Ссылки для упрощенного доступа

Пьянство как социальный протест и опыт экзистенциального переживания

Россияне стали меньше покупать водку и обратили внимание на фруктовые вина. Об этом рассказали в Национальном союзе защиты прав потребителей, Минздрав, в свою очередь, отчитался о снижении пьянства в России на 20%, а его глава Вероника Скворцова на Гайдаровском форуме сделала выводы, что за пять лет употребление алкоголя в России сократилось до 80% от изначального уровня.

Учитывая, что новые поколения российских граждан имеют больше доступных развлечений, чем их родители в советские времена и трудные "девяностые", легко было бы поверить в справедливость подобных утверждений, если бы не демографические обстоятельства.

Потребление, действительно, может снизиться по той простой причине, что на "алкогольный" рынок вышли рожденные в 90-е годы, а тогда по понятным причинам случился демографический кризис. Кроме того, в России алкоголь относительно уровня доходов стоит дорого, объясняет директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя "ЦИФРРА" Вадим Дробиз:

- Грубо говоря, алкоголь примерно в 8-10 раз дороже для гражданина России, чем для гражданина Западной Европы относительно минимальных или средних доходов. Поэтому там никто не пьет спиртосодержащие жидкости, огуречные лосьоны, одеколоны и так далее. Самогон там пьют во много раз меньше, чем здесь. Если у нас сегодня примерно 45-50 % из того крепкого, что выпивается, это нелегально-кустарно-суррогатная продукция, на Западе - максимум 10% рынка. И связано это с ценой. В США для нищеты, например, продается по 2 доллара за литр в легальных магазинах 40-градусная жидкость под разными названиями в пластиковых бутылках. Предназначено для бомжей, там их миллионов 50. У нас нет социального алкоголя, а во всем мире есть.

Вадим Дробиз. Антиалкогольные кампании
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:40 0:00

Вадим Дробиз об антиалкогольных кампаниях в России

Здесь стоит заметить, что дешевый алкоголь также употребляют молодые люди – потому что нет денег, не думают о здоровье, любят рисковать. Особенность алкогольной зависимости заключается в том, что разрушительные последствия становятся очевидны после тридцати, а то и сорока лет. Другое дело, что сегодня растет число юношей (относительно девушек), которые не только никогда не пьют спиртное, но и не собираются его употреблять.

Другая тенденция, подмеченная уже белорусскими социологами – молодые респонденты из городской местности употребляют алкогольные напитки несколько чаще сельских сверстников. По той причине, что приобрести их жителям села гораздо трудней. Вероятно, именно эти исследования подтолкнули депутатов нижней палаты парламента выступить с проектом закона о внесении изменений в ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничения потребления (распития) алкогольной продукции", чтобы, подобно табачным изделиям, скрыть вино-водочную продукцию подальше от глаз.

Николай Дайнеко, музыкант молодежной группы Niky Blazer возражает:

- Это бессмыслица полная. Вот исполнится человеку 12-16 лет. Он начнет что-то осознавать. Ему станет тоскливо, плохо и жутко по вечерам. И что, его спасет то, что спрятано под прилавком? Он будет искать выход: "Как же мне перестать столько думать о всяком, что меня окружает?!" Ребята на что-то другое перейдут - начнут употреблять наркотики. Человеку нужен уход от реальности. Кстати, в таблице градации вреда наркотиков алкоголь стоит в числе первых. Тут дело на самом деле в том, что алкоголь разрешен, а каннабиноиды нет. У нас очень много народу сидит по 228-й. Люди садятся, а выходят абсолютно не жизнеспособными. Им по 30, а они не знают, что делать. Это замкнутый круг.

Даже если посчитать "винный эффект" за запоздалые последствия европеизации, который, впрочем, легко может пропасть вслед за пармезаном и прочими вкусовыми излишествами, оставив россиянам лишь послевкусие Крыма, вряд ли молодое поколение удастся вернуть к дедовским традициям употребления спиртного, запрещая и пряча его.

Молодёжь об алкоголе. Опрос
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:01 0:00

Надо ли выпивать на праздники?

С другой стороны, стремление к удовольствию можно поощрять или обуздывать законодательным образом, следуя за мейнстримом. В Грузии, например, официально разрешили употребление каннабиса, а в Греции теперь будут промышленно выращивать каннабиноиды. Правда, с точки зрения физиологии мозга, отмечает профессор биологического факультета МГУ Вячеслав Дубынин, каннабиноиды ближе к классическим наркотикам, чем алкоголь. Однако цель употребления одна – получение удовольствия:

- С нашей мозговедческой точки зрения смысл жизни довольно очевиден - мы живем для того, чтобы получать побольше положительных эмоций и поменьше отрицательных. Правда, есть такая ремарка - получать социально одобряемые положительные эмоции, потому что мало ли какие ты положительные эмоции получаешь. Собственно, на этом балансе мы и строим свое поведение. И мозг так сделан, что он ищет пути получения положительных эмоций. И дальше оказывается, что есть пути биологически правильные, адекватные, приносящие реальную пользу и организму, и социуму, и семье. А есть пути, которые ведут к получению удовольствия, но в итоге они оказываются разрушающими организм, поведение. И эту тонкую грань конкретная личность часто не чувствует и, соответственно, тогда возникают всякие зависимости и так далее.

Если мы возьмем отдельную нервную клетку, то, конечно, всегда есть соблазн сказать, что разницы нет, потому что синоптические модификации очень похожи. Но если смотреть на мозг в целом, то разница есть. Потому что социально одобряемый поток информации идет тоже не просто так. Это значит, что кроме удовольствия, например, от того, что ты сам сделал, ты еще получаешь удовольствие от того, как на это реагируют окружающие. Люди существа социальные. Одобрение от родителей, учителей, товарищей тоже очень значимо. Кстати, порой бывает, что все это тоже сливается в сторону зависимости. И если вы выпиваете в компании, то выходит не очень хорошо. Но если мы берем уровень синапсов, то ситуация в целом похожа.

Удовольствие. Трава. Зависимость
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:25:19 0:00
Скачать медиафайл

Биолог Вячелав Дубынин об алкоголе и других наркотиках (полная версия интервью)

Надо сказать, что в российском обществе, несмотря на все риски и потери, связанные с алкоголизацией, отношение к выпивающим компаниям остается нейтральным. Родители, как правило, вмешиваются только тогда, когда возникает побочный эффект – драка, вандализм, скандал, потасовка. Это связано еще и с тем, что молодежному возрасту свойственно стремление к риску, а границы возможного лучше всего помогает преодолеть алкоголь. С другой стороны, замечает психолог Кирилл Хломов, перед молодыми людьми сегодня открываются новые возможности:

- Я думаю, что культура "пития" – это то, что сейчас меняется, формируется иначе, чем прежде. За счет того, что алкоголь был под запретом, и доставать его было трудно, он сам по себе становился фетишем. Теперь, когда он стал более доступным, дополнительная часть возбуждения ушла, и культура по-прежнему определяется семьей. Что касается подростков, то им сейчас доступно много альтернативных удовольствий. Распространение компьютерных игр, гаджетов, уход в виртуальную реальность дает подростку возможность брать поддержку из другого источника. Тогда как эксперимент с алкоголем требует все-таки большей взрослости, сформированности, несет некие риски.

Трудно сказать, проводят ли сами запреты грань между взрослой жизнью и подростковой, или сказывается стремление подражать, однако по-прежнему счастливое детство не обходится без тайного бокала вина/водки и затяжки сигаретой. Впрочем, разрушительный образ жизни, как и в советские времена, надежно защищает от внешнего мира.

Blazer и алкогольная кома

Николай Дайнеко, музыкант группы Niky Blazer:

- Мой круг общения в принципе маргинализированный. Мы сначала отделились от общества, а потом уже начали пить. А, может быть, и нет - где проходит эта грань, я не знаю. Мы назвали нашу группу в честь одноименного алкогольного напитка, он дешевый. Наши предпочтения продиктованы ценовой категорией.

Когда ты не ходишь на скучные работы, у тебя нет денег. Все просто - пьешь самое дешевое, что есть. Тогда был 2007 - расцвет неформальной культуры в России, всякие субкультурные штуки. Но я не употребляю алкоголь специально, чтобы писать тексты, здесь нет четкой связи. Я могу написать текст трезвым, а иногда не могу.

в 17 лет у меня была алкогольная кома

А всякие винчики мы пьем, чтобы не нужно было помнить о том, что есть скучная работа, есть войны и так далее. Это такой уход от реальности, где ты слишком много кому-то что-то должен. Алкоголь позволяет раскрепоститься, и возникает другое понимание мира. Показательная история - в 17 лет у меня была алкогольная кома. Я на шесть часов выпал из жизни. Два дня ложился "с вертолетами", это когда голова кружится, а на третий день пошел пить. Я просто понимал, что бесполезно себе говорить: "Я больше не буду пить!" Это бесполезно, бессмысленно. Я вышел на улицу, встретил друзей – и все!

Но это не что-то, связанное с зависимостью. Если я не буду пить 3-4 дня и так далее, меня не будет трясти, я не буду искать, где бы достать выпить. Нет! Вот в детстве я был стеснительным. И думаю, иначе я бы не проявился вообще как человек. Сидел бы дома. Не имею понятия, что бы делал.

Нас не нужно бояться, нас не нужно тащить в армию, на скучную работу и так далее. Надо просто оставить нас в покое. Мы творческие ребятки, которые делают то, что делают и не хотят делать то, что надо делать.

Параллельные миры

Виктор Ерофеев, писатель:

- В Советском Союзе в одном мире жили трезвые люди, которые, на самом деле, ходили пьяные от каких-то своих идей, и пьяные, которые были самые трезвые, потому что разбирались в том, что происходит на свете, в реальном мире. Пьяный мир был реальный, а реальный мир - пьяный. Все перемешалось. Поэтому в поколении постарше меня, где Аксенов и прочие, принадлежность к пьяному параллельному миру означала гордость и славу. Я хорошо помню, как совсем еще мальчиком тащил пьяного Аксенова на метро "Аэропорт". И для меня это была гордость. Помню, как пили Ахмадулина и Боря Мессерер, который до сих пор пьет бутылку водки в день - и это считалось правильно. И эти параллельные миры - как две культуры, которые в бесконечном зеркале пересекались и давали ощущение творчества.

Я помню, когда бабушка узнала, что я стал писателем, она сказала: "Ну, что же ты?! Я в Ленинграде работала в Союзфото, снимала писателей, все пьяными приходили. Неужели и ты будешь теперь пить беспробудно?!" У нее была уверенность, что все писатели пьянствуют... А художники? Помню, когда хоронили Зверева, опрокинули гроб, потому что его несли пьяные люди.

Потом, позже были какие-то трещины, связанные с алкоголем. Одни продолжали традицию, а другие протестовали, переходили на более слабые напитки, было медленное вхождение в сухое вино. Все считали, что это такая кислятина, а потом выяснилось, что не только в России так считают. В Германии тоже очень долго входили в сухие вина, все пили подслащенные.

принадлежность к пьяному параллельному миру означала гордость и славу

Надо сказать, что русская история была бы абсолютно другой, если бы не водка. Не было бы побед, потому что давали 100 грамм перед атакой, не было бы каких-то любовных историй и всего того, что связано с безумным потреблением алкоголя. Страна жила бы совсем другой жизнью, если бы оставалась трезвая. Она была бы другой, или ее вообще не было, в отличие от Италии, где люди пьют много и совершенно не пьянеют. Когда я занимался русской водкой и Гражданской войной, то выяснил, что "красным" запрещали пить и расстреливали за пьянство, а "белым" разрешали. "Белая" армия была гораздо более пьяная, чем "красная" и проиграла войну. Я имею в виду солдат. Есть масса примеров, когда русская культура "заряжалась" алкоголем в советские времена.

Скажем, ощущение дзен буддизма, которое на Востоке дается медитацией, созерцанием, в России дается через алкоголь. И, действительно, возникает ощущение того, что ты не ответственен ни за что, ты ни от чего не зависишь, не берешь на себя никакие обязательства. Получается так, что русский алкоголик и индийский гуру могли бы запросто договориться, что, кстати, и произошло на моих глазах с Борей Гребенщиковым, с которым мы ездили в Индию и Непал. Хотя потом они начали волноваться не по поводу того, что они друзья-братья с Гребенщиковым, а - расскажи, как ты пишешь, как это у тебя получается, что ты на весь мир прославился? Буддисты с этим делом тормозили, а славы им очень хотелось.

Другое дело, что половина русских людей пьет хорошо, а половина плохо, быстро напивается. Когда я изучал проблему водки, выяснил, что, например, северные народы все плохо пьют. Например, есть районы Норвегии, где просто не продают алкоголь, потому что знают, что народ вымрет, а в России 50 на 50. Понятно, что у тех, кто плохо пьет, у них другие отношения к экзистенции.

Алкоголь смягчает противоречия, если им правильно заниматься. Есть такие элегантные алкоголики, которые чувствуют смысл жизни лучше, чем психолог. А если ты умеешь организовать свой организм, и он правильно принимает алкоголь, то ты продвигаешься. Здесь есть тема продвижения. Потом это превращается в зависимость, потому что ты хочешь еще и еще быть таким, на коне. Но одни умирают быстро, а другие живут долго.

Кроме того, алкоголь смазывает отсутствие общих ценностей. Общество в России потеряло дважды за один век всю систему ценностей - в 1917 году и в 1991. Отчуждение страшное! Люди имеют разные системы ценностей и даже самые близкие в семье. Алкоголь - это такая специальная смазка, которая дает возможность человеку если не понять, то, по крайней мере, простить.

Дело в том, что разрывы невероятные! По всем линиям! И когда в 1917 году ушли все органические ценности России, в 1991 году ушли привитые и плохо привитые советские ценности, остались разные процентные соотношения - у одного демократия, у другого монархия, третий православный, четвертый коммунист. Но вот ты выпил и движение идет. А с утра встал и думаешь: "Боже мой! С кем я пил?!"

Пьянство как социальный протест, средство общения и опыт экзистенциального переживания обсуждаем с писателем Виктором Ерофеем, музыкантом группы Niky Blazer Николаем Дайнеко, психологом Кириллом Хломовым, биологом Вячелавом Дубынином и директором Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя "ЦИФРРА" Вадимом Дробизом.

Ведут программу Тамара Ляленкова и Святослав Элис.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG