Ссылки для упрощенного доступа

Из всех событий в истории страны россияне сегодня гордятся в основном лишь победой в Великой Отечественной войне, а также аннексией Крыма. У них вызывает интерес, все более вялый, петровская эпоха, а еще "застойный" период, когда Советским Союзом руководил Леонид Брежнев. Они стыдятся бедности и неустроенности и сожалеют о развале СССР. Впрочем, вероятно, жители России давно уже на самом деле не гордятся ничем и не стыдятся ничего – именно из-за неизжитого советского менталитета.

В марте социологи из Аналитического центра Юрия Левады обнародовали данные сразу двух свежих опросов на тему отношения россиян к своему прошлому, "Гордость и стыд" и "История России". В них, кроме приведенных выше результатов, заметна знаковая тенденция: в стране вдвое выросло количество людей, откровенно признающихся, что "ничего в российском прошлом меня не интересует".

Писатель, публицист и независимый журналист Аркадий Бабченко, месяц назад решивший на время покинуть страну, намекнув на грозящую ему в России опасность, написал в своем фейсбуке и живом журнале объемный текст на эту тему. Вот один из его фрагментов:

Россия – это страна-носитель абсолютно советского менталитета: закрыть глаза и пройти мимо

"На самом деле россияне не гордятся ничем. Россия – это страна-носитель абсолютно советского менталитета: закрыть глаза и пройти мимо… Сделать вид, что ничего не видел. Орать на митингах то, что тебе говорит партия, и после митинга крыть ее матом с мужиками в гаражах за водкой. Поэтому россияне, на самом деле не гордясь ничем, показательно будут гордиться тем, чем им скажет зомбоящик… Превращение страны в советские времена в одну из ведущих промышленных держав в мире. Достижения российской науки. Слава русского оружия. Борьба с татаро-монгольским игом, защита Европы от нашествия с Востока. Дух русской вольницы, свободолюбие. ВСЕ эти перечисленные пункты [вместе с победой в ВОВ и присоединением Крыма дающие россиянам основания для гордости. – РС] – абсолютные мифы. Ничего из перечисленного не имело место в реальности так, как это представляется респондентам".

О мифах в головах россиян, их отношении к истории и о том, почему, как он пишет, "по-настоящему великими становятся только те страны, которые живут в реальности", Аркадий Бабченко рассуждает в интервью Радио Свобода:

– Что людям в голову вложили, что по телевизору показывают, тем они и гордятся. В опросе "Левада-центра", помимо тех пунктов, которые я отметил, есть еще один реальный, действительно существующий – это великая русская литература. Это, в принципе, то, чем можно было бы гордиться. Но останови на улице тысячу человек, предложи им продолжить фразу "Белеет парус одинокий в тумане моря голубом..." – и 999 человек не продолжат. Если ты действительно гордишься чем-то, ты это знаешь, ты это любишь, ты этим занимаешься. А говорить вот так заученные из телевизора фразы – совершенно не значит гордиться. Это значит, что ты ровно ничем не гордишься, а говоришь просто то, что от тебя хотят услышать.

– Вы обо всех россиянах рассуждаете как о некой монолитной массе, без деления хотя бы на группы, на молодых и старых, на жителей Москвы, больших городов и провинциалов, и так далее?

Россия – территория, населенная абсолютно атомизированными группами людей, которые ненавидят всех прочих, кто не входит в их группу​

– Конечно, нет никакой единой массы россиян. Мне слово "народ" вообще непонятно, потому что я считаю, что никакого российского народа не существует. Россия – это территория, населенная абсолютно атомизированными группами людей, которые ненавидят всех прочих, кто не входит в их группу. Группы эти объединены, как правило, каким-то несчастьем. Есть Россия дольщиков, есть Россия дальнобойщиков, есть Россия фермеров, есть Россия оппозиционеров, есть Россия инвалидов и кого угодно еще, и они не объединены никак. Инвалиды из дома престарелых в деревне Лапылевка Пензенской области никоим образом не пересекаются с топ-менеджерами "Газпрома". Это все совершенно разные России. Но, важно отметить, при этом модель поведения всех этих групп заложена еще в Советском Союзе. Это модель абсолютно циничного, никому не верящего человека. И в этом смысле они все действуют, безусловно, одинаково.

– Россия – страна-циник, как вы считаете. Но разве люди, цинично относящиеся к своему настоящему и к реальности, не могут искренне гордиться коллективной принадлежностью к общим мифам, и этим наличием многих колоссальных мифов и поддерживать чувство принадлежности к своей группе-племени?

Такая страна только и может гордиться, что мифами​

– Безусловно, такая страна только и может гордиться, что мифами. Хотя я не понимаю, почему поводом для гордости выбраны именно мифы, потому что в истории нашей страны было достаточно и подвигов, и светлых моментов, и открытий, которыми действительно можно было бы гордиться, которые существуют в реальности. Но про них никто не знает, все гордятся мифами, победами несуществующими! На мой взгляд, это объясняется тем, что для того, чтобы поводом для гордости были реальные дела, надо жить в реальности, надо изучать свою настоящую историю. А если ты будешь изучать свою реальную историю, ты, помимо поводов для гордости, найдешь еще кучу поводов, мягко говоря, для стыда. Кучу темных сторон, о которых придется говорить и которые придется переосмысливать. И тогда станет ясно, что мы не какие-то там "лишнехромосомные", богоизбранные, великие, "скрепно-духовные", а просто одна из ряда стран, у которой было как светлое, так и темное. Ну, вот этого, безусловно, стараются избегать, поэтому и кормят страну мифами.

Мы не какие-то "лишнехромосомные", богоизбранные, великие, "скрепно-духовные", а просто одна из ряда стран

– То есть это свидетельство этакой внутренней хитрости и нежелания знать настоящую историю, потому что она стыдная и болезненная? Или свидетельство еще и просто темной наивности?

– На мой взгляд, это все не хитрость. Это как раз какая-то темная наивность, это инфантильность, нежелание брать на себя ответственность, говорить о ней и признавать свою неправоту.

– Все ведь, чем гордятся, это в первую очередь военные победы. Это не открытия в физике, не написанные великие стихи, построенные города, а, грубо говоря, "мы кому-то еще "вломили".

– Кроме этого, правда, есть в ответах, например, подъем промышленности в СССР – но это один из самых серьезных мифов. Индустриализация вся была проведена англичанами, американцами и немцами. Там есть еще два пункта, которые реальны, – великая русская литература, которую опять же никто не знает, и небольшой процент про достижения российских первооткрывателей и путешественников, которых тоже 9 из 10 человек вряд ли назовут. А все остальное, да, это абсолютная военщина и агрессия. Безусловно, какова страна, таковы и поводы для гордости.

Какова страна, таковы и поводы для гордости

– Говоря об агрессии и военщине: вы еще пишете, что Германия, и я бы от себя добавил – Япония, стали действительно великими в современном мире, потому что их принудительно, и не одно десятилетие, возвращали после 1945 года в реальность. С Россией то же самое произойдет, по вашему мнению? То есть, в таком случае, речь идет о войне, о неизбежной будущей национальной катастрофе?

– Я не вижу, к сожалению, никаких вариантов излечения от этой жизни в каком-то своем виртуальном мире, в какой-то своей психиатрической палате, кроме как внешнее воздействие. Помимо Германии с Японией, многих вылечивали. А многие вылечивались и сами! В США еще полвека назад была расовая сегрегация, Франция полвека назад поубивала в Алжире десятки тысяч человек. Да, например, США и Франция сумели вылечиться сами. Казалось бы, Россия тоже подошла к этому моменту в 1991 году, когда каменного Феликса Эдмундовича возили лицом по асфальту на Лубянской площади. Казалось, это тот момент, когда страна тоже вылечивается от имперства, амбиций, Советского Союза, тирании и так далее. Но прошло всего 9 лет – и в стране президентом выбрали подполковника КГБ, прошло 25 лет – мы воюем с Украиной. Излечения не произошло. Может ли оно произойти теперь без внешнего воздействия – я уже в этом сильно-сильно сомневаюсь, второй раз мне поверить в это будет уже тяжеловато. Курс, который избрала наша страна, на мой взгляд, вызывает сравнения с Ираком конца 20-го – начала нашего века. Да, он ведет к катастрофе, безусловно, – убежден Аркадий Бабченко.

Курс, который избрала наша страна, вызывает сравнения с Ираком конца 20-го – начала нашего века

Насколько политика государственных российских СМИ в последние годы и провалы в системе образования влияют на знания и представления россиян об истории собственной страны? Об этом говорит директор Аналитического центра Юрия Левады, социолог, доктор философских наук Лев Гудков:

– В российском интернете сейчас активно обсуждается вирусный видеоролик о безграмотной, особенно по части истории и культуры, российской молодежи, который может оказаться и подделкой. В любом случае, ваши данные, судя по последнему опросу, о чем говорят? Молодые люди интересуются историей или нет?

– У российской молодежи очень ослабленный интерес к истории, и это неслучайно. В 90-х годах, после краха СССР, в школе перестали преподавать на какой-то момент историю, фактически не затрагивая советский период и новейшую, текущую историю. Потому что учителя просто не знали, как ее толковать, боялись! И поэтому в сознании молодежи возникла просто огромная дыра, белое пространство, отсутствие хоть какой-нибудь информации и понимания, что происходило в советское время и в новейшей истории.

Студенты не знают самых элементарных вещей 50-летней давности!

Убита была очень важная связь актуальных событий, того, что происходит сегодня, с историей. Вообще говоря, из своей практики преподавания скажу, просто не на что бывает опереться, студенты не знают самых элементарных вещей 50-летней давности! Разорваны причинно-следственные связи, это во-первых. И, во-вторых, сегодня государственная пропаганда ведет очень последовательную линию, долбеж, я бы сказал, на возвеличивание Сталина и вообще на подъем всех советских представлений. Это дискредитация западных ценностей и западного пути развития и навязывание ценностей консервативных, курс на "ретроориентацию".

Подавлен интерес к прошлому и, соответственно, к самим себе. Поэтому ослабление интереса к истории – это результат навязывания очень примитивной матрицы государственного величия, которое вообще не требует интереса к истории, анализа и самопонимания. Плюс, что очень важно, в последние три года, после "Крымнаш", вместе с патриотической эйфорией и пропагандистской истерикой было резко убито всякое желание понять, кто мы есть. Искусственная гордость своим превосходством, своей ролью, своей силой, своим возросшим статусом "великой державы" действительно резко ослабила, во-первых, потребность самопонимания и, во-вторых, как производную от этого, интерес к истории.

Патриотической эйфорией и пропагандистской истерикой было убито всякое желание понять, кто мы есть

– Есть несколько политологов и социологов, в том числе и ваши коллеги, которые говорят, что россияне так устали от агрессивной риторики последних лет на тему российских военных побед и "славной истории", что это и сейчас вообще отталкивает их от изучения истории.

– Нет, это отторжение, особенно у молодежи, началось очень давно, лет 15 назад. Это не сегодняшняя вещь. Навязывание фигуры Сталина, скажем, как символа России и государственного величия, привело к тому, что равнодушие к советской истории выросло с 12 до 60 процентов. Но это не перекармливание и не следствие пропаганды, а какая-то общая, общественная примитивизация сознания.

Это общественная примитивизация сознания

– Этим объясняется то, что темы, которые в большинстве вызывают интерес у людей, связаны именно с военной историей, с вооруженным противостоянием с кем-то и с тем, что "российские воины", условно, мифологически говоря, опять "побили" каких-то там врагов?

– Опять-таки могу сказать, что культ победы, прежде всего Победы 1945 года, – это опорный символ всего национального сознания. В последние годы, с приходом к власти Путина, идет реставрация культуры милитаризма, славы русского оружия, мифологии противостояния России "враждебному окружению", прежде всего Западу. И, соответственно, поднимаются все темы этой воинской славы, колонизации, войн, которые вела Россия. Как всегда, естественно, это подается в тональности победы, триумфа, медных труб и так далее.

– Люди искренни, когда они этим гордятся? Или, может быть, так принято, "гордиться"? И лучше всем гордиться, потому что "как бы чего не вышло"?

– Я думаю, что это все искренне. Других оснований для самоуважения, коллективного прежде всего, нет, и пока особых достижений на горизонте не видно. Берут то, что есть – а эти символы империи, символы войн, риторика военной державы, действуют очень сильно, – подчеркивает Лев Гудков.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG