Ссылки для упрощенного доступа

Снова Кизляр. Расследование теракта в Дагестане


Храм Георгия Победоносца в Кизляре теперь охраняют наряды полиции

Следствие по делу об убийстве прихожан храма в Дагестане рассматривает теракт в качестве одной из версий преступления. 22-летний Халил Халилов в воскресенье расстрелял из охотничьего ружья прихожан православного храма.

В результате стрельбы 5 человек погибли, еще 5 ранены. Нападавший был убит бойцами Росгвардии. Ответственность за преступление взяла на себя запрещенная в России группировка "Исламское государство". О том, насколько вероятна эта версия и почему Кизляр из раза в раз становится местом подобных атак, Радио Свобода рассказал главный редактор интернет-издания "Кавказский узел" правозащитник Григорий Шведов:

– Я думаю, что в России в последнее время распространились "атаки вдохновения", когда террористы-одиночки могут быть мотивированы какими-либо другими атаками или онлайн-общением. И в этом смысле уместно увязывать между собой одиночек с террористической организацией.

Кто-то советовал именно такую мишень, которая вызвала бы наибольший резонанс

​–​ Есть ли в этом преступлении религиозный оттенок?

– Конечно, в этом преступлении я вижу намеренно выбранную цель, а именно православный собор. Я считаю, что это очень хорошо спланированное действие. В этом смысле наверняка, если это и была "атака вдохновения", то в ней все-таки извне принимал участие кто-то, кто советовал именно такую мишень, которая вызвала бы наибольший резонанс. Это не вызывает сомнений. Хочу напомнить, что те, кто планировал захват заложников в Беслане и сформировал группу боевиков, которая осуществляла тот теракт, они также намеренно привлекли большое количество ингушей для того, чтобы усилить межэтнический конфликт, который к тому моменту не был в такой активной стадии. Поэтому террористы хорошо планируют разного рода сложные последствия своих действий.

​–​ Кизляр не первый раз появляется в сводке терактов. Почему именно этот город становится центром атаки?

– Я связываю с этим происшествием те атаки, которые были в Кизляре в 2017 году и про которые писал тогда "Кавказский узел". Мы видим, что там реально существовало подполье, боевики, но они ставили перед собой другие цели. По данным "Кавказского узла", они атаковали силовиков и это было их основной задачей. Сейчас ситуация, возможно, поменялась. Не исключено, что они планируют использовать свой ресурс по-другому. Поэтому я не отношу захват заложников и какие-то такие действия давешних времен к тому, что сейчас происходит. За 29 месяцев "Кавказский узел" насчитал 11 атак "Исламского государства" в Дагестане. Вот что, на мой взгляд, является тенденцией.

Сама по себе атака в Кизляре – это безусловный пример ужесточения действия террористов

​–​ Эти атаки как-то трансформировались?

– Могу лишь сказать: мы видим, что "Исламское государство" в Дагестане начало с атак на военных, и сейчас это несколько скорректировано. Была, насколько я помню, одна атака на гражданских лиц, но никогда не было таких резонансных, как нападение на религиозное христианское учреждение. Поэтому, на мой взгляд, мы видим процесс в динамике, то есть происходит видоизменение их целеполагания. Они не находятся в каком-то одном тренде. Мы пока обладаем обрывочными сведениями. Я думаю, надо будет еще смотреть дальше на эту ситуацию.

–​ Есть ли какая-то тенденция к ужесточению действий со стороны террористов?

– Сама по себе атака в Кизляре – это безусловный пример ужесточения действия террористов. Мы многие годы не видели ничего подобного ни на Северном Кавказе, ни на юге России. Конечно, атаки в Волгограде обращали на себя особое внимание, как атаки на гражданских лиц, но они происходили без конфессиональной окраски. Атака, которую мы сейчас обсуждаем, и это уже определенно не вызывает никаких сомнений, – атака террористического плана, то есть призвана посеять рознь между представителями разных конфессий. Не думаю, что эта попытка будет успешной, но сам факт того, что организовывается атака в регионе, где традиционно живет русскоязычное население, и нападение происходит на православный храм – это, конечно, само по себе показывает, насколько изменился подход. До сих пор мы не видели в предыдущих атаках такого сложносочиненного понимания ситуации, – считает Григорий Шведов.

В воскресенье РБК со ссылкой на источники в правительстве Дагестана назвало имя нападавшего. По информации издания, это 22-летний Халил Халилов. По предварительным данным, он входил в "спящую ячейку" террористической организации "Исламское государство". РБК отмечает, что Халилов мог примкнуть к джихадистам в прошлом году. При этом он не входил в списки уже известных участников радикальных организаций, а также не состоял в базе данных спецслужб как участник незаконных вооруженных формирований.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG