Ссылки для упрощенного доступа

"Станешь нашим другом, все забудем"


Митинг-концерт в честь третьей годовщины воссоединения с Крымом

Аспиранта исторического факультета Московского государственного университета, который 18 марта во время митинга-концерта в честь третьей годовщины присоединения Крыма к России вывесил самодельный флаг Украины, допросили и избили сотрудники ФСБ. После двух часов допроса аспиранта заставили под диктовку написать расписку о том, что он "согласен работать осведомителем".

В минувшую субботу аспирант истфака Захар Сарапулов сделал флаг Украины из двух кусков ткани и начал размахивать им из окна своей комнаты. По его словам, его акция не носила политический характер. Он протестовал против траты бюджетных средств на фестиваль в то время, как у МГУ нет денег на ремонт общежитий.

Его задержали с применением силы, забрали из комнаты фотоаппарат, телефон и ноутбук, привели в ОВД при МГУ, где трое людей в штатском, которые называли себя сотрудниками ФСБ, провели допрос. Позже полицейские заставили аспиранта написать в протоколе, что он размахивал флагом и нецензурно выражался. Копию протокола ему не дали, вручили только квитанцию о штрафе за мелкое хулиганство.

В интервью Радио Свобода Захар Сарапулов рассказал об ужасных условиях жизни в общежитии МГУ и об общении с сотрудниками ФСБ:

– Я проживаю в общежитии в главном здании МГУ – это центральная высотка, "сталинка". В общежитии есть большие проблемы в плане благоустройства, прямо по комнатам бегают крысы, тараканы, клопы. И это как бы в одном из лучших вузов страны. И когда я узнал о том, что будут проводить митинг-концерт, посвященный годовщине Крыма, у стен МГУ, я подумал: почему люди тратят огромные деньги на такие концерты, когда студенты МГУ – одного из лучших вузов страны – живут с клопами. Я поставил подпись под призывом не проводить этот митинг-концерт. Потому что это, кроме всего прочего, мешает учебному процессу. Но было понятно, что эти подписи ни на что не повлияют, и я стал думать, как бы привлечь внимание к этой проблеме. Ну, можно дать где-то статью, интервью, но это резонанса не вызовет, ни на что не повлияет. Я решил вызвать общественный резонанс следующим образом: 18 марта вывесил в окне своей комнаты, а оно как раз выходит на Воробьевы горы, флаг Украины. Я рассчитывал на то, что начнется обсуждение.

– То есть вы решили с помощью политического жеста выразить протест против ситуации в общежитии.

– Нет-нет, это жест не политический, это просто чтобы привлечь внимание. Люди начали бы обсуждать, почему я это сделал, и тогда бы я сказал почему. А если просто людям сказать: вот так вот живут аспиранты МГУ, все просто покачают головой: ну да, бывает...

– То есть это мог быть любой флаг?

– Ну, а что можно было противопоставить митингу о присоединении Крыма?

Студенты несут российский флаг на митинг-концерт
Студенты несут российский флаг на митинг-концерт

– В этом митинге-концерте вас возмущало только то, что на него были потрачены большие средства?

Меня задержали сотрудники охраны МГУ, которые, в принципе, не имеют права задерживать людей

– Понимаете, это же не единственная акция, там же практически каждый месяц что-то проводится. Представьте, если бы у вас под окнами дома концерт каждый день проводился. Ну, то есть это реально огромный шум! Концерт – это же не один день, перед ним еще идут несколько дней репетиции. А когда проходил фестиваль "Круг света", они на протяжении месяца прожекторами прямо в окна светили. То есть жить невозможно в тех комнатах, которые выходят на Воробьевы горы.

На акции в годовщину аннексии Крыма
На акции в годовщину аннексии Крыма

– Как быстро к вам пришли сотрудники полиции и ФСБ?

– Ну, я сперва вывесил флаг в окне своей комнаты, потом пошел на лестничную площадку и там тоже вывесил, потом вернулся в комнату. А через час я решил повторить, снова вышел на лестничную площадку (ну, это, конечно, уже глупость была), но там меня уже задержали сотрудники охраны МГУ, которые, в принципе, не имеют права задерживать людей. Это чоповцы обычные, они могут позвонить в полицию, сообщить, но именно они сами не имеют права задерживать. Тем не менее, они меня задержали. А потом подошли люди в штатском, человек пять-шесть и, не представившись никак, начали прессовать на лестнице. Ну, это еще не пытки были, но просто, знаете, прессинг, когда они допрашивают арестанта: кто ты такой, зачем...

– А чем они мотивировали свои действия?

Один из них судился за убийство человека, которого он допрашивал, но родственники так и не смогла выиграть дело

– Они говорили: "Ты кто такой тут вообще, и что за флаг Украины, ты что, бандеровец?" – в таком духе. И главное: "Кто тебе заплатил?" Это была моя частная, индивидуальная инициатива, но они в это поверить не могли. Причем я даже им искренне верю, что они не могли в это поверить. Они говорят: "Кто тебе заплатил? В какой ты состоишь организации? "Правый сектор"?". А потом еще подошел человек в форме майора полиции, который тоже не представился никак. И потом они поволокли меня в мою комнату проводить обыск. Я закричал, когда мы были в коридоре, они тут же отпустили меня, и дальше мы уже пошли спокойно. То, что мы там ходили все вместе, зафиксировано на камеры наблюдения, установленные в коридорах МГУ. Мы пришли в мою комнату, они провели обыск. Из разговоров людей в штатском было ясно, что они сотрудники ФСБ и Центра "Э". Типа: "У нас на Лубянке еще не так разговаривают". И потом, впоследствии я выяснил их личности через интернет, двоих из них я опознал. То есть я начал искать фотографии по запросам "ФСБ, пытки" и вычислил двух людей, которые уже засветились в этом плане. Причем один судился за убийство человека, которого он допрашивал, но родственники так и не смогла выиграть дело.

– Что произошло после обыска?

Врач зафиксировал ссадины, ушибы, синяки, царапины

– Изъяли ноутбук, фотоаппарат и телефон, начали просматривать там личную переписку, файлы, фотографии, документы. И после этого провели меня в отделение полиции при МГУ. Завели меня в комнату, что-то вроде классной комнаты, там стулья, столы. Человек в форме майора постоял несколько минут, увидел, как меня начали бить палкой, и ушел сразу же после этого, и я остался только с этими людьми в штатском. Они начали проводить допрос на тему, в какой я состою организации, кто мне дал деньги и сколько, – с применением физического насилия. Они били меня древком от флага, который я сделал из швабры. Они били им, острием, в глаз, в пах, просто в ребра куда-то, в корпус.

– Удары были сильные или это была скорее форма психологического давления?

– Конечно, если они захотят пытать, там и ножевые ранения, и что угодно будет. Это был скорее прессинг. Но после этого остались синяки. Я сходил в больницу, зафиксировал это все. Врач зафиксировал ссадины, ушибы, синяки, царапины, но ничего, на самом деле, такого уж прямо серьезного нет – ни ребер сломанных, ничего.

– Еще, как я понимаю, они заставили вас подписать какую-то расписку.

– Да, соглашение, что я буду им стучать. Ну, буду входить в организацию, в которую они мне скажут войти, и там уже буду стучать.

– А как они мотивировали это требование?

– "Если ты не подпишешь, то мы тебя отчислим из МГУ, ты не устроишься ни на какую работу. И вообще мы тебе такую жизнь устроим, мы можем и подбросить что угодно, посадить тебя всерьез и надолго. Если мы захотим раскрутить твою тему, мы раскрутим. А если ты станешь нашим другом – это именно их формулировка – "станешь нашим другом", то мы обо всем забудем и станем друзьями".

Митинг-концерт у МГУ
Митинг-концерт у МГУ

– Я так понимаю, что сотрудники ФСБ, поскольку они так быстро к вам подошли, находились где-то в здании МГУ, в общежитии.

– Ну, это вообще ФСБ МГУ. То есть у МГУ есть свое ФСБ. Одного из них я вычислил по фотографиям – человек, похожий на Федорова Андрея, сотрудник ФСБ МГУ. Он уже светился в СМИ. Прославился тем, что заставляет аспирантов МГУ подписывать вот эти соглашения о сотрудничестве. И еще одного человека я опознал – это Алексей Окопный, сотрудник Центра "Э" по Москве. Его судили за убийство.

– Проходили ли раньше какие-то акции протеста аспирантов МГУ с требованием улучшить условия проживания?

– Ну да. За день до этого, 17 марта, пикет согласованный проходил, где, собственно, требовалось, чтобы деньги тратились не на концерты, а на благоустройство.

– Сейчас студенты, преподаватели или аспиранты уже высказались в вашу поддержку?

– Да-да, и студенты, и аспиранты! Пока что в официальные структуры МГУ я не обращался за поддержкой.

– Сколько вам осталось еще учиться в МГУ на истфаке?

– В аспирантуре – два года. Я на первом году аспирантуры, специалитет я закончил тоже здесь. Специалитет у меня закончен с красным дипломом, с одними отметками "отлично", и ни разу за нарушение дисциплины вообще ни одного нарекания не было за шесть лет обучения.

– А в каких-либо протестных акциях вы раньше участвовали?

– Да, я один раз задерживался на Пушкинской площади, 5 марта 2012 года. Проводили в отделение, написали протокол и тут же освободили, без всяких последствий. Это был 2012 год, когда вообще все выходили. После 2012 года и до я ни разу нигде не мелькал. То есть политическим активистом я не являюсь. Более того, последние полтора года я занимался изучением дикого бурого медведя на Камчатке, то есть вообще без связи, без интернета, без всего работал биологом, – рассказал Радио Свобода аспирант МГУ, избитый в ОВД за демонстрацию украинского флага. По его словам, он уже обратился за юридической помощью в Комитет против пыток.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG