Ссылки для упрощенного доступа

Гастроли израильского театра "Гешер" в Москве


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвуют театральный обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева и израильский режиссер Евгений Арье.

Владимир Бабурин: Сегодня, в четверг, 9 октября, на сцене Московского художественного театра имени Чехова начинаются гастроли израильского театра "Гешер". Рядом со мной наш театральный обозреватель Марина Тимашева. Марина, в переводе с иврита на русский " Гешер" значит "Мост". Я подумал: отчаянные ребята эти израильтяне, привезти труппу с таким названием в Москву. Судьбу медиаимперии с таким названием все знают. К тому же, вероятно, бывшие российские, советские граждане, которые составляют основу труппы театра, знают, что в Москве теперь много жителей из северной столицы, где мосты привыкли разводить и знают, как это делается. Ну, а если серьезно: театр "Мост", театр "Гешер" - это действительно такой мост из Москвы, по которому когда-то туда, на Ближний Восток, уехали многие советские актеры, а теперь они по нему возвращаются?

Марина Тимашева: Получается ситуация довольно странная. Я предполагаю, что театр "Гешер" в самом Израиле действительно играет роль моста между русской культурой и культурой еврейской, израильской, постольку, поскольку они играли сначала спектакли на русском языке, а теперь уже преимущественно играют их на иврите, это значит, что актеры, приехавшие из бывшего СССР, выучили другой язык, выучили особенности интонирования, манеру подачи какого-то вербального материала в традициях той страны, в которой они находятся. Но 12 лет к нам обратно, в Россию, этот театр не приезжал. Таким образом, этот мост оказался каким-то очень странным. То есть, бывший Советский Союз переправил в Израиль, на самом деле, чрезвычайно знаменитых и талантливых людей. Достаточно вспомнить одного только Леонида Каневского, которого все знают, "майор Томин", не говорю уже про Женю Додину или Сашу Демидова, то есть, мы отправили в Израиль очень большое количество очень талантливых артистов. А по этому мосту обратно они вернулись только через 12 лет. Поэтому уж не знаю, честно говоря, когда в следующий раз мы их увидим.

Владимир Бабурин: Спасибо, Марина Тимашева. А сейчас она расскажет, с чем же они вернулись:

Марина Тимашева: Театр "Гешер" был создан 12 лет тому назад группой актеров, уехавших из Советского Союза, и режиссером Евгением Арье. Московские театралы отлично помнят его спектакль " Розенкранц и Гильденстерн мертвы" в Театре имени Маяковского. Это была первая постановка пьесы Тома Стоппарда в России, да еще в переводе Иосифа Бродского. Той же пьесой открылся и театр " Гешер" - один из немногих в Израиле государственных театров. Театр расположен в Тель-Авиве в районе Яффы, зал рассчитан на 900 мест, билеты стоят недешево - в среднем 20 долларов. В Москве билеты стоят от 50-ти до 700 рублей. О том, что театр хорошо оснащен, можно судить уже по тому, что из Израиля в Москву привезли пять контейнеров декораций, а из 57-ти человек - 17 технические сотрудники. 36 часов, например, они будут монтировать декорации к спектаклю "Город". Из Тель-Авива в Москву привезли три спектакля. Первый называется " Деревушка". Пьеса Иешуа Соболя рассказывает о жизни маленького еврейского поселения в Палестине 40-х годов. Второй спектакль - "Раб" - инсценировка прозы Исаака Башевиса-Зингера, а третий -" "Город. Одесские рассказы" поставлен по рассказам Исаака Бабеля. И только он играется на русском языке, другие - на иврите, но, конечно, с синхронным переводом. Почему Евгений Арье выбрал именно эти спектакли для московских гастролей?

Евгений Арье: Эти спектакли представляют очень разные этапы жизни театра. Мне хотелось показать в Москве то, чем собственно мы занимались все эти годы. Скажем, спектакль по Бабелю уже идет где-то лет 9 в театре. Это старый спектакль, тем не менее, мы его много играем. Мы его играли и за границей, и внутри страны. Спектакль "Деревушка" в течение нескольких лет - знак театра, и в Израиле, и за границей тоже мы его очень много играли. В Израиле он пользовался огромным совершенно успехом все эти годы. Мы сыграли 500 спектаклей уже, что для Израиля, конечно, цифра очень редкая. Спектакль очень простой, очень наивный, но как-то все его любили. Как среагируют в Москве - я понятию не имею. Он в этом смысле такой уязвимый вполне спектакль, именно в силу своей простоты, что ли, и отсутствия авангардных поисков в нем. Последний спектакль, который мы привезли, ему всего год. За этот год мы сыграли уже 200 спектаклей, в общем. получили всякие призы за него в Израиле. Это малоизвестный, насколько я знаю в России, роман Зингера, больше знают "Шошу", и так далее. Насколько я знаю, впервые в мире мы его поставили на сцене, никто в мире этого до этого не делал, я очень облюбил этот роман и несколько лет как-то я ходил вокруг него, думал, какое замечательное кино можно снять по этой книге. Затем возникли какие то мысли, как это можно сделать на сцене. Поэтому вот, скажем, этот спектакль "Раб" - он абсолютно представляет сегодняшнюю жизнь театра.

Марина Тимашева: Во всех трех спектаклях театра "Гешер" на сцене появится Леонид Каневский, я лишним считаю, в общем, напоминать, но все же напоминаю, что это знаменитый майор Томин из телесериала "Следствие ведут знатоки". К Евгению Арье я обращаюсь с вопросом, как вообще сформирована труппа театра?

Евгений Арье: Поехал Леня Каневский тогда, поехал Валя Никулин, поехал Миша Казаков. Миша Казаков ни одного дня в театре не работал. Приехав в Израиль, он получил приглашение в камерный театр, и как бы начал свою деятельность там, Валя Никулин проработал в театре очень недолго, поэтому все остальные как бы и работают до сих пор в театре. Те молодые ребята, которые приехали со мной, они сегодня звезды в стране. Они много снимаются, их имена знают, скажем, если бы они захотели перейти в какой-то другой театр, любого из них бы сегодня взяли, то есть, имена в основном они приобрели там. Это Саша Демидов первый актер мужчина сегодня в стране, могу сказать так, его очень-очень любят и все знают. Это Женя Додина, которая получает премии почти каждый год, и за спектакли, и за кинофильмы, и так далее, очень востребованная актриса, это Наташа Витулевич-Манор, у которой, в общем, тоже как бы все построилось, и это Виктор Меркурбанов. Вот это такая группа молодых ребят, которых сегодня все, в общем, знают. Они вполне успешно живут и работают в стране.

Марина Тимашева: Если не считать первых российских гастролей израильского театра "Гешер", то все последние новости из Израиля нерадостные, поэтому я спрашиваю Евгения Арье, сильно ли влияет политическая ситуация в стране на ситуацию театральную?

Евгений Арье: Безусловно, такая зависимость есть, и такая зависимость есть даже и, скажем, у меня в голове ,потому что уже на уровне выбора репертуара... Лучше, наверное, на примере, я давно мечтаю поставить "Медею", есть свои соображения и есть хорошее распределение в театре, но когда я слышу вот эти новости, о которых вы говорите, я понимаю, что не нужно сегодня это ставить в Израиле, что нужно, наоборот, какой-то воздух дать людям. Потому что самая главная проблема, которая, мне кажется, существует в стране - это упадок духовный, это потеря веры в то, что что-то может измениться. И это такой разительный контраст со временем, когда мы приехали в страну, когда был, наоборот, такой момент эйфории, огромное количество людей приехало, мир брезжил, вот-вот должен был состояться. В тот момент, скажем, Рабин позвал меня с собой в Осло, когда он получал Нобелевскую премию мира, и казалось, что вот-вот все образуется. Поэтому театр должен давать, конечно, какую-то надежду и хотя бы какой-то воздух в этом смысле. Я не имею в виду комедии, так далее, но вот, скажем, "Медею" я не могу ставить. Мне кажется это неправильным сегодня. Как бы на это среагировал зритель - мне трудно сказать. Удивительный момент состоит в том, что они в принципе приходят в театр. Вот это, конечно, очень странно, потому что это тоже публичное место, и в этом смысле как бы опасно приходить в театр. И зритель приходит в театр, у нас заполнены все время залы. Вот это меня поражает абсолютно.

Марина Тимашева: Евгений Арье, я думаю. уже понимает, что московская публика тоже не из пугливых. По крайней мере, все билеты на спектакли израильского театра "Гешер" были распроданы несколько дней тому назад.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG