Ссылки для упрощенного доступа

Эстонский предприниматель, бывший мэр Таллина и экс-министр Тынис Пальтс судится в Крыму с российским Министерством обороны. Десять лет назад он купил в Балаклаве бывшую советскую ракетную базу "Утес", чтобы построить на ее развалинах курортный комплекс. После аннексии Крыма Пальтс перерегистрировал имущество из украинской юрисдикции в российскую. А на следующий год губернатор Севастополя секретным указом передал участок российскому Министерству обороны. Предприниматель подал в суд, Минобороны тоже. В марте Севастопольский арбитраж отказал обеим сторонам. А в Эстонии почти заметили, что гражданин ее страны собирается развивать коммерческий проект на оккупированной украинской территории.

В 2007 году севастопольский горсовет продал земельный участок площадью 17,5 тысяч га в районе села Оборонное фирме "Каскад Инвестмент" для строительства и обслуживания курортного комплекса. Речь идет о противокорабельном береговом подземном ракетном комплексе "Утес", или, как его называют в народе, объекте "Сотка". Точнее, об одной из двух его частей.

Строительство секретного "Объекта 100" началось в 1954 году в горах у Балаклавы. Он состоял из двух одинаковых подземных комплексов и стартовых площадок, располагающихся на расстоянии 6 км друг от друга в районе сел Оборонное и Резервное. Это был первый в мире подземный ракетный комплекс берегового базирования с первоначальным радиусом действия в акватории Черного моря до 100 км. В 1996 году комплекс был передан ВМС Украины. В начале прошлого десятилетия дивизион около Оборонного был разграблен, весь металл оттуда вывезли.

В августе 2006 года, как пишет севастопольское издание ForPost, министерство обороны Украины заключило договор с компанией "Каскад Инвестментс" о совместном строительстве жилья площадью примерно в 45,4 тысячи квадратных метров на территории военного городка Б-42, на двух участках общей площадью около 20 га. Затем украинские военные передали компании права пользования землей, за что получили от нее 10 млн гривен (по тогдашнему курсу почти 1,65 млн евро), а также продали инвестору почти три десятка зданий и сооружений. Военная прокуратура ВМС Украины оспорила сделки в Хозяйственном суде Севастополя, но в 2007 году получила отказ. В октябре 2007 года севастопольский горсовет продал "Каскаду" земельный участок для строительства и обслуживания курортного комплекса, подкрепив сделку решением административного суда. Строительные работы инвестор так и не начал.

Тынис Пальтс
Тынис Пальтс

Общество с ограниченной ответственностью "Каскад Инвестментс" зарегистрировано в Севастополе в 2006 году, его учредитель – тоже севастопольская компания "Каскад Холдинг", которой, в свою очередь, владеет эстонская компания Jubek Investments. Ее собственниками являются бывший мэр Таллина, экс-министр финансов Эстонии и бывший депутат парламента Тынис Пальтс и его бывший референт Юлиана Преображенская, которая уже десять лет управляет крымской компанией шефа.

Сумма сделки не упоминается нигде, пишет ForPost, в том числе и в судебных решениях, связанных с объектом. Главное управление государственного комитета земельных ресурсов Украины в Севастополе в 2011 году оценило земельный участок без строений почти в 74 миллиона гривен. С этой суммы Пальтс должен был платить земельный налог. Таллинское издание Postimees сообщает, что на покупку земли под будущий курорт Пальтс потратил 10 млн долларов, а год назад оценивал свое имущество в Крыму вместе произведенной для реализации проекта детальной планировкой в 17 млн долларов.

В 2009 году бывший телекоммуникационный магнат, бывший член правления Таллинского порта и Эстонских железных дорог Тынис Пальтс с состоянием 15 млн евро возглавил рейтинг самых богатых госслужащих Эстонии. Издание Eesti Ekspress писало, что Пальтс купил "Сотку" во время бума недвижимости, не привлекая кредитов, и собирался развивать проект также на свои средства, однако грянул кризис, и бизнесмен, потерявший за 2011 год 8 млн евро, со своей крымской собственностью попал в крайне затруднительное положение. Эскизный проект комплекса Balaklava Blue Resort на 89 тысяч квадратных метров был утвержден в 2011 году. С 2013 года под проект стоимостью в 170 млн евро Пальтс начал активно искать инвесторов. Однако с октября 2015 года "Сотка" снова выставлена на продажу за 891 миллион рублей, или 147 млн евро, и причина тому, по словам Пальтса – "историческая неудача".

В марте 2014 года Крым был аннексирован Россией. "Каскад Инвестментс" и "Каскад Холдинг" перерегистрировались в правовом поле РФ и в 2015 году получили российские кадастровые паспорта на имущество, поскольку все украинские права собственности в Крыму автоматически признаются действующими в России. Однако в том же году губернатор Севастополя Сергей Меняйло неожиданно секретным распоряжением №195-РП передает "Сотку" вместе с целым списком других частных земель российскому Министерству обороны. Фирма Пальтса подала иск в Севастопольский арбитраж, требуя удалить принадлежащий ему участок из списка. Суд привлек Минобороны РФ в качестве соответчика. Военные подали встречный иск, требуя признать сделку по приобретению "Сотки" Пальтсом при украинских властях недействительной. В марте суд вынес неожиданное решение – в удовлетворении иска было отказано обеим сторонам.

Если Украина обращается к нам за помощью в применении ее законов, то мы ее оказываем

Тынис Пальтс – член правления консервативно-националистической правительственной партии "Союз Отечества и Res Publica". Он стоял у истоков ее создания. В апреле 2014 года главной темой предвыборной кампании в Европарламент его партия сделала борьбу с путинской коррупцией в Европе, пообещав особенно тщательно следить за тем, как экономические отношения России со странами-членами Европейского союза влияют на принятие решений по украинскому кризису. "В интересах Эстонии защищать основные ценности, а не держаться за экономическую выгоду", – заявил однопартиец Пальтса Ээрик Нийлес Кросс.

Сам Тынис Пальтс пытается замять политический контекст дела. В начале прошлого года пресс-служба его крымской компании распространила интервью, в котором он подчеркнул, что не намерен уходить с полуострова, несмотря на смену юрисдикции, в отличие от большинства других иностранных инвесторов, и продолжит развивать проект. Он говорит буквально следующее: "Это не конфликт с правительством Севастополя, с губернатором или тем более с оборонным ведомством России. Это результат действий отдельных чиновников, которые перепутали свои собственные интересы с государственными. Я верю в то, что в российских судах решения принимаются не так, как было в Украине – по "звонку сверху", а исходя исключительно из буквы закона". Мало того, в прошлом году он написал открытое письмо Владимиру Путину как владелец российской компании "Каскад Инвестментс" с просьбой о защите его инвестиций.

Пальтс заявляет, что инвесторы уже вложили в проект около 2 млн евро и хотят вернуть деньги. Он отмечает, что готов идти до конца и обращаться в международные инстанции. Тынис Пальтс не ответил на телефонный звонок корреспондента Радио Свобода. Пресс-секретарь IRL Кристиина Херодес, через которую мы попытались с ним связаться, ответила: "Господин Пальтс сказал, что не хочет комментировать это дело, поскольку это вопрос бизнеса, а не политики".

Представитель МИД Эстонии Сандра Камилова в ответ на запрос Радио Свобода, имел ли Тынис Пальтс право перерегистрировать свое имущество в Крыму в российской юрисдикции и вступать в отношения с властями после аннексии полуострова, ответила, что эстонские законы не регулируют сделки с недвижимостью, заключенные ее гражданами за рубежом. Однако Эстония признает территориальную целостность Украины, Крым является ее частью, на полуостров, согласно международному праву, распространяется действие украинских законов, в том числе закона об оккупированных территориях. "Если Украина обращается к нам за помощью в применении ее законов, – говорит Сандра Камилова, – то мы ее оказываем, исходя из имеющихся договоров, например, соглашения по правовому сотрудничеству, основывая свои действия на согласованной политике ЕС по непризнанию аннексии Крыма".

Господин Пальтс не хочет комментировать это дело, поскольку это вопрос бизнеса, а не политики

На вопрос, должно ли эстонское государство защищать имущественные права своего гражданина в другой стране, если это имущество оказалось на оккупированной территории, Сандра Камилова дала такой ответ: "Эстония представляет интересы своих граждан и защищает их интересы в других странах, исходя из закона о консульстве и Венской конвенции о дипломатических сношениях, используя все законные меры, которые могут помочь достижению поставленной цели". Однако "при защите прав тех людей, которые находятся на оккупированной территории, мы тщательно следим за тем, чтобы предпринимаемые при оказании защиты шаги не помогали каким-либо образом легитимизировать действия оккупационных сил, чтобы было ясно, что мы имеем дело с отдельно взятым случаем, который носит характер защиты прав или интересов конкретного человека".

В эстонских СМИ дело не вызвало широкого резонанса. По крайней мере, оно привлекло внимания меньше, чем прошлогодняя запись в фейсбуке Пальтса, в которой тот оскорбил жителей преимущественно русскоязычного района Таллина Ласнамяэ: "Глуп как средний ласнамяэц". А те публикации, которые все же появились, подают дело как победу эстонского бизнесмена над российским Министерством обороны. Публицист Валерий Сайковский признал в разговоре с нами: "Мало кто видит в этом важное событие: эстонские бизнесмены участвуют в судах по всему миру с переменным успехом, и это очередной такой процесс. Понятно, что сам факт обращения бизнесмена из Эстонии, страны-члена ЕС, в российский суд очень напоминает фактическое признание юрисдикции РФ в Крыму. Но эстонцы – народ рациональный. Они понимают, что альтернатива ему – обращение в украинские или международные суды, которые, может быть, и вынесут вердикты в пользу фирмы эстонского бизнесмена, однако перспективы практической реализации этих решений, мягко говоря, туманны. Сейчас же фирма Пальтса имеет определенные шансы на признание действий МО неправомерными, а значит, может получить компенсацию за утраченную собственность. Есть и такие нюансы: в последнее время в эстонских СМИ появилось несколько публикаций, в которых описываются страдания эстонских бизнесменов, ведущих свои дела на Украине, в основном в районе Одессы. Это не прибавляет им желания решать свои проблемы с помощью украинских судов. Определенное значение имеет то, что в Крыму немало эстонцев живет с конца XIX века, и защищать там свои права при любых политических изменениях для них нормально – можно сказать, это даже часть менталитета".

Google Maps: примерное местонахождение объекта судебной тяжбы Тыниса Пальтса и МО РФ
Google Maps: примерное местонахождение объекта судебной тяжбы Тыниса Пальтса и МО РФ

Радио Свобода попросило прокомментировать ситуацию экономического эксперта, предпринимателя и бывшего министра транспорта и связи Эстонии Райво Варе.

Как воспринимается это дело в Эстонии?

– Это проскочило в новостях, но как-то не очень муссировалось. По всей видимости, это связано еще и с тем, что сам Тынис Пальтс тоже не заинтересован в том, чтобы эту тему особенно разворачивать. Как только дело приобретает официально-политическую окраску, с российской стороной возникают проблемы. Назовем это вежливо так.

Предприниматель из страны ЕС имеет дело с судебными органами Российской Федерации на оккупированной территории Крыма, и никто не обратил внимания, что он фактически легитимизирует оккупационные власти.

– Давайте посмотрим с его точки зрения. Что он должен сделать? Плюнуть, отказаться? Он туда вложил все свободные и не только свободные средства. Остаться без штанов? Нет, он борется до последнего. Он не думает о легитимизации, нелегитимизации, это его особо не касается. Он пытается спасти свои вложения. Мучился с украинской стороной, теперь помучается с российской. И он, конечно, пытается удержать свой проект. Это будет сложно, и я думаю, что может не получиться, но я не хочу "каркать", потому что знаю, что в таких случаях в реальности это право сильного, а сильный там точно не он, хотя юридическая правота на его стороне. Если бы там правовое государство было, другое дело.

Но, кроме того, что Тынис Пальтс бизнесмен, он еще и политик, а его партия…

Если бы там правовое государство было, другое дело

– Нет, он уже не политик, он действительно участвует еще в партийной политике в какой-то степени, но не присутствует в официальном качестве как политик. В этом смысле он не сравним с какими-нибудь французскими крайне правыми, которые в Крым ездят и пытаются наладить связи, и позируют на фоне разных специфических монументов в связи с крымскими событиями. Я думаю, что это как раз к нему не относится, он совершенно в этом плане неподходящая фигура. Но он был в политике, он был заметен.

Мне рассказали, что в Крыму и Абхазии эстонцы имеют глубокие корни.

– Да, еще в XIX столетии туда перебрались эстонцы за землей. Вы знаете царскую политику: вытесняли местное население, привлекали колонистов, которые получали землю. А в Эстонии земли не хватало. И люди поехали на Кавказ и в Крым.

То есть у эстонцев есть какие-то сантименты к Крыму?

– Да. В Крыму даже работала школа, где преподавала учительница, которая получала зарплату в Эстонии. Сейчас это все прикрыли, конечно. Но отмечу, что проект Пальтса никоим образом с этим не связан, потому что он находится на побережье под Севастополем, а эстонское село было в центральной части Крыма.

Насколько эстонский бизнес завязан на России, может ли это влиять на политические решения?

– Не вижу особого влияния, потому что Россия позаботилась о том, чтобы удельный вес российского рынка для эстонского бизнеса не был слишком большим. Когда мы вновь приобрели независимость, 95 процентов всего экспортного потенциала составляли страны СНГ, в том числе Россия – более 75 процентов. На сегодняшний день ее доля сократилась до 5 процентов экспорта и 8 процентов импорта. Случай Тыниса Пальтса – исключение. И эстонские предприниматели, которые раньше инвестировали в разные проекты в России, начиная с 2007 года оттуда почти все ушли. Просто условия стали невыносимыми: у кого-то забрали бизнес рейдеры, никто инвесторов не защищал. Сейчас российский импорт – это в основном минеральное сырье.

Эстонские предприниматели, которые раньше инвестировали в разные проекты в России, оттуда почти все ушли

Каковы были бы шансы Тыниса Пальтса, если бы он обратился к украинским или международным судебным инстанциям?

– Могу судить только по личному опыту. С десяток лет назад, работая в одной компании, мы выиграли значительный иск даже не в международном, а в российском арбитраже. Тем не менее денег ни копейки не получили. Право здесь ни при чем. Я полагаю, что Пальтс должен попытаться пройти все инстанции, даже не думаю, что у него есть другой выбор, или просто отказаться и сдаться.

Сейчас крымская пресса сообщает, что Пальтс даже не выиграл, а проиграли обе стороны.

– Гениально. Вообще, в юриспруденции это довольно редкий случай, я как юрист по образованию могу заявить. Дела всегда кто-то выигрывает. Если там обе стороны проиграли, значит, появилась третья сторона, я бы так сказал. С учетом российской практики и действительности.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG