Ссылки для упрощенного доступа

Разумеется, в социальных сетях со вчерашнего дня главной темой остаётся теракт в петербургском метро.

Если вынести за скобки соболезнования и выплески эмоций, то основной адресат критики и герой конспирологических предположений это сам Владимир Путин.

Сергей Медведев:

В России сегодня две трагедии. Одна -- человеческая трагедия пассажиров метро и их близких, и мое сердце разрывается от боли за любимый город. И вторая -- системная трагедия тотального недоверия к власти. Потому что какую бы версию они ни выдвинули, как бы быстро ни расследовали, после Каширки и Волгодонска, рязанских учений, после Курска, Беслана, Норд-Оста, Крыма, Донбасса, Боинга, после Литвиненко и Вороненкова -- им никто уже не поверит. Власть увязла во лжи и гибридности, кровавая тень падает и на нее, и от этих подозрений уже не отмыться, как царю Борису. Когда подозрения еще хуже доказательств -- это и есть делегитимация.

Аркадий Бабченко:

Теракты на восемнадцатом году путинской России - не "ужасная трагедия". Ужасная трагедия, это когда случается что-то, что ты не мог предвидеть. Или предвидел, предпринимал меры, но не смог противостоять. Как, например, цунами в Японии. Где люди понимали опасность, предпринимали все необходимые действия, чтобы противостоять ей, но непреодолимая сила оказалась все равно сильнее. А если на антивоенные митинги выходит 0,5 процента населения, а остальным 99,5 либо все равно, либо они поддерживают, то это не "ужасная трагедия". Это - закономерность.Теракты на восемнадцатом году путинской России - это абсолютная неизбежная закономерность. По-другому быть просто не может.

Сергей Талк:

Несколько лет назад россияне между свободой и кормушкой выбрали... кормушку. Сегодня у них нет свободы, а кормушка оказалась неожиданно пуста. Больше того: в ней сидит крыса, довольно злобная, надо сказать...

Лев Рубинштейн:

Боль и сочувствие - на первом месте.
Гнев и подозрения - на втором. Но и от них отмахнуться невозможно.
А сопротивляться изо всех сил страху и унынию - наш общий, трудный, но необходимый долг.

Алексей Табалов:

Если вспомнить, то большинство терактов, произошедших в России, очень органично вписывалось в линию поведения Путина. Я бы даже сказал, что они случались очень "удачно" именно для него. И теракт в Питере в свете последних и предстоящих событий заставляет меня думать именно об этой закономерности.

Станислав Касьянов:

Я так понимаю, о старте предвыборной президентской компании объявленно официально и традиционно...

Айдер Муждабаев:

Не нужно никаких версий, они для развития ситуации значения не имеют. Бенефициарами всех терактов в РФ всегда была власть и только власть, так будет и в этом случае.

Виктор Шендерович:

Как известно, хуже всего с правдой дела обстоят во времена, когда все может быть правдой.
Кто подготовил и осуществил взрывы в Питере, неизвестно, но репутация Путина - репутация вполне сложившаяся, и первое, что приходит в голову в этом смысле: все это произошло, как минимум, очень вовремя для него, не правда ли?
Нас теперь ждет полная перемена повестки: борьба с терроризмом, коней на переправе не меняют, всем надо объединиться против мирового зла etc.
Ну и - больше трех не собираться, разумеется.

Станислав Кучер:

Поскольку на вопрос "Кто?" со стопроцентной уверенностью сейчас могут ответить только яростные путинофилы и путинофобы, главные споры предсказуемо развернулись на тему "Что дальше?". Точнее, какие споры - в том, что будут еще сильнее ограничены гражданские свободы, не сомневается почти никто. Просто одни этих ограничений боятся, другие жаждут.
О терактах, власти и о том, что власть после терактов делает, я высказывался с начала нулевых, и на ТВ, и на радио. Собственно, мой уход из федерального телеэфира осенью 2004-го стал прямым следствием окончательной зачистки инфорационной поляны после Беслана.

Иван Курилла:

Если не строить никаких скоропалительных предположений о виновниках теракта, одно совершенно точно: люди, выходящие на площадь бороться за Исаакий и Публичку, Пулковскую обсерваторию и Европейский университет, протестовать против коррупции и помянуть Немцова этого не делали.

Будет странно, если ограничивать в правах начнут именно их.

Алексей Лапшин:

Как и следовало ожидать, кремлёвские пропагандисты уже начали проводить параллели между террором и уличными протестными выступлениями. Дескать, разными путями враги пытаются дестабилизировать ситуацию. Однако кто-бы ни был конкретным исполнителем сегодняшних терактов в Петербурге, или кого бы не назначали виновным в трагедии, последствия для власти будут совсем иными, чем в 1999 году. Попытка под предлогом террористической угрозы окончательно"закрутитить гайки" вызовет скорее отторжение, чем "понимание и сплочённость". Дело тут не столько в протестных настроениях, которые пока только начали снова пробиваться, сколько в общей нервозной обстановке в стране в последнее время. Теракты, ужесточение режима будут лишь накалять ситуацию. Тенденции уже просматриваются в сегодняшней реакции сети.

Карина Орлова:

На самом деле, немедленные версии о том, что теракт устроил Путин и только он, рождаются из глубокой, искренней уверенности в путинское всесилие. Такая вера на самом деле сравнима только с верой в бога. Это же в религии все что ни делается, все то бог. И все всегда правильно и дальновидно. Бог не ошибается и не проигрывает, никогда, а каждое действие бога - это очередной продуманный, верный шаг в рамках реализуемой им концепции мироздания.
Что отделяет нас, простых смертных, от бога? Мы ошибаемся, просчитываемся, делаем неверные ставки, проигрываем, теряем. Бог - никогда.

Так же и Владимир Путин. Любое действие Владимира Путина немедленно толкуется в его пользу, все что он ни делает - часть его высшего замысла, и любой его шаг к кульминации этого замысла Путина приближает. И даже то, что происходит вокруг Путина, не только приближает его и нас всех заодно к этому замыслу, но и любое событие, случайно совпавшее с намерениями Путина, немедленно приписывается ему как вдохновителю.

Вера эта в путинское всесилие и всемогущество основана единственно на трепете и страхе (интеллектуального меньшинства), а также глупости (среднестатистического большинства).
Мы трепещем, как букашки перед динозавром, и каждый его чих и пук кажутся нам грозным промыслом.
Тут, кстати, обнаруживается (ну слава богу) отличие Владимира Путина от собственно бога, от которого давно уже никто не трепещет и которого никто не боится.
У нас поэтому и сатира на Путина достигает своих интеллектуальных высот на ступени оскорблений внешности. Потому что высмеивать поступки и слова страшно, иначе рухнет замысел.

Михаил Бабаев:

'Je suis Charlie!'

'Париж, мы с тобой!'

'Бедные бельгийцы!'

'Питер? Это Путин виноват!'

Следом за президентом идут спецслужбы.

Олег Козырев:

С медика можно спросить, как он лечил. Со строителя, как строил. С учителя, как учил. И только силовики "давайте скорбеть, зачем вопросы?"

Михаил Пожарский:

Любой теракт, особенно тот, где речь идет не о волке-одиночке с одним ножом наперевес, а о целой ячейке клепавшей бомбы - это провал правительства и спецслужб. Ведь это они зафейлили ту главную задачу, ради которой они вообще существуют. Любому поставщику услуг принято предъявлять претензии, когда его услуги оказываются дерьмом. Но почему-то только не к поставщику услуг защиты и безопасности. Тут нам сразу предлагают помолчать и сплотиться... вокруг поставщика.

Лев Шлосберг:

Нельзя не вспомнить сегодня: структура ФСБ называется Служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом (2-я Служба). Неслучайное соседство в наименовании, да? И очень показательный порядок направлений деятельности в названии. Нетрудно догадаться, какому из двух направлений работы отдавался приоритет. Политика развращает спецслужбы не меньше коррупции.

Ярослав Белоусов:

Беготня за школьниками на Тверской, пока настоящие экстремисты-террористы вербуют свои ячейки. Борцам с педофилией сроки раздают как за терроризм.

Хорошо, что общество сопротивляется этой пелевинщине, кажется, целиком и полностью овладевшей государственным аппаратом.

Евгений Левкович:

Между тем, мои знакомые из соответствующих структур в один голос, с небольшими вариациями, говорят: зашиваемся. Огромное количество сил брошено на протесты, оппозиционеров всех мастей, интернет. Слежка, прослушка, проверки, облавы. Цитата:«высококвалифицированных кадров и без того не хватает, а людей заставляют заниматься какой-то ерундой. Вот и получили».

Захар Прилепин:

У нашей местной мрази песня всё та же. В одном случае "яшарли", в другом случае: "тупые силовики" и "всё у нас так".

Юрий Пронько:

Сколько же всякой мрази спекулирует на террористической атаке на Петербург. Сколько же гнили выявила произошедшая трагедия. Бог им судья...
Если мы не будем вместе, то нас ждет большая беда!

Павел Жеребин:

Было бы сейчас очень неправильно и глупо делать три вещи:

1. Утверждать, что власть таким образом отвлекает общество от антикоррупционных митингов и накручивает рейтинг Президента.
Страна ведет войну с самой сильной за всю историю террористической группировкой, и такое могло произойти в любой день.

2. Критиковать спецслужбы. Спецслужбы работают прекрасно, так как ИГ за полтора года войны только сейчас удалось осуществить теракт в России. Северный Кавказ не в счет - там еще и до ИГИЛ были террористы, но даже там террористическая активность в последние года два держалась на относительно низком уровне. Взорванный самолет «КогалымАвиа» террористы заминировали в Египте, где наши спецслужбы никак предотвратить это не могли. Однако в РФ спецслужбами было предотвращено на удивление много терактов.

3. Связывать теракты с ростом протестной активности, утверждая, что это звенья одной цепи по «раскачиванию лодки», называть протестующих пособниками террристов. Теракты, напомню, были и в самых что ни на есть западных странах, странах - геополитических противниках России. А Россия, в отличие от Германии и Бельгии, с ИГ воюет не понарошку. И если в Германии и Франции ИГ в куда большей степени МОЖЕТ сделать теракты, то в России ИГ в куда большей степени ХОЧЕТ сделать теракты.

Денис Драгунский:

1. Не думаю, что это "провокация со стороны власти". Некоторые эксперты, что якобы власть хочет потуже закрутить гайки, и вот, мол... Успокойтесь. Если власть захочет ужесточить режим, она это сможет сделать просто так, в порядке дальнейшего укрепления демократии, законности и правопорядка, с полной поддержкой парламента и большинства избирателей. Перед нами просто теракт (если, конечно, не докажут, что это был шизофреник с соседней улицы). Подождем, пока террористы выступят с заявлением.
2. Я не стал бы особо винить службы безопасности метрополитена, и вообще систему безопасности страны. "Воры завсегда проворней сторожей", как сказано у Чехова. Превратить огромную открытую страну в зону досмотра аэропорта - невозможно. Пронести небольшое взрывное устройство в час пик - увы, это просто. Очевидно проще, чем найти взрывника-самоубийцу, да и вообще убийцу.
3. Однако в происшедшем, разумеется, виновата российская власть. Но вина эта - не вчерашняя и даже не четвертьвековой давности. Кто бы ни был террористом - речь идет об очень старых проблемах, которые в конечном итоге упираются в этносоциальную конструкцию РФ, унаследованную от СССР и Российской Империи. Возможно, корень проблем в Кавказской войне 1817-64 гг. и во взятии Геок-Тепе 1881 г., в странном, даже для XIX века архаичном, каком-то древнеримском стремлении "покорять племена"...
4. То есть создавшееся положение не исправить одним махом и даже одним десятилетием, боюсь. В этом надо дать себе отчет.
5. На повестке дня - осторожное, но последовательное изменение структур российского федерализма. Нынешняя чрезвычайно сложная федеративная структура РФ сейчас закрепляет, воспроизводит и даже отчасти стимулирует этносоциальную конфронтацию. Мне кажется, необходимо делать федерацию более симметричной, более равновесной, единообразной - разумеется, при полном учете интересов всех заинтересованных групп российского населения. Это долгая работа. Но начинать ее надо поскорее - тогда есть надежда, что хотя бы наши внуки будут жить в более безопасном мире.

Василий Кашин:

Собственно, из относительно крупных стран, свободных в последние лет 10 от терроризма, на ум приходят только развитые моноэтнические страны/территории Восточной Азии типа Японии, Тайваня и Южной Кореи . При этом на Тайване метро взрывали в 2016 г, но это, вроде, сделал отдельный шиз и атака официально терактом не считается. В Японии последний теракт в 1995 году - Аум Синрикё. В Южной Корее, вроде, ничего не было с 1980-х.

Ирек Муртазин:

Еще древние римляне говорили: cui prodest? кому выгодно?Кому угодно, только не ФСБ и прочим спецслужбам.

Потому что в день визита в любой город России главы государства, все правоохранительные органы переходят на так называемый «усиленный режим несения службы». То есть на улицу, в места скопления людей выводятся все сотрудники спецслужб. Даже из отпусков людей отзывают…. При этом в форме несет службу процентов 20-25 от личного состава ФСБ, МВД и прочих росгвардий да фсо… Все остальные – в «гражданском».

И теракт в день визита в Санкт-Петербург Владимира Путина – это де-факто «направленный взрыв» против силовиков. Демонстрация полного провала оперативно-агентурной работы.

Егор Сенников:

Я что еще хотел сказать - я ежедневно читаю Фонтанку и в течение марта я обратил внимание на то, что очень часто, иногда чуть ли не каждый день, можно было прочитать новости о том, что какая-то станция закрыта из-за обнаружения бесхозной сумки. Посудите сами:

-11 марта закрыт "Гражданский проспект" из-за бесхозной сумки;
-21 марта закрыта "Площадь Ленина";
-28 марта закрывалась "Выборгская";
-31 марта закрывали "Приморскую";
-3 апреля закрывали "Черную речку";

Все это у меня вызывает ощущение, что спецслужбы знали о том, что готовится что-то вот такое и дали какое-то указание как-то усилять бдительность. В таком случае, конечно, основной спрос с полиции.

"Новая газета в Санкт-Петербурге" заново публикует статью 2016 года о металлодетекторах в метро:

«Молодой человек, пройдемте, пожалуйста», – в верхнем вестибюле станции «Чернышевская» сотрудник полиции на метрополитене обращается к корреспонденту «Новой», который только что прошел через рамки на входе. Мы идем в помещение для досмотра, чтобы посмотреть, как отреагирует на пассажира еще одна арка металлоискателя. Интересуюсь: «А зачем же вы при входе установили рамки, если приходится постоянно осматривать дополнительно?» – потому что меня всегда останавливают из-за рюкзака. «Входные не работают», – улыбаясь, объясняет полицейский. И когда заработают, неизвестно.

Анастасия Миронова:

Что должны делать в нормальной стране, где читают прессу и запоминают прочитанное?
- берут статью о том, что рамки металлодетекторов в петербургском метрополитене не работают;
- берут остатки взорвавшейся бомбы и ту, что нашли на "Площади Восстания";
- берут экспертов;
- выясняют, должны ли были рамки металлодетекторов сработать на эти устройства;
- если должны были, то берут и ведут в околоток всех, причастных к поставкам этих рамок

Алексей Шабуров:

После вчерашнего теракта много пишут и говорят про рамки в метро. Мол, понаставили рамок, а они не работают толка от них никакого, только давку и очередь создают.

Я сам езжу в метро каждый день. И тоже злюсь на рамки - неудобства много, а польза вроде как сомнительна.

Но давайте признаем честно - в плане обнаружения взрывных устройств от рамок в метро в принципе не может быть никакой пользы. Ведь идея рамок в чем - она подает сигнал, после чего сотрудник полиции осматривает человека. Но в метро это невозможно. Металлические предметы есть практически у всех пассажиров, рамки пищат постоянно, но досмотреть всех просто нереально. Слишком много людей. Это будет такая давка, что метро просто будет парализовано.

Если у рамок и есть какой-то смысл, то чисто психологический. Потенциальный террорист, каким бы нелюдем он ни был, все равно человек - в том плане, что проходя через рамку, он может занервничать и выдать себя. Кроме того, когда возле рамки скапливается очередь, у сотрудников полиции есть время внимательно рассмотреть всех входящих и выделить из них потенциально опасных субъектов. Вот для этого рамки могут быть полезны. Это не слишком надежное средство, но пусть уж будет.

А вообще, для борьбы с терроризмом есть только один эффективный метод - оперативная работа и еще раз оперативная работа. И если террорист с бомбой дошел до рамки в метро, то это значит, что оперативная работа провалена.

Ещё один повод для конспирологии - власти сначала сообщили о двух взрывах, а потом выяснилось, что было две бомбы, одна из которых не взорвалась.

Игорь Эйдман:

А вы знаете, что власти уже пропалились с терактом в Питере. Просто фактически дали на себя показания, оставили на месте преступления важные улики, позволяющие взять их за руку.

Помните, что вчера, сразу после теракта СМИ и МЧС говорили о двух взрывах. Почему? А потому что должно было быть два взрыва. Поэтому такую информацию слили из спецслужб, как-только началась заваруха. Но что-то пошло не так. Видимо, второй подрывник не стал подбрасывать бомбу в вагон (испугался или совесть проснулась), а оставил ее в нерабочем состоянии на станции "Площадь восстания". В результате бомбу нашли и обезвредили.

Власти не могли заранее знать о второй бомбе, которую они преждевременно посчитали взорвавшейся, если бы сами не были организаторами теракта. Преступники выдали себя.

Андрей Десницкий:

К сожалению, в стране победившей постправды и про этот теракт нам расскажут лишь то, что выгодно будет рассказать пропагандистам. И про меры по предотвращению следующего - тоже.
Хорошо бы люди осознали, что когда телевизор постоянно врет, он врет не только про Навального, но и про их личный шанс оказаться жертвами террористов.
Мы живем, под собою не чуя страны.

Константин Эггерт:

А знаете, отчего грустно - разумеется, помимо потери стольких жизней? Во-первых, никакие десятки тысяч сами, по своей инициативе завтра не выйдут на улицы под лозунгом "Нет террору! Мы вместе!", как было в Париже (даже если бы вдруг волшебным образом получили согласование на шествие). А во-вторых, известие о террористе-смертнике заставило очень многих подумать: "Ну, хоть не левый, не анархист и не националист". И мы все знаем, почему.

Зара Муртазалиева:

Даже не читая никаких статей и не анализируя сообщения в СМИ ждём фото подозреваемого преступника,потом последует рассылка фоторобота,дескать "помогите нам найти".
Следом должны появиться версии...

-чеченский след (в данный момент функция не актуальна и временно отключена).

-все следы ведут в подполье боевиков в Дагестане.(функция активируется периодически.)

-игиловцы мстят за участие в войне в Сирии.(функция on-line 24 в сутки.)

-в Москве/Питере базировалась экстремистская организация. Занимались вербовкой,пропагандой радикальных взглядов и тд.и тп.( функция активирована на все времена .)

Дальше,в зависимости от выбранной функции в пропагандистских СМИ появятся "нужные" репортажи и подтверждение из "конфиденциальных источников".
Громкие обещания разобраться,слова поминания и сочувствия родственникам погибших. И всё вышесказанное будет произноситься из уст самих террористов.

Очень жалко людей и самое ужасное то,что никто от этого не застрахован.Терпения всем и сил.

А вот человек, который первым был записан в подозреваемые.

Sputnik & Pogrom:

Предполагаемый организатор теракта, скриншот с камер видеонаблюдения.

Сразу видно — школьник и либерал. С бытовым мотивом.

Но дальше случилось удивительное!

Дарья Митина:

Oбoзнатушки-перепрятушки

"Вахаббит-взрывник" с видеoкамеры oказался мирным закoнoпoслушным башкирoм.

Как гoвoрят герoи мoегo любимoгo телесериала "След", "у нас oпять нет версии"

Роман Доброхотов:

Привет всем, кто судит о человеке по одежде.

Станислав Яковлев:

И все-таки.

Образцово - показательный правоверный во всей положенной униформе и с вот такенной бородищей оказался абсолютно мирный и наверняка милейший человек.

А щуплый очкатый хипстор в дутой куртке - - -

С одной стороны, до сих пор в голове не вполне укладывается.

С другой, как говорили в одном популярном мультфильме: сегодня я многое понял.

Ну и наконец можно переходить к необходимой в таких случаях теме: кто правильно или неправильно скорбит, а кто пляшет на костях.

Михаил Крутихин:

Почитал комментарии к питерскому теракту на арабском языке. Есть сочувствующие, есть фаталисты ("на всё воля Аллаха", "ислам пришел в Россию"), но есть и ликующие (костерят Путина как союзника Асада и "детоубийцу").

Алексей Ковалёв:

Сейчас гуляет скриншот с трансляции Аль-Джазиры со смайлами, и все комментируют в том духе, что зрители АДж не могут сдержать радости. По этому поводу я не далее как пару недель назад читал колонку редактора соцмедиа Аль-Джазиры, который комментировал такой же случай во время недавнего теракта в Лондоне. Он показал статистику трансляции, и там смайлов было не больше 5% от общего количества реакций, и примерно такое же количество смайлов было у трансляции Бибиси. Я ему уже написал с просьбой прокомментировать, посмотрим, что ответит. Но на том скриншоте с питерской трансляции, который сейчас гуляет по русским соцсетям, злорадные комменты реально есть, сказал мой эксперт.

Дмитрий Бавырин:

Есть мнение, что на основании комментаторов паблика "Аль-Джазиры" в ФБ нельзя делать выводы о мусульманах, как и на основании комментаторов паблика Первого канала в ФБ нельзя делать выводы о россиянах.

На самом деле, можно. Более того, нужно.

И когда 9 из 10 комментариев в паблике Первого канала в ФБ станут выражением радости от терактов в общественном транспорте, очень важно эти выводы сделать. Чем быстрее, тем лучше. Не дайте себя обмануть - ставки очень высокие

Власти Берлина отказались подсветить цветами российского флага главную достопримечательность города, Бранденбургские ворота.

Игорь Мальцев:

ну просто чтобы вы понимали, что теракт в Питере не воспринимается берлином как что то исключительное. И поэтому в отличие от Ниццы Иерусалима и Орландо, раскарашивать ворота в русские цвета никто не будет.

Александр Дюков:

Возмущение неподсвеченными в память о погибших в питерском теракте Бранденбургскими воротами меня просто умиляет. Ах, мы соболезнуем жертвам терактов в Европе, а они нам - нет. Вы что реально думаете, что о погибших русских будут скорбеть европейские власти? Военнослужащие бундесвера расположены непосредственно у российских границ; зачем элитам давать немецким гражданам повод увидеть в русских что-либо кроме угрозы? Роль России давно давно определена - это враждебный Другой, за счет которого сплачивается ЕС. Соответственно, русские делятся в глазах европейских элит на хороших (придерживающихся радикально антипутинских взглядов) и плохих (всех остальных). И о смерти плохих русских никто, разумеется, не грустит. Максимум возможного сочувствия - протокольные соболезнования дипломатов и глав правительств, произнесенные только потому, что иначе нельзя.

Виктор Куллэ:

Обижаться глупо. Возмущаться — тем паче. Надо просто запомнить. Не выпускать из головы при всяком случае, когда кто-либо из политиков ЕвроСовка предпримет попытку агитировать «за всё хорошее — против всего плохого». Мы как были, так и остались для них: untermensch, subhumans, недочеловеками. В нынешней терминологии — «ватниками». Иной антропологической сущностью, выведенной за пределы базовых ценностей гуманизма: права на жизнь, милосердия, элементарной эмпатии.
Я лично — запомнил. Спасибо за внятный урок.
Je suis Pétersbourg. Je suis Russie. И ещё: Je suis Israël — это единственная страна, которая, без политических игрищ и ужимок, просто выразила сострадание и солидарность с жертвами трагедии.

Александр Коммари:

У финнов почитал на форумах про теракт в соседнем Pietari.

<Уродов> на удивление мало, хотя и есть. Но в основном сочувствуют.

Один братан-чухонец прямо мои мысли написал: в метро богатые не ездят. Беднота да трудяги.

Другой тоже верно - готов с ним согласиться: Путин - человек мстительный. Ответка его будет ужасной.

Надеюсь.

Дмитрий Петровский:

Да, Бранденбургские ворота не окрасили в цвета нашего флага. Не потушили огни на Эйфелевой башне. Цукерберг не отгрузил аватарок с триколором. Но все мои друзья и знакомые из Америки, из Канады, из Англии спросили у меня, все ли в порядке с моими родными. Все передавали соболезнования незнакомым им людям, чужому городу, про который они знают, что он "очень красивый".

С родными в порядке. Я надеюсь, у малой моей Родины тоже хватит сил остаться прежним Питером. Уверен, что хватит- она и не такое видала. Прости меня, самый красивый город земли, что я далеко. Я там, за несколькими границами, по возможности, стараюсь не ронять знамени.
Питерцы, друзья- все лучшие люди на свете в этот день с вами. Ватники, бунтари, рыцари белой Европы, патриоты- кто любит свою Родину, поймет боль товарища из чужой.
А кто не любит- их крокодиловы слезы, аватарки и лампочки нам ни к чему.

А Андрей Макаревич не стал отменять свой концерт в Петербурге - угадайте, что было дальше!

"Царьград" цитирует по этому поводу гневный монолог "музыканта" Стаса Барецкого:

Понятно, что это же на руку пятой колонне. Понимаете? Чтобы было побольше возни - может, Макаревич это и организовал. То есть они готовы на все в борьбе за власть. То есть у них сейчас новый прилив как бы инвестиций. Они сейчас немножко голову подняли, понимаете? Поэтому, соответственно, он почему должен отменять концерт?

Понимаете, это как бы его не касается, он считает себя особым человеком, живет в отдельном мире своем - он не имеет к Питеру отношения и тем более к питерскому метро, человек, который всю жизнь прожил, можно сказать, катался в шоколадном масле, то есть его любили. Зачем ему отменять концерт? Мне странно не то, что Макаревич не отменил концерт, мне странно, то что люди пришли на эти концерты, понимаете? Им по кайфу будет слушать эти песни, эти речи, которые он там задвигает?

Питерцы - они такой народ. Город-то довольно, знаете, тесный - там сообщество людей тесное очень, и если там что-то случается, люди не пойдут просто. Если в Москверазобщенность, то в Питере такое, знаете, клановое мышление. Поэтому в принципе, может быть, сейчас-то все и поменялось, поэтому люди, которые поддерживают взгляды Макаревича придут, но я не думаю, что это будет полный зал, поэтому…

Я был на его концерте и видел, кто туда ходит. Понимаете, это пятидесятилетние волосатые седые мужички, с тетрадочками, перемотанными изолентой. В этих тетрадочках они записывают свои мысли, понимаете? Сидят в своих комнаткахи записывают свои мысли, понимаете. Они думают, что это великие мысли, понимаете, - вот и ходят, и делятся между собой этими мыслями. Вот на концерте Макаревича реально подхватить вшей, понимаете? Потому что приходят волосатые дяденьки, и вот у них, знаете, такие волосы с молодости остались, но они сейчас седые и грязные. То есть они в каких-то подвалах - то есть они в джинсах, в джинсовых костюмах, - они, кажется, вылезают на улицу, только когда Макаревич приезжает, все остальное время они сидят дома, бухают и курят просто

Дмитрий Аграновский:

Между прочим, Макаревич выступает сегодня с той же программой "Идиш-джаз", за которую посадили Олега Миронова. Интересно, если кто-то сегодня попытается выразить протест, тоже получит 2 года 7 месяцев тюрьмы?

Александр Сотник:

Милонов раскритиковал Макаревича за то, что певец не стал отменять концерт в связи с трагедией в Питере. Действительно, какая бездуховность! Вон, даже Владимир Владимирович перенес свою "прямую линию" вранья - так учись у него, солист гитарный! Как, он перенес еще до теракта?.. Ох и чуйка у Владимира Владимировича, ох и чуйка!..

Антон Чернин:

О, Макаревичу уже и Идиш Джаз припомнили, погромщики в комментах резвятся вовсю. И снова "устроить геноцид на выходе", "кровь Гоев, пляски у жидов-Пурим же!", "Погибли гои. Не повод богоизбранного от гешефта", "Евреи пойдут, им плевать", "Всех кто пойдет на концерт сразу пакуйте, чо ждать, вот они выродки, сразу и в одном месте" - и это лишь одна ветка, сто двадцать три коммента, из которых два моих. В общем, портрет возмутившихся нарисовался очень выразительный

Андрей Макаревич:

По поводу нашего сегодняшнего концерта в Питере в сети было много вони (сам не читаю, мне рассказали) Мы начали концерт с минуты молчания, и вообще никакого веселья программа "Идиш джаз" в себе не несет. И главное: сегодня по большому счету, как это ни печально, никто не может чувствовать себя в абсолютной безопасности, ибо атакам подвергаются места скопления людей. Можно отменить все концерты, закрыть вокзалы, аэропорты и супермаркеты. Наверно, станет безопасней. Но это и будет означать, что они победили. Они хотят, чтобы мы все отменили. Вот вам хрен.

Пост в поддержку Макаревича выложен на официальной странице группы "Чайф":

Вчера в ленте новостей напоролся на достаточно грубые и необоснованные претензии к Андрею Макаревичу за то, что он не отменил свой концерт в филармонии Санкт-Петербурга в день теракта. При наших различающихся на внешний мир взглядах, хочу заступиться за коллегу и хорошего музыканта, немного прояснив ситуацию для тех, кто не в курсе внутренней кухни устройства любых концертов. Чаще всего артист выступает в роли наёмного человека, которого организаторы концерта нанимают на выступление за определенный гонорар. Поэтому решение об отмене концерта, в первую очередь, лежит на организаторах концерта, потому что они уже понесли самые большие финансовые риски. Они оплатили рекламную кампанию, аренду зала, аренду аппаратуры, дорогу, гостиницу и все другие затраты на организацию концерта. Артист может отменить концерт, но тогда должен возместить все эти затраты организаторов. И в любом случае, артист должен принять решение об отмене вместе с организаторами. Но самое главное, что в эти же дни в Санкт-Петербурге проходили и другие концерты в консерватории, спектакли в театрах, к ним у злопыхателей Андрея Макаревича никаких претензий не возникло. Программа, которую он представлял в Санкт-Петербурге – песни, сочинённые еврейскими музыкантами-эмигрантами, некоторые из которых стали джазовыми стандартами, другие почти забыты, камерная музыка, не юмористическое шоу, не явно развлекательная программа. И самое главное, давайте узнаем мнение тех людей, кто был на этом концерте: есть ли у них претензии к исполнению по поводу какой-то некорректности или глумления над пострадавшими в теракте.
Сегодня у группы ЧАЙФ будет концерт в Краснодаре, и мы тоже не будем отменять его. Мы сделаем некоторые изменения в программе, уберём откровенно весёлые песни и добавим любовной лирики, потому что, по моему мнению, в этой ситуации именно любовь мы можем противопоставить ничем не обоснованным злу и агрессии.

Александр Коляндр:

Главная цель любого теракта -сеять панику, нарушать привычный образ жизни. Именно поэтому я противник отмены концертов, футбольных матчей etc. Музыканту есть что сказать со сцены, футболисты могут выразить солидарность с болельщиками. Так что не стоит бросаться калом в Макаревича или кого ещё

О страхе - колонка Екатерины Барабаш на сайте "Такие дела":

Это очень страшно — взрывы. И не только потому, что там могут оказаться твои близкие или друзья. Не только потому, что когда твой ребенок будет ехать в школу по той самой ветке метро, тебя каждый раз будет охватывать животный ужас. Не только потому, что ты опять, в который раз, убедишься: перед чужой ненавистью ты гол и беззащитен. Но и потому, что в глубине души ты теперь будешь знать: они победили. Они выиграли — те, кто хотел твоего страха и твоей беспомощности. И как не бояться, когда рвануть может в любой момент в любом месте?!<...>

Страх парализует мозги. Паралич ума целой страны — это точка невозврата для нации. Не надо бояться человека с ружьем — надо попытаться его обезоружить. Но для этого надо много знать — места обитания «человека с ружьем», его любимые психологические приемы, его слабые места. Надо знать зло в лицо и учиться проводить исторические параллели. Но для начала надо научиться отличать правду от лжи — хуже врага, чем правда, для страха на свете нет. И тогда сразу получится «немедленно перестать бояться».

Андрей Мима:

Пара слов тем, кто транслирует идею, что волнение, паника и лишнее внимание к терактам это и есть цель терроризма. Господа, вы, безусловно, правы. Вот только призыв не реагировать эмоционально на терроризм не конструктивен. В нем не больше смысла, чем в призыве хранить невинность до брака. Человеческую природу не обманешь, вы не убедите миллионы людей не испытывать эмоций. Попробуйте хотя бы собственных родителей убедить не звонить вам во время терактов. Я безуспешно этим занимаюсь уже много лет, но это так не работает. О терактах будут писать всегда и реагировать на них будут всегда эмоционально. Потому что они объективно эффектны, это логичная реакция, а главное, неизбежная для человека. Мне самому это не нравится и я стараюсь в этом не участвовать, однако предложение не транслировать панику это залезание на броневичок в белом пальто. Я сам таким был, и не осуждаю. Но в борьбе с эмоциями других людей вы заведомо проиграете. Эмоции нужно не подавлять, а перенаправлять. Конструктивной позицией было бы предложить наиболее впечатлительным людям, например, сдать кровь. Тогда при терактах их неизбежные эмоциональные переживания будут трансформироваться не в страх, а в помощь и распространение информации о ней. А кровь в больницах нужна всегда, даже в обычные дни.

Очень резонансный текст написал Михаил Ходорковский:

Сегодня в петербургском метро прогремел взрыв. Наверное, это самый крупный теракт в Северной столице за всю новейшую историю России. В том, что это именно теракт, сомнений нет — почерк террористов, какими бы ни были их намерения, всегда одинаков.
У нас всех есть много вопросов, и мы их обязательно будем обсуждать. Но завтра.
Сегодня мы все в одной лодке — вне зависимости от взглядов, ранга, возраста. Россия — это наш дом. И в нашем доме — горе. Поэтому сегодня тот единственный день, когда мы должны быть вместе, должны объединиться, должны забыть о том, кто в НОДе, а кто — в оппозиции, кто ездит с работы на метро, а кто — с мигалками, кто ходил на митинг, а кто его охранял. Сегодня это всё не имеет значения. Имеет значение что мы — вместе. И мы будем одной страной перед лицом любых невзгод.

Сегодня москвичи несут цветы и свечи к стеле города-героя Ленинграда в Александровском саду. Сегодня страна — едина.

Григорий Туманов:

Как раз никакой общности-то и нет, потому что те, кто ездит с мигалками, вместо нормальной работы принимают идиотские законы и ограничения и кричат о вреде борьбы с коррупцией, создавая условия, при которых даже те, кто еще пытается бороться с терроризмом, делают это черте как (по разным причинам), а как следствие - взрывают тех, кто ездит в метро.

Виталий Щигельский:

Когда Ходорковский сидел в тюрьме, испытывал к нему сострадание, сочувствие, и не только:
некоторое количество сил и времени отдал участию и организации мероприятий в поддержку МБХ.
О чем не жалею...
Но сегодняшний образ Ходорковского мне неприятен.
Не выветрился из него дух кондового комсомольского номенклатурщика.
Сначала заявление о "Крымнаш", теперь перл о теракте:
"мы должны быть вместе, должны объединиться, должны забыть о том, кто в НОДе, а кто — в оппозиции, кто ездит с работы на метро, а кто — с мигалками, кто ходил на митинг, а кто его охранял. Сегодня это все не имеет значения. Имеет значение что мы — вместе. И мы будем одной страной перед лицом любых невзгод..."
При этом он собирается "рулить" протестом из Цюриха, еще один Владимир Ильич отыскался?
Нет у него морального права примыкать каким-либо боком к протесту. Нету. Пусть сначала вернется в Россию...

Николай Храмов:

Призывы "сплотиться" с режимом и его цепными сардельками в ответ на питерский взрыв, прозвучавшие из женевского далека от тов. Ходорковского, в принципе, разумны и оправданы. Однако ровно в той же мере, что и призывы к жителям оккупированных во время войны нацистами территорий сплотиться вокруг оккупационной рейхсадминистрации в ответ на усиление террористической угрозы со стороны орудующих повсеместно партизанских шаек.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG