Ссылки для упрощенного доступа

"Похороны открытости". Как в Ступине активист к депутатам попасть хотел


Константин Фокин

Более трёх лет житель Ступина, предприниматель Константин Фокин борется за право посещать заседания местного совета депутатов. При первой же его попытке совет принял протокол, запрещающий Фокину присутствие. Активист продолжает борьбу, настаивая на том, что власть должна быть открытой.

Пять билбордов у администрации Ступина

Перед зданием администрации – большой сквер с фонтаном. Прямо напротив входа Константин Фокин ставит раскладные туристические стол и стул, а также пять огромных плакатов. На главном – надпись “Совет должен работать открыто”.

В родном селе Ситне-Щелканово в 16 километрах от Ступина – оно входит в муниципальный округ, Фокин договорился с местными чиновниками, что за свой счёт отремонтирует кабинет труда родной школы, а власти выделят средства на новое оборудование и сделают из него мастерскую. Сейчас школа в ужасном состоянии, и Фокин, отец четверых детей, вынужден возить их в Ступино. Когда работы были выполнены, а новое оборудование так и не появилось, Константин Фокин решил обратиться к городским властям.

“Я сам ее заканчивал, это была сильная школа, и было впечатление, что она системно недофинансируется, как и другие сельские школы, – рассказал Фокин. – Отчаявшись чего-то добиться от местных чиновников, я решил: надо идти разговаривать с депутатами. Я так и не выяснил, кто именно от нашего района, но решил, что надо разговаривать с любым, кто к этому готов. Почитал закон – в законе о доступе к информации есть статья 15, которая говорит, что местные коллегиальные органы власти обязаны обеспечить возможность присутствия граждан на своих заседаниях. Позвонил в совет, они удивились, но говорят: "Напишите заявление на имя председателя. У нас не было таких прецедентов, чтобы кто-то из граждан просто вот с улицы хотел присутствовать на заседании". На заявление получаю почти сразу ответ, что всё хорошо, но мы вас не ждём, нет у нас такой практики, извините. Пишу повторно: ребята, практики, может, и нет, но закон вас обязывает такую практику создать, если кто-либо хочет такое своё право реализовать. Уже тишина. Прихожу в зал заседаний. Заходят депутаты, заходит председатель, из граждан я один, остальные – сотрудники администрации, аппарата и прочее. Первый вопрос у председателя: "Вы кто? Что тут делаете?"

Первый вопрос у председателя: "Вы кто? Что тут делаете?"

Спустя час споров, заполненных ссылками на законы и внутренний регламент совета, согласно которому посторонние могут там оказаться только по приглашению, депутаты вызвали полицию. Та поначалу встала на сторону Фокина. Но позже заместитель начальника городской полиции, вспоминает активист, настоятельно порекомендовал ему покинуть здание. Уже заочно, без Фокина, совет запретил лично ему посещать заседания.

“Ребята, вы нарушаете закон”

Константин Фокин пикетировал здание администрации перед каждым собранием депутатов. Для него это стало делом принципа. В его активе уже два судебных решения: первое признало незаконным протокол о персональном запрете на посещения заседаний, второе отменяло регламент совета о входе по приглашениям. Последнее, правда, ещё не вступило в силу.

Временами Фокин устраивал пикет прямо в холле администрации: вешал плакаты с цитатами Путина и личными претензиями к председателю совета, приносил складной стул.

С ним ругались сотрудники администрации и охрана, вызывали полицию. Та буквально разводила руками: имеет право, место общественное. За время противостояния в холле ужесточилась система пропусков:

– Они поставили турникеты, чтобы люди свободно не проходили, – сообщил активист. – Они организовали некую симуляцию открытости: в маленьком кабинетике на первом этаже администрации поставили маленькие мониторы с трансляцией. Как правило, плохая картинка, плохой звук. Об этом областной суд, в том числе, тоже сказал: то, что вы там транслируете, – это хорошо, но это не заменяет прямого присутствия. Потому что ты не можешь вступить в диалог с депутатами.

Фокина выталкивали, выкручивали ему руки, срывали плакаты. Пропустивших его в совет после первого суда охранников даже уволили. В феврале Фокин решился на ежедневный протест. Свою акцию он назвал “марафоном достоинства”:

Буду приходить сюда каждый день и напоминать: ребята, вы нарушаете закон

– Раз в год проводят расширенное заседание, слушают отчёт главы администрации за предыдущий год. Не пустили опять меня, одного человека, в актовый зал на 100–200 мест. Наверное, набили зал бюджетниками, сотрудниками самой администрации, но ни одного человека, подавшего уведомление, не пустили. Я понял, что как-то надо усиливать протест, чтобы в городе было больше понимания, что депутаты творят что-то непонятное. Вот осенью буквально в снег клали плитку на центральной площади. На это всё потратили 200 миллионов. А специалисты говорят, что цена, чтобы это сделать хорошо, может быть в четыре раза меньше. Часто нет базовых вещей в больнице. Если нужна операция, ты приходишь со своим: с лекарствами, с бинтами, чуть ли не с постельным бельём. Решил, что буду приходить сюда каждый день и напоминать: ребята, вы нарушаете закон.

Штурм администрации

В апреле активист пошёл на крайнюю меру и объявил голодовку. Прямо в сквере перед администрацией поставил палатку, в которой и ночевал. После двух недель отказа от еды перед очередным заседанием совета депутатов 25 апреля поддержать Фокина пришли другие ступинцы, и оборона администрации пала:

– Это, на мой взгляд, очень важный день для города Ступино. Мы спокойно пришли, и нас очень агрессивно встретили сотрудники и охраны, и администрации. И поднялась какая-то обратная волна у людей, которые пришли: "Слушайте, вы нарушаете федеральный закон, вы ведете себя безобразно. Мы пришли спокойно посмотреть на совет депутатов". Турникеты не удержат 15 человек, которые настроены так решительно. Не было никаких драк, просто решительно прошли.

Константин Фокин у входа в здание местной администрации
Константин Фокин у входа в здание местной администрации

Заседать при свидетелях депутаты не решились и проголосовали за перенос собрания. Активисты это предвидели. После заседания они провели символические похороны открытости власти: принесли гроб и прошлись с ним и флагами России по скверу. Претензий со стороны полиции не было. В этот день Фокин прервал голодовку.

Константин Фокин считает случившееся маленькой победой гражданского общества:

Речь идёт о традиционной сакральной власти, когда она высоко и допускает к себе только с её собственного позволения

– Совет не открылся гражданам, но его открыли сами ступинцы. Это достаточно абстрактное право – смотреть, что делает власть. Это не касается тебя напрямую сегодня, может быть, коснется завтра, когда они примут какое-то решение, которое касается твоих детей, твоей семьи. Ни суд, получается, не смог повлиять, ни правительство Московской области, ни общественные организации, всё сделали сами горожане. Речь идёт о традиционной сакральной власти, когда она высоко и допускает к себе только с её собственного позволения. Видимо, эта традиция у нас сильнее, чем в других местах. Люди себя по-другому ведут, когда находятся в присутствии других. Гражданам важно знать об обсуждаемых решениях задолго до того, как они будут приняты. Большие инфраструктурные проекты важно видеть на ранних этапах. Это на самом деле нужно и чиновникам, и самим депутатам, если они хоть как-то заботятся о происходящем. Они получают быструю обратную связь: допустим, мы не хотим тратить такие деньги на благоустройство площади, давайте пустим их на образование, медицину и жильё.

"Недостойное поведение"

В городе заговорили об этой проблеме. Но пока о ней мало говорят в самом совете депутатов, по крайней мере публично. Увидев фотоаппарат корреспондента Радио Свобода, охранник уточнил, согласована ли съёмка. Закона о СМИ оказалось недостаточно, на подмогу вызвали, по всей видимости, начальницу службы безопасности. Пропускать журналистов в совет депутатов они не стали, предложив обратиться в общественную приёмную: пресс-секретаря у администрации нет. И вообще Фокин зря привлекает к себе так много внимания: есть же зал для трансляции заседаний. Показать его корреспонденту Радио Свобода сотрудница отказалась.

Секретарь совета по телефону заявила, что никого из членов совета нет на месте, хотя Константин Фокин сообщил Радио Свобода, как видел председателя, вошедшего в здание администрации.

"Я лично заявила Фокину, что на собрание он не попадёт", – анонимно заявила сотрудница администрации, отказавшись беседовать под запись. Она зачем-то уверяла, что Фокин нарушал закон о митингах, расположившись с плакатами в холле. Возмущалась, что активист ел пиццу и предлагал её сотрудникам. Наглядно ссылалась на закон: он в распечатанном виде лежал на столе охраны.

Символический гроб и российский флаг на "похоронах открытости власти"
Символический гроб и российский флаг на "похоронах открытости власти"

– Вызывали полицию?

– Да.

– Что она сказала?

– Что всё законно. Но потом они перед нами извинялись за это.

Акция с "похоронами открытости" оскорбила сотрудницу. Мол, притащили гроб, государственную символику и носили его под марш “Прощание славянки”, несмотря на гулявших вокруг людей с детьми. В тот день, вспоминала собеседница Радио Свобода, голодающий Фокин “скакал как горный козёл”, перепрыгивая через турникет, чтобы попасть на собрание. Почему он не мог туда попасть без сопротивления, выяснить так и не удалось.

Телефоны главы совета и его заместителя отвечали только длинными гудками. Депутат Юрий Сигалин сообщил Радио Свобода, что не может комментировать ситуацию с недопуском Фокина: по всё ещё действующему регламенту это в компетенции председателя с заместителем. Депутат Татьяна Терехина заявила, что не хочет разговаривать об активисте. Затем обвинила Фокина в нарушении регламента и недостойном поведении:

Я лично заявила Фокину, что на собрание он не попадёт

– Они (активисты. – РС) себя ведут недостойно! Есть положение, общественность присутствует, всё нормально, я считаю.

– Но он же тоже, как часть общественности, имеет право посещать по закону…

– Ну пусть себя достойно ведёт, а не гробы носит, когда дети с мамашами гуляют.

– Только из-за этого его не пускают 3 с половиной года?

– Да вообще как он себя ведёт?!

Разговор прервался после того, как по ту сторону кто-то уточнил у депутата, кому она даёт комментарий.

После наших часовых попыток попасть в совет в администрации начинается обеденный перерыв. Сотрудники массово высыпают на улицу.

На площади у памятника Ленину со свежей плиткой – марширующие школьники. Видимо, готовятся к празднованию Дня Победы. На всю площадь для репетирующих звучит "Прощание славянки".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG