Ссылки для упрощенного доступа

“Играть на барабанах может любая девчонка”. Российский фем-панк


Выступление группы "Позоры" на концерте в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Аля Чеширова

Дерзкие тексты о правах женщин, сравнение патриархальной культуры ухаживаний с задержаниями на митингах и попытки в очередной раз громко заявить “девчонки все могут” – все это было на благотворительном концерте в поддержку сестер Хачатурян, который прошел 18 августа в Москве. Организаторы хотели привлечь внимание к проблеме домашнего насилия и продемонстрировать солидарность с сестрами Хачатурян, обвиняемыми в убийстве годами издевавшегося над ними отца.

Девчонкам страшно идти в панк

В благотворительном концерте приняли участие Pussy Riot, а также женские панк-группы “Красные Зори” и “Позоры”. “Когда мы выбирали группы, для нас было важно, чтобы их участники стояли на феминистских позициях и в группе обязательно присутствовали женщины”, – рассказывает одна из организаторов концерта, поэтесса и феминистка Оксана Васякина.

Концерт в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Аля Чеширова
Концерт в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Аля Чеширова

“При выборе групп я опиралась и на личные предпочтения. Я вижу, что сейчас одна за другой появляются феминистские панк-группы. Эта музыка мне нравится. Именно такой музыки мне долгое время не хватало”, – говорит Васякина.

Женщины в российском панке – все еще довольно редкое явление. Вокалистка группы “Позоры” Лена Кузнецова считает, что это связано со стигмой, сложившейся в России вокруг музыки. “Девчонкам страшно идти в панк. Они не воспринимают панк как место, где им могли бы быть рады”.

В музыкальных школах преподаватели внушают девочкам сексистские установки. Например, им часто говорят, что пальцы у женщин короче, чем у мужчин, поэтому они не могут играть на бас-гитаре. Девочкам, которые хотят стать барабанщицами, внушают, что они от природы слабые, поэтому не смогут освоить этот музыкальный инструмент. “На самом же деле играть на барабанах может любая девчонка. Для этого не нужна особая физическая подготовка”, – уверена Кузнецова.

Выступление группы "Позоры" на концерте в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Аля Чеширова
Выступление группы "Позоры" на концерте в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Аля Чеширова

Свободная и дерзкая Лена Кузнецова пишет провокационные тексты, которые обсуждают далеко за пределами феминистского сообщества. Главный образ песни “Кухонный боксер” – менструальная чаша. “Я даже не думала, что этот образ вызовет такую реакцию со стороны слушателей. Для меня это уже давно обычное словосочетание. Но именно тогда я поняла, что можно работать и с неподготовленным слушателем”, – говорит Кузнецова.

Песня уже написана, просто мир изменился

Она не создает тексты для того, чтобы обратить “неподготовленных слушательниц” в феминизм, и не вкладывает в них никаких поучительных концептов. О феминизме она довольно долго ничего не знала. Даже когда появилась группа “Позоры”, уверенно назвать себя феминисткой девушка не могла.

Лена Кузнецова. Фото: Makers of Siberia
Лена Кузнецова. Фото: Makers of Siberia

“Переломный момент произошел, когда я уже участвовала в группе. До этого я просто писала песни и о феминизме не думала. Цели кого-то эпатировать у меня тоже не было. Феминистской группой мы стали в тот момент, когда СМИ нас начали так называть. Сначала мы очень удивились, потом поняли, что так это и работает”, – вспоминает Кузнецова.

Но даже сейчас, когда с концепцией группы все стало понятно, делать громких заявлений музыканты не хотят. “Это вообще не дело автора – думать о том, что происходит в головах у слушателей. Я не хочу слишком много на себя брать. Я не пишу песни для того, чтобы в обществе что-то изменилось. Я их пишу, потому что мне прикольно, и мне нравится, что меня слушают. Если у человека в голове что-то благодаря этим песням происходит, мне приятно”, – говорит вокалистка.

Тексты, помещенные в современный политический или социальный контекст, часто меняют свой первоначальный смысл. Например, трек Pussor изначально создавался для того, чтобы провести параллель между российской государственной и патриархальными системами.

поднимаю
забрало, на твоём лице маска:
эго, эмпатия, центр э
плевок в лицо представителю власти

повезло родиться ментом,
повезло, что я за мужика не считаю
плевок в лицо представителю власти
–​ я разрешаю

“В песне есть сюжет о том, что базовые образы, окружающие взаимоотношения мужчины и женщины – ухаживания, цветы, – очень похожи на процесс задержания россиян полицейскими. В тексте все строится на слиянии образов. Начались протесты в Москве, задержание журналиста “Медузы” Ивана Голунова, и песня приобрела новое значение. Я поняла, что она уже совсем не про феминизм. Слушатели видят в ней четкий политический месседж. Песня уже написана, просто мир изменился. В протестной музыке контекст решает все”, – считает Кузнецова.

Выступление группы "Позоры". Фото из личного архива коллектива
Выступление группы "Позоры". Фото из личного архива коллектива

То же самое произошло и с только что вышедшим треком “Не тупая”. Изначально песня не имела феминистской окраски. Потом оказалось, что в треке слишком мало строчек. Пришлось дописывать. Именно эти новые строки и добавили песне феминистское звучание. В итоге получился трек, который описывает место женщины в интеллектуальных отношениях и показывает, как сложно умным женщинам строить отношения в условиях пропитанного сексистскими установками общества.

Музыку на тексты Кузнецовой пишет Сергей Рохманюк. Он же барабанщик “Позоров”. Нетипичный для феминистской группы состав участниц коллектива никогда не смущал. По словам Кузнецовой, искусственное создание чисто женских групп – это своего рода дискриминация.

Полный состав группы "Позоры". Фото: Makers of Siberia
Полный состав группы "Позоры". Фото: Makers of Siberia

“Меня всегда смущало, что для того, чтобы создать что-то феминистское, нужно придерживаться ряда правил: не брить ноги, подмышки, носить определенную одежду, дружить только с девчонками. Я харизматичная, хорошо пою и играю на гитаре. Я хочу, чтобы меня брали в группу, исходя из этого, а не отталкиваясь от того, что я женщина”, – объясняет Кузнецова.

Такой же позиции придерживаются участницы группы “Красные Зори” – художница Анна Терешкина и музыкантка Хельга Зинзивер. Они играют не совсем классический панк. В основном их треки – это электронная музыка с полевыми записями, экспериментами и аудиодневниками. Несмотря на то что сейчас коллектив чисто женский, девушки готовы принять в него и квиров, и мужчин, поддерживающих идеи феминизма. “Главное, чтобы нам было что друг другу дать”, – говорит Терешкина.

Выступление группы "Красные Зори" на концерте в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Сергей Денисов
Выступление группы "Красные Зори" на концерте в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Сергей Денисов
Женское творчество – это якобы всегда несерьезно

“У нас женская гендерная социализация. Пока нас в группе двое, и мы женщины. В этом смысле мы, конечно, женская группа. И говорим мы через свои тексты тоже о чем-то женском. Однако мы не исключаем того, что песни могут быть близки не только женщинам и не только феминисткам”, – добавляет Зинзивер.

Почему женщин в российском панке намного меньше, чем мужчин? “У многих людей сложился стереотип, связанный с тем, что якобы женское творчество – это всегда несерьезно”, – объясняет Терешкина.

Репетиция группы "Красные Зори". Фото: Анастасия Макаренко
Репетиция группы "Красные Зори". Фото: Анастасия Макаренко

При этом слушатели уже давно готовы к женскому голосу в панке, а творчество “Красных Зорь” стало своего рода борьбой за право женщин создавать музыку и выступать на сцене наравне с мужчинами. Песни помогают пошатнуть стереотипы о месте девушки в обществе, однако это не главная цель группы. Участницы не стремятся обратить кого-то в феминизм. “Наши песни – это отражение нас. Они вырастают из нашей жизни. Я бы не сказала, что все они вписываются в актуальную феминистскую повестку. Многие тексты очень туманные, построенные на личных ассоциациях”, – объясняет Терешкина.

“Так сложилось исторически, что на российской музыкальной сцене больше мужских групп. Однако чем громче звучат феминистские идеи, тем проще девушкам прийти в эту сферу”, – считает музыкальный журналист Артем Макаровский.

Российский панк 2000-х был не про музыку, а про идею

Редактор музыкального проекта Sadwave Максим Динкевич напоминает, что женские панк-группы – это не новое явление. “В России женский панк был еще в 90-х. Например, были группы “Чертовы куклы”, “Восьмое марта”. Эти коллективы нельзя назвать феминистскими. Группы про права женщин тоже были, просто раньше они находились в глухом андеграунде, а сейчас благодаря блогерам все эти темы зазвучали”, – говорит Динкевич.

Он считает, что индивидуального и яркого в российском панке по-прежнему мало. “Российский панк 2000-х был не про музыку, а про идею, про то, что нужно драться, чтобы защитить себя от нацистов и гопников. Музыка была отодвинута на второй план. Для представителей того панка было важно самостоятельно устраивать концерты, не важно, проходили они в столовых или лесах. Сейчас инфраструктура сильно развилась. Панк-группам не приходится драться, чтобы выжить, а концерты они могут устраивать в нормальных клубах”, – рассказывает редактор Sadwave.

При этом темы не сильно изменились. Раньше они не интересовали никого, кроме тех, кто был вовлечен в панк-культуру. Сегодня же повестка, которую транслируют панк-группы, – феминизм, забота об экологии, гуманизм – стала мейнстримом. “Раньше это был голос маргиналов, на который никто не обращал внимания. Сейчас об этом говорят даже поп-звезды”, – добавляет Динкевич.

Копирование западных трендов сделало российский и зарубежный панк похожими. Но европейские исполнители затрагивают более широкий спектр тем, а феминистские коллективы на Западе стараются освещать не только права женщин. Например, в Европе к феминизму часто добавляются проблемы трансгендеров. В России об этом пока не говорят совсем.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG