Ссылки для упрощенного доступа

Юрий Федоров: Капкан для Путина

  • Юрий Федоров

Я не поклонник Дональда Трампа. Но, должен признать, он сделал удачный ход, предложив России сделку: глубокие сокращения ядерного оружия в обмен на снятие некоторых санкций. "Давайте посмотрим, – сказал он, – сможем ли мы заключить какие-нибудь хорошие сделки с Россией. В первую очередь, я думаю, должно быть очень сильно сокращено ядерное оружие".

В Москве предложение Трампа встретили более чем прохладно. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков не слишком внятно произнес нечто вроде того, что Россия "в настоящее время не рассматривает возможность сокращения своего ядерного арсенала в обмен на санкционную сделку". Председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев прямо заявил, что снятие экономических ограничений (то есть санкций) для России не является стратегической целью, ради которой страна готова чем-то жертвовать в сфере безопасности. Видный российский эксперт академик Алексей Арбатов назвал предложение Трампа "импровизацией" и добавил, что "полет его фантазии не знает границ". В считающихся либеральными изданиях появились недоуменные рассуждения о том, как санкции связаны с разоружением: "Ведь санкции против России ввели не потому, что она стала нарушать договоры и вооружаться до зубов атомными бомбами. Санкции были из-за Украины и Крыма". Появилась и совсем иная точка зрения: это Кремль надоумил Трампа предложить снять санкции в обмен на сокращение ядерных арсеналов.

Не хочется огорчать академика Арбатова, но ни "импровизацией", ни "фантазией" Трампа его предложение, скорее всего, не является. Ни один американский президент, будь то правый республиканец, как Трамп, или левый демократ, как неудачный претендент на этот пост сенатор Берни Сандерс, не может игнорировать тот факт, что Россия действительно может превратить Америку в "радиоактивный пепел". Как и скандальное признание Путина о распоряжении привести в боевую готовность российские стратегические ядерные силы перед вторжением в Крым. Или многочисленные заявления российских официальных лиц и высокопоставленных генералов, грозящих НАТО ядерным оружием. Или учения российских войск, отрабатывавших ядерные удары по Стокгольму или Варшаве.

В итоге в Вашингтоне, как и в европейских столицах, постепенно приходят к пониманию того, что ядерная угроза со стороны путинской России – печальная реальность второго десятилетия ХХI века. И эта угроза гораздо серьезнее, чем нынешние действия "Исламского государства", "Аль-Каиды" и других международных террористических группировок. Потому предложение Трампа об отмене или ослаблении санкций в обмен на существенные сокращения российского ядерного арсенала выглядит, скорее, как пробный шар. Если Путин согласится, хотя бы в принципе, серьезно сократить российский ядерный арсенал, то можно будет подумать о смягчении санкций, а в случае реального прогресса на гипотетических переговорах о ядерном разоружении – о каких-нибудь других шагах навстречу Кремлю.

Для Кремля, надо думать, такой поворот дела весьма неприятен. Там надеялись совсем на другое. После победы Трампа кремлевским мечтателям виделась некая "большая сделка", своего рода новая Ялта, в результате которой Путин не только триумфально вернется в "группу восьми", но будет на равных обсуждать с американским президентом и председателем КНР фундаментальные проблемы современности и делить мир на сферы влияния. Это, правда, не более чем порождение разгоряченной фантазии. Вряд ли кто-либо из ведущих мировых политиков готов дискутировать о глобальных проблемах с деятелем, всерьез считающим, что Российская Федерация сегодня "сильнее любого потенциального агрессора"; угрожавшим за два дня захватить Ригу, Таллин, Вильнюс, Прагу, Будапешт; с политиком, известным пренебрежительным отношением к международному праву и склонностью отрицать очевидные факты, например, участие российских регулярных войск в боях на Востоке Украины. А потому, не будем отрицать, ослабление санкций в обмен на некое сотрудничество, скажем, в борьбе с "Исламским государством" и международным терроризмом в целом было бы для Путина колоссальным успехом. Санкции и международная изоляция, в которую попал Кремль, оказались куда как более болезненными и унизительными, чем мог предполагать российский лидер, отдавая приказ об аннексии Крыма и начале гибридной войны на Востоке Украины.

Мысль о сокращении ядерного оружия вызывает в Москве идиосинкразию. Оно – единственный имеющийся у России атрибут сверхдержавы

Но сокращения ядерного оружия никак не вписываются кремлевскую повестку дня. Наоборот, в России одну за другой ставят на позиции современные межконтинентальные ракеты "Ярс". Начато строительство последней из восьми стратегических подводных лодок "Борей-А", оснащенных ракетой "Булава". Разрабатывают новые стратегические ядерные системы. Всего несколько недель назад на встрече с высшим российским военным командованием Путин заявил о необходимости укрепления стратегических ядерных сил России ракетными комплексами, способными преодолевать любые системы противоракетной обороны. По-видимому, речь идет о новой тяжелой межконтинентальной ракете "Сармат". Этой ракетой планируется заменить давно выслужившую свой срок ракету СС-18, известную на Западе под ласковым именем "Сатана". Российские конструкторы намерены установить на "Сармате", которую, быть может, лучше назвать "Сатана-2", 14 ядерных боеголовок или четыре так называемых гиперзвуковых боеголовки-планера, способных маневрировать в верхних слоях атмосферы, сбивая с толку противоракетную оборону противника. Что из этого получится, разумеется, никто не знает. Новая "Сатана" может и не взлететь, а гиперзвуковые планеры могут и падать, не долетев до цели, но средства на их разработку выделяются исправно.

Мысль о сокращении ядерного оружия вызывает в Москве идиосинкразию. Оно – единственный имеющийся у России атрибут сверхдержавы. Но не только в этом его ценность. Размахивая ядерной дубиной, Путин пытается запугать Запад и заставить его смириться с военно-политической экспансией на постсоветском пространстве и, в перспективе, в Центральной и Восточной Европе. И самое главное: российский армейский истеблишмент и хозяева военно-промышленного комплекса в последние годы почувствовали вкус больших денег. Они всеми силами – а силы у них есть – сопротивляются и будут сопротивляться любой нормализации отношений с Западом, особенно если она связана с сокращением российских ядерных боеприпасов. Чем эти отношения хуже, тем больше бюджетных средств выделяется на изготовление новых ракет, атомных подводных лодок и других любимых, но крайне опасных игрушек многозвездных генералов и адмиралов.

Путин, таким образом, оказался в капкане: прими он, скрепя сердце, предложение Трампа, ему придется иметь дело с разозленными генералами, что чревато весьма неприятными последствиями. А если российский лидер от такого предложения откажется, то новый американский президент, скорее всего, вздохнет, произнесет нечто напоминающее бессмертную фразу Виктора Черномырдина "Хотели как лучше …", сохранит санкции, интенсифицирует создание американской ПРО, увеличит, как и намеревался, военный бюджет. В относительно недалеком прошлом, напомню, гонка вооружений доконала Советский Союз...

Юрий Федоров – политический эксперт

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG