Ссылки для упрощенного доступа

Похороны Александра Солженицына


Заупокойная служба в Донском монастыре. Москва. 6 августа 2008

Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Андрей Шарый : В Москве сегодня похоронен выдающийся русский писатель Александр Солженицын. Заупокойную литургию в Большом соборе Донского монастыря отслужил викарий патриарха архиепископ Орехово-Зуевский Алексий. На церемонии отпевания присутствовал президент России Дмитрий Медведев, прервавший свой отпуск, чтобы проводить писателя в последний путь. Репортаж моего коллеги Карэна Агамирова.

Карэн Агамиров: Прохладное 6 августа 2008 года. У метро «Шаболовская» оживленная торговля бордовыми розами. Я пристраиваюсь в очередь за женщиной. Она тоже направляется на кладбище Донского монастыря для прощания с Александром Исаевичем Солженицыным. На пути следования сплошь милиция, люди в штатском, авто с мигалками. Это означает, что президент России Дмитрий Медведев действительно посетит траурную церемонию. Допускают на нее не всех. На входе в монастырь будки с металлоискателями. Люди выворачивают карманы и сумки, из которых вываливается лишь валидол и ему подобное. Я рядом с микрофоном на перевес.

- Человек в своей жизни вынес все, что возможно человеку в этой жизни, прошел все круги ада, не только первый. Великий человек.

- Я не могу… Очень тяжело осознавать, что у нас в России нет такого великого человека. Говорят, нет пророка в своем отечестве, но он был, я так понимаю.

- Мы все из-под полы читали «Ивана Денисовича», друг другу передавали на ночь почитать, кто успевал. «В круге первом», «Матренин двор». Там действительно русская баба, настоящая русская баба.

Карэн Агамиров: Солженицын эту Россию сегодняшнюю предвидел? Как вы считаете, он доволен ею был?

- Нет, конечно, он не предвидел, не думал, что так будет. Мы, наверное, тоже не думали, что так будет.

- Ему не очень нравилась современная Россия. Он просто больше видел, чем мы, сирые. Больше знал, больше видел.

- «200 лет вместе». Я еще пока не прочитала эту вещь. Очень хотелось, но пока руки не дошли, что называется. А теперь обязательно прочитаю.

- Вы знаете, я приезжий, я из Екатеринбурга. Просто так уж совпало… Какие у меня могут быть о нем воспоминания? Роман-газета, которая была, где-то у нас на чердачке лежала. Как-то я случайно ее обнаружил «Один день Ивана Денисовича». Произвело глубокое впечатление. Мне тогда было лет 12. Воспоминания в памяти были тогда, когда он уже уехал.

Карэн Агамиров: А «Один день Ивана Денисовича» может вернуться в новую Россию?

- Нет. Будет на другом уровне. Такого уж оголтелого не будет. Сейчас же не похоже на те времена. Сейчас скорее, скажем так, начало 80-х, когда все едут непонятно куда.

- Солженицын уважаемый человек. Я о нем очень хорошего мнения. Он отсидел в лагерях, и в ссылке был, потом его реабилитировали.

Карэн Агамиров : Я спрашиваю людей, возврат тех времен, о которых он писал, которые он критиковал, могут возвратиться те времена в новую Россию?

- Я тоже так думаю.

Карэн Агамиров : Может или нет?

- Нет, нет, нет.

Карэн Агамиров : То есть Россия идет по пути…

- По пути бюрократии.

- Демократии.

- Демократии нет.

- Бюрократии и демократии.

- Я считаю, что только бюрократия сейчас.

Карэн Агамиров : Новый президент сегодня тоже прощается с Солженицыным. Я имею в виду Медведева Дмитрия Анатольевича. Может быть, он изменит что-то?

- Дмитрий Анатольевич новый человек.

- Вы знаете, я иностранка. Он мне очень нравится как писатель. Я из Уругвая.

Карэн Агамиров : А вы читали его в переводе?

- Конечно, по-испански и по-английски тоже.

Карэн Агамиров : Что запомнилось наиболее?

- Я очень люблю «Один день Ивана Денисовича» и «Раковый корпус».

Карэн Агамиров : И Уругвай знает Солженицына тоже, да?

- Конечно!

Карэн Агамиров : Я вам задам тоже этот вопрос. То, что сегодня в России, он как бы этого ожидал, ждал или все-таки ему, Солженицыну, другая Россия виделась не сегодняшняя?

- Изменилось много. Я была здесь 26 лет назад. Это другая страна.

Карэн Агамиров : В лучшую сторону?

- Да, конечно, в лучшую. Но, наверное, есть проблемы, да?

Карэн Агамиров : Молодежи сегодня не очень много, но вы есть. Что вас сегодня привело сюда?

- Прикоснуться к творчеству Солженицына, то есть к истории. Задуматься о будущем.

Карэн Агамиров : Вам сколько лет?

- Мне 27.

Карэн Агамиров : Ну, и как вы думаете, будущее есть у России?

- Я изучаю английский язык, и все-таки, если буду за границей, но это будет просто сотрудничество. Я будущее вижу в России. Солженицын, конечно, мне даст повод почитать историю, допустим. Он будет лежать рядом с Ключевским, тоже очень великим русским историком.

Карэн Агамиров : Говорят, что молодежь не читает сегодня. Вы очень много читаете, это видно. А что из Солженицына запомнилось?

- «Красное колесо» я хочу прочитать.

Карэн Агамиров : В будущее России вы верите, во что Солженицын верил, кстати.

- Ну, скажем, не то, чтобы верю, я просто не вижу другого выхода.

Карэн Агамиров : Похороны Александра Исаевича Солженицына.

XS
SM
MD
LG