Ссылки для упрощенного доступа

Жизнь без границ. Александра Вагнер – о Европейской республике


Президент Украины Владимир Зеленский находится на своей должности ещё только примерно половину положенного пятилетнего срока, а на улицах Киева в эти дни можно увидеть знаки того, как эволюционировало отношение к нему. Чуть ли не массовая народная любовь сменилась критикой: слово "президент" на баннере, информирующем о начале реставрации объектов на территории национального заповедника "София Киевская", закрашено красной помадой, вместо фразы "Программа президента Украины" читается "Программа Украины". Этот амбициозный проект Зеленский начал в феврале этого года: планируется отреставрировать значительные памятники архитектуры, заповедники, учебные заведения. Но, поскольку речь идет о спасении историко-культурного наследия за бюджетный счет, граждане страны напоминают президенту, что в этом – не только его заслуга.

В данном случае не так важно, в каких обстоятельствах проявляется недовольство президентом, а почему. Война, экономика, коронавирус – темы, которые за последние годы не стали менее актуальными, обсуждаются всякий раз, когда в Украине заходит критический разговор о Зеленском или о политике вообще. Разочарование связано не только с рутинными проблемами, но ещё и c медлительностью, с которой Украина движется в Европейский союз.

Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС подписали в 2014 году: в марте – политическую часть договора, а двумя месяцами позднее – экономическую. Тогда многим казалось, что путь в ЕС открыт, что уже скоро Украина станет участницей Евросоюза. Подсчитывали, сколько времени это заняло у соседей, у Чехии или Польши, например. И с готовностью собирались ждать положенного времени, понимая, конечно, что, может быть, придется набраться терпения, рассчитывая на срок более долгий. Прошло семь лет: из 332 актов Евросоюза, которые Украина должна включить в своё законодательство по Соглашению об ассоциации до 2025 года, только 37 документов (приблизительно 10 процентов) утверждены парламентом. Сроки имплементации, закрепленные в договоре, просрочены в случае 103 актов (треть необходимых). Половину директив Евросоюза даже не начали рассматривать.

Справедливости ради отмечу, что отставание в выполнении взятых на себя в рамках договора с ЕС обязательств началось не при Зеленском, а при его предшественнике Петре Порошенко. Но на годы президентства Порошенко пришлась горячая фаза войны на востоке Украины, Зеленский пришел к власти тогда, когда линия соприкосновения уже сформировалась. Да, Украина продолжает вести боевые действия, которые, конечно, отвлекают страну от решения связанных с ЕС задач, однако неторопливость чревата всё большим отдалением даты возможного вхождения в пространство Евросоюза. А это, собственно, и есть то, ради чего осенью 2013 года сотни тысяч людей вышли на протесты по всей стране, это то, ради чего зимой 2014 года некоторые из них получали пулевые ранения и погибали.

В отличие от политиков, вопросы, связанные с отношениями между Украиной и ЕС, продолжают волновать украинское общество. Вот один из примеров. На фоне разочарования в президенте (имеющем поддержку большинства в парламенте и, следовательно, возможность ускорить процесс принятия законодательства Евросоюза), для участия в Киевской биеннале пригласили немецкого исследователя из Боннского университета Максимилиана Штевердинга. В Киеве он прочёл лекцию о попытках найти объединяющую жителей разных стран европейского содружества идею, которая бы смогла преодолеть многовековое восприятие себя европейцами в рамках уже очерченных государственных границ. У этого проекта уже несколько лет есть сайт, который называется "Европейская республика". Именно создания такой республики и добиваются авторы идеи. При этом они признают, что речь идет о проекте несколько утопическом, но он по меньшей мере – повод для начала дискуссии.

В Киеве Штевердинг рассказывал о том, что европейцы уже давно знакомы с понятием "надгосударственность". Пространство, не имеющее границ и объединяющее всех без разбора, – это интернет. Здесь общение людей, находящихся в разных точках земного шара, происходит так, будто они сидят на одной кухне и их не отделяют друг от друга необходимость оформить визу или тысячи километров. Вот это демократическое цифровое пространство могло бы стать образцом для, как считают Штевердинг и его единомышленники, Европейского союза, чтобы помочь ЕС превратиться в одну страну, а не быть территорией, разделенной государственными границами.

Сейчас ЕС является союзом с разными режимами интеграции. Это единое экономическое пространство, но лишь часть европейцев пользуется единой валютой, не говоря уже о законах, разных в каждой отдельной стране. Споры ведутся даже о столице Евросоюза, где она должна быть? Штевердинг осторожно сомневается: может, столица совсем не нужна, раз нет её в цифровом пространстве? В конце концов, что действительно объединяет людей? Не традиции, не язык, не национальная культура, ведь в ситуации глобальной цифровой экономики говорить в таких категориях, кажется, уже нет смысла.

Универсалистская идея могла бы помочь углубить интеграционные процессы в ЕС

Да и история говорит о том, сколь субъективными являются границы. По соседству с залом, в котором проходила лекция Штевердинга, в рамках экспозиции на Киевской биеннале была выставлена карта, сделанная художниками арт-группы Société Réaliste ("Общество реалистов"). Они собрали информацию о том, как менялись границы государств Европы на протяжении последних двух тысяч лет: за это время на этой территории возникло и исчезло 99 королевств, республик, автономных областей, стран. В результате Европа при помощи наложения всех этих границ на одну карту превратилась в пространство, густо испещренное линиями, за которыми сложно рассмотреть нынешние границы членов ЕС и его соседей. Неизменным на этой карте остается лишь само географическое пространство.

Переосмысление пространства при помощи осознания непостоянства государственных границ актуально сегодня не только для Украины, в силу агрессии лишившейся части своей территории: может, это поможет хотя бы психологически справиться с болью, которая возникла в 2014 году. В конце концов границы возникают, а потом, со временем, могут исчезнуть. Карта "Общества реалистов" пригодится и для большинства российских политиков, которым не помешало бы взглянуть на Старый Свет не как на поле, разделяемое железным занавесом, оборонительным валом, границы которого Кремль время от времени двигает то туда, то сюда, а как на единое пространство, населённое людьми, живущими рядом друг с другом.

Если Европейскому союзу все же удастся воплотить в реальность кажущуюся пока фантастической идею о республике, в которой объединились бы в первую очередь живущие в Евросоюзе люди, а не государства, входящие в ЕС, то такая универсалистская идея могла бы помочь углубить интеграционные процессы в ЕС. А пока этого не случилось, президенту Зеленскому и депутатам его партии в парламенте стоит поторопиться с внедрением законодательства Евросоюза: выполнить все условия Соглашения об ассоциации Украине нужно в ближайшие несколько лет, до 2025 года.

Александра Вагнер – журналист Радио Свобода​

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG