Ссылки для упрощенного доступа

Беседа с модным сексологом Рут Вестхаймер (1997)

Архивный проект "Радио Свобода на этой неделе 20 лет назад". Самое интересное и значительное из архива Радио Свобода двадцатилетней давности. Незавершенная история. Еще живые надежды. Могла ли Россия пойти другим путем?

Очень популярная в Америке сексопатолог, теле- и радиоведущая, написавшая несколько бестселлеров, дала интервью корреспонденту Радио Свобода. Впервые в эфире 25 июля 1997.

Иван Толстой: Начнется наш выпуск с рассказа о знаменитой Рут Вестхаймер, которую в Америке зовут просто "доктор Рут". Она - автор десятков книг по сексологии, ведущая радио и телепередач. Только что в Москве вышла ее книга по-русски "Секс для чайников" и доктор Рут отправляется в Россию. Перед отъездом с ней встретился наш постоянный автор Ян Рунов.

Ян Рунов: "Читайте друг другу эротическую литературу вслух",- советует доктор Рут. Сексолога Рут Вестхаймер знают в Америке не меньше, чем какую-нибудь звезду Голливуда. Впрочем, 65-летняя доктор Рут, как ее все называют, тоже звезда экрана - у нее свои телевизионные передачи, она снимается в кино, выступает с лекциями по радио, учит правилам хорошего секса, а, заодно, не пропускает ни одной театральной и кинопремьеры. При этом не забывает о главном - о секстерапевтической практике, о помощи людям и о работе над очередной книгой. Она - автор чуть не двух десятков книг, самая популярная из которых, под шутливым названием "Секс для чайников", переведена на 19 языков, и только что вышла на 20 - русском. А теперь доктор Рут одержима новой идеей – съемками документального фильма о семейной жизни в России и Узбекистане. Перед вылетом из Нью-Йорка она согласилась ответить на мои вопросы. Наш разговор состоялся в ее медицинском кабинете, на четвертом этаже клиники, расположенной в манхэттенском районе Ист-Сайд. Кабинет, состоящий из одной тесной комнатки, кажется еще меньше из-за множества фотографий, сувениров и, конечно же, книг. Впрочем, кабинет вполне соответствует хозяйке, рост которой - примерно один метр пятьдесят сантиметров. Впрочем, рост не мешает ей дружить с киноактерами такого телосложения и роста как Арнольд Шварценеггер, Сильвестр Сталлоне, Роберт де Ниро, Жерар Депардье. Их фотографии, с дарственными дружескими надписями, висят на почетном месте - на стене в кабинете доктора Рут. На мой вопрос, кого из киноактеров она считает наиболее сексапильным, доктор Рут, не задумываясь, ответила - Жерара Депардье. А среди женщин? Среди певиц, например? Оказалось, опять француженка - Патриция Каас. Доктор Рут, вы едете в Россию и Узбекистан, чтобы обучить местное население современному сексу или, наоборот, перенять тамошний опыт, чтобы передать его американцам?

Рут Вестхаймер: Документальный фильм, который я задумала, не совсем о сексуальной жизни. Он - о преемственности поколений, о передаче традиций, о важности роли бабушек и дедушек в семье. Для меня бывший Советский Союз - прекрасная лаборатория, в которой на 70 лет жизнь будто была заморожена, законсервирована и не подвергалась сильному влиянию извне. Для меня бывший Советский Союз - прекрасная лаборатория, в которой на 70 лет жизнь была будто заморожена, законсервирована и не подвергалась сильному влиянию извне.

Для меня бывший Советский Союз - прекрасная лаборатория, в которой на 70 лет жизнь была будто заморожена, законсервирована и не подвергалась сильному влиянию извне

Там сохранился семейный уклад больше, чем в странах запада. Интересно мне и то, что родители и дети были далеки от религии, не ходили в храмы. Это старики, дедушки и бабушки, сохранили веру и сумели сейчас передать ее внукам и правнукам.

Ян Рунов: Доктор Рут, а почему переведена именно эта книга - "Секс для чайников"? Ведь у вас много других.

Рут Вестхаймер: Об этом лучше спросить у издателей, это их выбор. Но я знаю почему. Потому что эта книга может стать настольной для любого человека, в ней ответ на очень многие вопросы сексуальной жизни людей молодого, среднего, пожилого возраста, ответы простые, доходчивые и, главное, краткие. Эту книгу не обязательно читать от начала до конца, ее можно открыть на любой станице. Вы хотите прочитать о том, как вести себя с девушкой, если вы оказались вдвоем в постели впервые в жизни? В книге это есть. Вы хотите узнать, что сделать, чтобы не забеременеть? У меня есть ответ и на это. Поэтому книгу и перевели. И еще потому, что россияне, слава богу, не перестали интересоваться сексом.

Ян Рунов: Из советов доктора Рут:

Диктор: "Примите вместе ванну. Сыграйте в карты на раздевание".

Ян Рунов: Доктор Рут, в некоторых российских газетах, публикующих рецензии на кинофильмы, я встречал такие выражения: "В сексуальных сценах превалирует секс по-американски, то есть она на нем". Согласны ли вы с тем, что секс может быть по-американски, по-французски, по-русски? Есть ли в половых отношениях национальные, этнические особенности?

Рут Вестхаймер: Не думаю. Дело в том, что, например, в Америке сексология и сексуальное образование получили широкое распространение. Лечение половых дисфункций у нас проводится успешнее, чем в большинстве других стран мира. Специалисты знают, как лечить женщин, не испытывающих оргазма, или как лечить мужчин от преждевременного извержения семени. Наш прогресс в науке о сексе, плюс открытое обсуждение ранее запретных тем создает иногда впечатление, что у нас особая американская культура секса. Но это вопрос не этнической принадлежности, а вопрос знаний. Если в России все чаще женщина оказывается наверху, значит психологически и сексуально она берет инициативу на себя. На это я скажу: браво! Я за более эмансипированную, более самостоятельную, независимую и инициативную женщину. Это не значит, что мужчина может лежать на диване и ждать, пока его обслужат. Пусть он по-прежнему делает первый шаг к сближению, пусть оказывает внимание, ухаживает, но в постели не только он может быть учителем женщины, женщина тоже может многому научить мужчину. И не надо стесняться этого. Она должна научить его делать так, чтобы ей было хорошо.Чтобы их совместная сексуальная жизнь приносила радость обоим, а не одному. Я никогда не поверю, что даже самый лучший любовник может довести до оргазма женщину без ее ответного желания. А как вызвать у нее желание она должна показать ему.

Ян Рунов: Но существует определенная национальная культурная традиция половых отношений. В России, например, в семьях не принято откровенно говорить о сексе, просить партнера делать что-то. Большинство россиян многое в сексе считают неприличным, часто ждут, чтобы партнер сам догадался, чего хочет партнерша.

Рут Вестхаймер: В этом смысле различия в культурных традициях колоссальные. Мы, американцы, лишь недавно стали освобождаться от старых представлений. Я пропагандирую сексотерапию по радио и телевидению с 1982 года. И в те годы, всего 15 лет назад, газета "Нью-Йорк Таймс" не позволяла себе печатать на своих страницах слово "пенис".

И в те годы, всего 15 лет назад, газета "Нью-Йорк Таймс" не позволяла себе печатать на своих страницах слово "пенис"

Теперь печатает. "Кристиан Сайенс Монитор" еще не дошла до этого. Научить можно только тех, кто хочет учиться. Америка учится с удовольствием, поэтому перемены здесь происходят очень быстро. Я много езжу по США с лекциями. По сути своей вопросы остаются теми же, потому что проблемы, связанные с сексом - одни и те же, но люди стали смелее в языке.

Ян Рунов: Из советов доктора Рут:

Диктор: "Смотрите вместе эротические видеофильмы. Постелите атласные простыни на кровать".

Ян Рунов: Доктор Рут, как вы относитесь к американскому выражению "don’t worry, be happy", что эквивалентно русскому выражению "плюй на все, береги свое здоровье"?

Рут Вестхаймер: Бессмыслица! Нельзя жить, ни о чем не волнуясь. Я как человек очень оптимистичный за то, чтобы каждый был счастлив и здоров, но каждого хоть что-то беспокоит. Вас, допустим, то, что вы лысеете. Ни о чем не беспокоиться невозможно. Другое дело - что-то предпринимать, действовать, а не просто сидеть и волноваться. Вас что-то тревожит? Принимайте немедленно меры. Буду рада, если вернувшись из России смогу заявить: в этой стране сексуальных проблем нет! Но такого быть не может, во всяком случае - в цивилизованном обществе. Моя область - это психосексотерапия. Я считаю, что большинство сексуальных проблем связано с психикой человека, и мы, психосексотерапевты, помогаем людям разобраться в себе, в своих проблемах, найти способ их решения. Это наша главная задача, а не то, чтобы просто сказать человеку: да не волнуйтесь вы, все это пустяки, берегите здоровье! Не волноваться – значит, не обращать внимания на симптомы, значит, запустить заболевание. А мы ведь знаем - лучше вовремя подкрутить одну гайку, чем потом ремонтировать весь механизм. Надо, например, бить тревогу, если секс вам наскучил. Если вам наскучил секс, значит, вам наскучила жизнь. Нельзя мужчине мириться с тем, что у него не получается эрекция, а женщине с тем, что она не испытывает оргазм. Это ненормально, с этим надо что-то делать, и надо обратиться к сексотерапевту, если есть такая возможность. А если нет, то хотя бы почитайте мои книги - для этого я их и пишу.

Ян Рунов: Доктор Рут, в бывших коммунистических странах, как известно, очень отрицательно относились к гомосексуализму. Став свободным, общество перестало преследовать гомосексуалистов и с удивлением обнаружило, что их гораздо больше, чем думалось прежде.

Рут Вестхаймер: Прежде всего, мы не знаем, стало ли их действительно больше, просто они стали заметнее, потому что вышли из подполья. В США они очень заметны в местах их наибольшей концентрации – Сан-Франциско, Нью-Йорке или Чикаго. Мы не знаем, в чем тайный смысл их существования. Кто-то считает это половым извращением, распущенностью, кто-то – заболеванием, скорее даже психическим, чем физическим, но другие полагают, что в природе нет ничего случайного, что все мы созданы по образу и подобию Создателя, и каждое творение божье имеет право на счастье. Единственное, чем отличается наше время от прошлых времен – психологическим климатом общества, большей терпимостью к сексуальным меньшинствам, а это помогает человеку любого возраста, в любой стране признаться самому себе, а то и окружающим, что его влечет к однополой любви. Я понимаю, что в таких странах как Россия, где столько десятилетий замалчивали это явление или говорили о нем шепотом, трудно родителям признать, что их сын живет с другим мужчиной, а их дочь - с другой женщиной, очень трудно.

Ян Рунов: Следует ли бороться с гомосексуалистами, лечить их или учить?

Рут Вестхаймер: Во-первых, мы, повторяю, не знаем, почему тот или иной человек гомосексуалист. А раз не знаем, то не можем ни лечить, ни карать, если только не совершено уголовное преступление. Мы, психосексотерапевты, можем помочь человеку, если он не уверен в своей половой ориентации. Я понимаю, что особенно тяжело признать гомосексуальность внуков дедушкам и бабушкам, то есть старшему поколению, хотя я знаю немало примеров, когда отношения между взрослыми гомосексуальными детьми и их родителями гораздо лучше, чем между гетеросексуальными детьми и их родителями. Половые склонности никак не гарантируют плохих или хороших отношений между поколениями,

Половые склонности никак не гарантируют плохих или хороших отношений между поколениями

так что будем осторожнее с обобщениями.

Ян Рунов: Чем объяснить, что в Нью-Йорке, например, Союз гомосексуалистов и лесбиянок обладает большой политической силой?

Рут Вестхаймер: В Америке у гомосексуалов гораздо больше денег, чем у гетеросексуалов, потому что у первых нет детей, нет жены и они используют деньги на себя или могут собрать крупную сумму на избирательную кампанию своего кандидата. Возьмем, к примеру, гомосексуалиста-врача. Он, конечно, имеет больше сбережений, чем его сосед-врач, у которого жена и двое детей.

Ян Рунов: А не беспокоит ли вас, что в сексуально свободном обществе СПИД распространяется гораздо быстрее и угрожает внести страх и в гетеросексуальные отношения?

Рут Вестхаймер: Нет, меня другое беспокоит. Что молодые люди часто думают, что со мной этого не может произойти, с кем угодно, только не со мной. Меня тревожит беспечность молодежи в отношении СПИДа, меня тревожит растущая популярность общих бань и то, что в нужный момент под рукой может не оказаться презерватива. А тяга к сексу, к половой жизни настолько велика у человека, что ей ничто не угрожает. Я в своей книге "Секс для чайников" учу людей как избежать венерической болезни, я говорю: даже если вы хорошо знаете человека, с которым вы оказались в постели, пользуйтесь презервативом, этим вы предохраните себя не только от болезней, но и от нежелательной беременности.

Ян Рунов: Удовлетворены ли вы половым воспитанием в американской школе?

Рут Вестхаймер: Нет, кончено! Сейчас положение гораздо лучше, чем 15 лет назад, но впереди еще очень много работы. И родители мало говорят об этом, и учителя, и проповедники, и телевидение. Мне жаль, что по американскому телевидению запрещено рекламировать презервативы, я готова бесплатно участвовать в таких рекламах. По телевизору говорят о женской гигиене, о средствах от геморроя и запора, но только не о презервативах. Это лицемерие.

Ян Рунов: Из советов доктора Рут:

Диктор: "Установите видеокамеру в спальне и разыграйте любовный акт. Просмотрите этот видеофильм".

Ян Рунов: Существует ли для вас такое понятие как запретный секс, грязный секс?

Рут Вестхаймер: Нет такого понятия как грязный секс. Секс по взаимному согласию между двумя взрослыми людьми, включая и гомосексуалистов, должен вызывать лишь положительные эмоции. Секс становится преступлением, если в нем есть насилие и если к нему склоняют или принуждают детей.

Ян Рунов: А групповой секс?

Рут Вестхаймер: Я против этого. Возможно, мои взгляды устарели, но я против так называемых "открытых браков", когда супруги говорят друг другу: ты делай, что хочешь, и я буду делать, что хочу. Это обязательно закончится разводом. Кто-то обязательно начнет ревновать, кому-то будет нанесена обида, кому-то повезет больше с партнерами. Во всяком случае, в американском обществе открытый брак ничем хорошим еще не кончился.

Ян Рунов: Верите ли вы в асексуальность?

Рут Вестхаймер: Не верю! У человека может не быть партнера, он может не уметь выразить свою сексуальность или человек может дать обет безбрачия, как католический священник или монах. То, что у этих людей нет половой жизни не означает, что они асексуальны. Я, конечно, говорю о физически здоровых людях, а не о тех, у кого гормональные, урологические и тому подобные проблемы.

Ян Рунов: С какого возраста детям можно давать половое воспитание?

Рут Вестхаймер: С момента рождения. Как только ребенок трогает руками свои гениталии, как только начинают пеленать ребенка, уже идет половое воспитание. Если ребенок трогает свой половой орган, а вы отводите его ручку, это для него уже сигнал, вы даете ему понять, что можно, а что нельзя. Позднее вы ему скажете об этом. Но, вообще, половое воспитание - это пожизненный процесс.

Ян Рунов: Секс между пожилыми людьми. Эта тема вызывает в лучшем случае недоумение у молодых, а в худшем - просто смех: мой 80-летний дедушка занимается сексом!

Рут Вестхаймер: Я говорю на это: если он и она физически здоровы и проявляют интерес друг к другу, они могут быть сексуально активны до 99 лет. Я не говорю, что они могут занимать сексуальные позы, как в молодости, но они еще многое могут, и я помогаю им поверить в себя. Простоим надо знать себя, надо быть сексуально грамотными.

Ян Рунов: Можно ли лечить с помощью секса? Скажем, восстанавливать здоровье после инфаркта?

Рут Вестхаймер: Я не делаю в таких случаях никаких рекомендаций без лечащего врача, без кардиолога. Я ведь не медицинский врач. Здесь нужен совет кардиолога. Так же как нужен совет гинеколога женщине после климакса, чтобы узнать, как теперь вести себя при половом акте. Здесь важна помощь этих специалистов. А я очень осторожна и никогда не выхожу за рамки моей профессиональной компетентности.

Ян Рунов: Из советов доктора Рут Вестхаймер.

Диктор: "Придумайте кодовые названия для сексуальных терминов, чтобы использовать их на людях".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG