Ссылки для упрощенного доступа

Дело "Седьмой студии". Таинственные ссуды и запрос ФСБ


Режиссер Кирилл Серебренников

30 ноября в Мещанском районном суде прокурор Олег Лавров продолжил оглашать вещественные доказательства по делу "Седьмой студии": "организованная театральная группа" из режиссёра Кирилла Серебренникова, бывшего генерального директора "Седьмой студии" Юрия Итина, бывшего генерального продюсера компании Алексея Малобродского и главного бухгалтера Нины Масляевой, а также бывшего директора Департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Министерства культуры Софьи Апфельбаум обвиняется в хищении 133 млн бюджетных рублей из 216 млн, выделенных в 2011–2014 годах на театральный проект "Платформа". В перечне документов немало договоров и актов сдачи-приёмки, подписанных с ИП Синельников: обвинение считает, что именно через этого "близкого друга" Нины Масляевой были похищены бюджетные деньги, в то время как Алексей Малобродский показал на допросах в суде, что "Седьмая студия" с Валерием Синельниковым никаких дел не вела, а Масляева, скорее всего, сама с его помощью похищала деньги, впрочем, вовсе не 133 млн. Другая странность: многочисленные ссуды, которые "Седьмая студия" выдавала в период острой нехватки средств в начале своего существования.

В течение пяти часов прокурор нудно перечислял платёжные поручения, расчётные ведомости, выписки с банковских счетов и прочие документы, которые свидетельствовали о том, что "Седьмая студия" вела активную хозяйственную деятельность. Документы, судя по репликам адвокатов, были включены в дело выборочно, некоторые вовсе не были подписаны, либо в них стояли подписи неизвестных лиц, в частности, режиссёр Серебренников, несколько раз проверяя, подтверждал: на многих бумагах рядом с его фамилией расписался кто-то другой.

Ответ Минкульта на запрос ФСБ: по мнению стороны защиты, документы в деле не имеют отношения к этому письму
Ответ Минкульта на запрос ФСБ: по мнению стороны защиты, документы в деле не имеют отношения к этому письму

Больше всего внимания вызвали документы, предоставленные в 2016 году Минкультом по запросу ФСБ – из отдела театрального искусства, который Апфельбаум возглавляла до 2012 года, пока не стала директором Департамента господдержки искусства и народного творчества, в который входил и театральный отдел. Адвокаты Ксения Карпинская и Дмитрий Харитонов неоднократно выступали с замечаниями, из которых следовало, что документы, присутствующие в деле, не имеют никакого отношения к тому, что должен был отправить Минкульт. Сопроводительное письмо Минкульта, зачитанное прокурором по просьбе адвоката Карпинской, датируется 8 апреля 2016 года. 18 апреля оно попало в ФСБ, но "расписали" его нужному сотруднику почему-то только в октябре. В письме значится, что к нему приложены документы на 821 листе, но в деле листов гораздо меньше.

Это какие-то копии неизвестно чего. Эти документы не заверены следствием, они не могут являться доказательством

Софья Апфельбаум обратила внимание на то, что практически все документы из Минкульта – "не визовые": есть только одна "визовая" копия каждого соглашения, она визируется Департаментом экономики и финансов Минкульта и хранится в канцелярии министерства. "Это четвёртые или пятые экземпляры, которые оставались на руках у департамента [театрального искусства]", – поясняет Апфельбаум, добавляя, что оригиналы, значит, не изымались вовсе, а представленные документы могут быть и рабочими вариантами.

Прокурор продолжает

Адвокат Карпинская протестует против оглашения: "Это какие-то копии неизвестно чего. Эти документы не заверены следствием, они не могут являться доказательством", – говорит она. Прокурор Лавров продолжает – следуют внутренние документы "Седьмой студии", которые, как замечают Карпинская и Апфельбаум, вовсе не могли быть присланы Министерством культуры. Адвокат говорит, что в суде, очевидно, оглашаются результаты каких-то оперативно-разыскных мероприятий, но не понятно, как были получены все эти бумаги. "Это вопрос оценки доказательств, – не соглашается с Карпинской судья Ирина Аккуратова. – Продолжайте".

Адвокаты Ксения Карпинская, Дмитрий Харитонов, Ирина Поверенова и Юрий Лысенко
Адвокаты Ксения Карпинская, Дмитрий Харитонов, Ирина Поверенова и Юрий Лысенко

Прокурор Лавров продолжает перечислять договора и учётные карточки бесконечных контрагентов "Седьмой студии". Адвокат Дмитрий Харитонов встаёт и эмоционально говорит, что гособвинитель оглашает названия документов, которые никому ни о чём не говорят: "Ваша честь, государственное обвинение должно суду объяснить, что так или не так в том или ином документе. Но оглашая учредительные документы ООО "Премиум"… Для нас очевидно, что это было законно созданное ООО, которое открыло счёт в банке. Мы будем считать это доказательством того, что всё хорошо". Адвокат садится, прокурор продолжает оглашение.

В какой-то момент выясняется, что у адвокатов и прокурора разные материалы в одном из томов дела. "Это аутентичные материалы", – говорит прокурор Лавров, показывая на стопки папок у себя на столе. "А с чем же нас тогда знакомили?" – спрашивает Ксения Карпинская. Судья Аккуратова пожимает плечами, прокурор продолжает оглашение.

Адвокат Ксения Карпинская
Адвокат Ксения Карпинская

Адвокат Дмитрий Харитонов всё-таки заставляет прокурора зачитывать не просто названия документов, но хотя бы перечислять спектакли из многочисленных творческих отчётов, которые "Седьмая студия" передавала в Минкульт. Спектаклей много, это занимает время, прокурор несколько раз уточняет: читать ещё раз или пропустить. Адвокат просит зачитывать весь список: "У вас в обвинении написано, что мероприятий не было, вот мы это и будем обсуждать".

В долг у бедности

Среди перечисляемых документов вызывают интерес странные ссуды, которые "Седьмая студия" давала неким гражданам Хромовой и Курбанову. В деле пара десятков договоров за подписью Юрия Итина и Нины Масляевой – беспроцентные ссуды на 30 дней на разные суммы, от 280 тыс. до 4 млн рублей. Все договора датируются концом 2011 года, когда, если верить допросам Малобродского и Серебренникова, "Седьмой студии" остро не хватало денег, так что Итин и Серебренников даже одолжили ей 6 млн из собственных накоплений. Судя по документам, часть ссуд (или, возможно, все) были потом возвращены, впрочем, договора на возврат датируются почему-то 2013 годом. Любопытно, что фамилии Хромовой и Курбанова уже звучали в Мещанском суде: Алексей Малобродский обратил на них внимание в зарплатных ведомостях, по его словам, он таких граждан не знает, они на "Платформе" не работали.

Юрий Итин
Юрий Итин

Фамилия того же Юрия Итина стоит на многочисленных договорах и актах сдачи-приёмки с ИП Синельников, в основном на "привлечение творческих коллективов" для разных спектаклей. Впрочем, кажется, у защиты есть сомнения в том, что Итин на самом деле подписывал эти договоры – адвокат Итина Юрий Лысенко неожиданно поправляет прокурора: не нужно говорить под протокол "подпись, схожая с подписью Итина", никто ведь не проводил экспертизы, лучше придерживаться формулировки "подпись от имени Итина". "Подписано обоими сторонами", – говорит на следующих документах прокурор. Его русский никто не поправляет.

Прокомментировать эти загадочные трансакции может только Юрий Итин, который выразил желание допроситься после оглашения документов – его допрос может начаться уже на следующем заседании.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG