текущий. Это связано не только с проблемами российского бюджета, но и с эффектом “накопленной” инфляции. Да, рост цен в России, безусловно, замедляется. Однако если сравнивать с американской инфляцией и “перекладывать” разницу на валютные курсы, то “равновесный” курс рубля будет смещаться ближе к 70 за один доллар.

Владимир Тихомиров:

– Мой взгляд более оптимистичный, чем у правительства. Я ожидаю среднегодовую цену на нефть марки Brent в районе 58 долларов за баррель. И, соответственно, курс – в районе 60 рублей за доллар. То есть в среднем на 2017 год что нефть, что рубль – примерно на текущих уровнях. Конечно, это намного выше, чем заложено в бюджете. Но если смотреть на нефть более “позитивно”, то можно так же смотреть и на курс рубля.

Наталия Орлова:

– По моим оценкам, при среднегодовой цене нефти примерно 50 долларов за баррель “равновесное” значение валютного курса – от 65 до 70 рублей за доллар. Поэтому в принципе прогноз правительства, который заложен в бюджете 2017 года, мне представляется вполне реальным.​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG