Ссылки для упрощенного доступа

Без Немцова не получается. Александр Рыклин – о неединстве оппозиции


Есть разные версии, разъясняющие, почему в Москве из года в год Марш Немцова городские власти согласовывают безропотно и молниеносно. Наиболее вероятной мне видится следующая – пять лет назад, сразу после убийства политика, на каком-нибудь закрытом совещании Владимир Путин высказался категорично и однозначно: "Марш Немцова дозволяю!" И с тех пор никаких других указаний по этому поводу начальство не давало. А кто такие московские чиновники, чтобы корректировать распоряжения вождя? И кто осмелится задать вопрос? Собянин? Да, никогда в жизни! Зачем, если из администрации новых вводных не поступало?


Но, похоже, такая установка касается только столицы. В других городах местные власти решение, позволять мемориальную демонстрацию или запрещать, принимают самостоятельно, исходя из собственных представлений о том, какая позиция будет благосклоннее воспринята в Кремле. Например, в этом году счёт ничейный – 3:3. Марши в Москве, Нижнем Новгороде и Ростове согласованы, а в Санкт-Петербурге, Саратове и Чебоксарах заявки отклонены. Причём отклонены демонстративно, под издевательскими оскорбительными предлогами.

В Питере чиновники мэрии отказали на том основании, что те в заявке использовали аббревиатуру "РФ". Поскольку такой аббревиатуры нет ни в законодательстве, ни в Конституции, то местные начальники, сколько ни ломали голову, так и не смогли её расшифровать. Ну, и отказали. В Чебоксарах городское начальство предложило местным оппозиционерам почтить память Немцова на кладбище. Прямо буквально на местном кладбище, возле мемориала памяти жертвам политических репрессий. Думаю, сложившаяся ситуация кремлевскую администрацию полностью устраивает: Марш пройдет всего в паре-тройке городов. То есть ни о какой "всероссийской акции" говорить не приходится. Это для Кремля важно, поскольку организаторы изначально декларировали, что Марш Немцова – мероприятие не только (и даже не столько) мемориальное, а в первую очередь политическое. 29 февраля граждане России выйдут на улицы не просто чтобы почтить память одного из лидеров оппозиции, но и выразить своё отношение к происходящему в стране. А за пять лет с момента убийства Немцова в России много всякого произошло. Из последних новостей – коррекция Конституции.

Главное конкурентное преимущество Немцова в сравнении с другими лидерами оппозиции – его постоянное стремление к коллективному действию

Описывать, как за указанный срок в России изменилась и политическая ситуация, и общественная атмосфера, нет нужды: всё же происходит на наших с вами глазах. А вот порассуждать, что произошло с оппозиционным движением после того, как из него выдернули один из основных элементов (теперь уже понятно, что системообразующий), вероятно, стоит. На мой взгляд, главное конкурентное преимущество Немцова в сравнении с другими лидерами оппозиции – его постоянное стремление к коллективному действию, готовность жертвовать личными политическими интересами в пользу разных коалиционных форматов. Начав в 2004 году жесткое оппонирование действующей власти с создания "Комитета-2008", Немцов на протяжении всей отведенной ему жизни не оставлял усилий в этом направлении. "Солидарность", ПАРНАС, "Комитет протестных действий" – это всё коллегиальные структуры, в которых разнообразные решения принимались с помощью различных процедур, но всегда по итогам обсуждений и дискуссий. Другими словами, Немцов понимал важность именно совместной работы, он много раз напоминал о том, что в условиях противостояния тирании коалиционные структуры эффективнее лидерских организаций хотя бы потому, что априори вызывают большее доверие у сторонников. А следовательно, способны более высокими темпами наращивать протестный потенциал. После убийства Немцова не просто распалась оппозиционная коалиция, сама концепция совместного протестного действия фактически умерла. Причем, как выяснилось летом минувшего года, даже мощная протестная волна оказалась не способна возродить этот процесс.

Если внимательно посмотреть на всё, что происходило внутри кампании по последним выборам в Московскую городскую думу, то сразу бросается в глаза: никакого совместного центра по выработке стратегии и принятию конкретных организационных решений за несколько месяцев так и не появилось. С одной стороны, была команда Алексея Навального, с другой – несколько разномастных групп независимых кандидатов, которые в разных точках протестного лета демонстрировали лишь попытки скрыть противоречия и глухое недовольство по поводу тех или иных действий коллег.

Инициативы возникали спонтанно, что порой приводило к странным, мягко говоря, результатам. Так, например, один из лидеров либертарианцев Михаил Светов сначала садится на 30 суток в спецприемник фактически за отказ согласиться на митинг на проспекте Сахарова, а потом выходит из узилища и немедленно подает заявку на проведение другой акции протеста на проспекте Сахарова. Подобные странные действия никаким образом объяснены не были. Стратегия "Умное голосование", предложенная Навальным, судя по всему, явилась сюрпризом не только для рядовых участников уличных протестов, но и для фронтменов прошедшей кампании. Заранее это предложение не обсуждалось ни, например, с Дмитрием Гудковым, ни с Юлией Галяминой. А это, между тем, важнейший сюжет, последняя контрольная точка в истории, которая для оппозиции закончилась отнюдь не на мажорной ноте. Особенно учитывая то обстоятельство, что некоторые ее участники по итогам получили реальные сроки заключения.

В субботу – Марш Немцова. Ключевое значение подобных массовых мероприятий заключено в давлении на власть, в демонстрации готовности многих тысяч людей противостоять тирании, беззаконию, произволу. Но есть ещё один аргумент в пользу участия в подобного рода акциях. Россия в очередной раз убеждается, что требующих радикальных перемен граждан достаточно много, что рядом с ними идут люди, разделяющие их принципы, ценности, взгляды на происходящее в стране. Что все они не одиноки в своем стремлении побороться за будущее страны, в которой живут. Но в то же время эта единая, на первый взгляд, монолитная колонна нынче дробится на сторонников Навального, Гудкова, Яшина или, скажем, Егора Жукова. Или даже Григория Явлинского. Исправить эту ситуацию российские оппозиционные политики оказались не в состоянии. Выяснилось, что они не готовы преодолеть внутренние противоречия, разногласия и предложить нескольким миллионам граждан совместную повестку, обсужденный и согласованный сценарий на ближайшее время. Без Немцова у них не получается.

Александр Рыклин – московский журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG