Ссылки для упрощенного доступа

Два врача за семерых. Хирург из Подмосковья пытается победить систему


Протест врачей в Москве

Хирург районной больницы в подмосковном Лотошине Рустам Бокиев решил вступиться за себя и коллег, которые долгое время перерабатывали и не получали часть денег за сверхурочную работу. Врач пытался создать прецедент, после которого многие другие врачи тоже решились бы через суд вернуть свои заработанные, но не полученные деньги. Радио Свобода рассказывает, как хирург борется с администрацией больницы за свои права.

Хирург Рустам Бокиев работает в лотошинской больнице уже шесть лет. За это время сменилось семь главных врачей, произошли сокращения сотрудников, закрылись некоторые круглосуточные службы, в том числе служба экстренной хирургической помощи. До 2019 года эта служба существовала, и долгое время все дежурства делились между двумя врачами: Бокиевым и заведующим хирургическим отделением Андреевым – других хирургов в больнице не было. Как объясняет Бокиев, в идеале в их больнице, которая обслуживает 17 тысяч человек и имела экстренную службу, должно было работать семь хирургов. В Лотошинской ЦРБ было два хирурга и еще на полставки работал один травматолог. Иногда последний выходил на дежурства под фамилией хирурга из поликлиники, так как у травматолога нет лицензии, чтобы работать в хирургическом отделении.

Рустам Бокиев
Рустам Бокиев

По словам Бокиева, несколько месяцев в 2018 году хирурги дежурили практически через день, хотя по закону после суточного дежурства у сотрудника должно быть двое суток отдыха. С 8 утра до без четверти 4 дня Бокиев занимался своей основной работой в отделении, в 16.00 заступал на хирургическое дежурство, по окончании которого в 8 утра следующего дня опять шел на дневную смену и только потом возвращался домой отдыхать. Суточное дежурство по выходным дням так же без перерыва переходило в основную дневную работу.

– Когда экстренная служба существовала, все перерабатывали, но считали, что, так как везде идет развал, нужно потерпеть и все изменится, – говорит Бокиев. – После дежурства работать днем эмоционально тяжело: ты не выспавшийся, злой, голодный, внимание понижено.

Как объясняет Бокиев, договоренность о переработках была устная. Заведующий отделением однажды пришел и сказал: "Мы вдвоем остались, придется дежурить нам". Врачам просто сказали, что заплатят как надо. Но не заплатили. За 2018 год Рустам Бокиев, по его подсчетам, переработал 1434 часа, а больница задолжала ему около 380 тысяч рублей.

Так как такой режим работы вызвал бы в случае чего вопросы у трудовой инспекции, руководство больницы, по словам Бокиева, вело два разных графика – дневной и ночной.

– Получалось, что формально будто два разных Бокиева работают: днем один Рустам, ночью второй Рустам, – говорит хирург.

Также проблемой было то, что графики дежурств не составлялись в процессе работы: сначала врача устно вызывают на дежурство, а уже потом записывают это в график. По закону график дежурств должен составляться за месяц до его вступления в силу. Отчасти такая схема составления графиков мешала хирургу отказаться от переработки.

– Сейчас мне все говорят: ты мог отказаться. Да, я мог отказаться, если бы моя фамилия изначально была прописана. А так как график составляется в режиме онлайн, за отказ выйти меня легко можно было бы наказать. Например, хирург не вышел на работу, а главный врач ставит ему в графике смену – это прогул. И они могут заявить, что я был заранее предупрежден, а на работу не вышел. Также меня могли обвинить в неоказании медицинской помощи пациенту или в оставлении больного в опасности. И формально правда будет на их стороне. Просто в нормальных учреждениях, а я в районе знаю только одно такое – это МФЦ, сотрудников за месяц ознакомляют с графиком под роспись. Каждый знает, сколько он должен отработать. А у нас все сотрудники сталкиваются с этой проблемой при составлении графиков. И не только в Лотошино такое происходит.

Пикет в защиту прав врачей в Петербурге
Пикет в защиту прав врачей в Петербурге

В Нижнем Тагиле в августе этого года все хирурги ГКБ №1 заявили об увольнении из-за чрезмерной нагрузки. По словам заведующего хирургическим отделением Юрия Изотеева, врачи отрабатывали сутки в больнице, а потом заступали на дневную смену. Зарплата при этом все равно была низкой. Такая ситуация стала результатом дефицита кадров. Врачи обращались в разные инстанции, но нигде не были услышаны.

В Перми врачи травматологического отделения горбольницы №6 тоже отказались работать на нескольких ставках из-за большой загруженности отделения. По словам врачей, к переработкам их принуждала администрация больницы из-за нехватки персонала.

Как объясняет адвокат Российского общества хирургов Николай Григорьев, эта проблема существует по всей России: хирургов не хватает, у них страшно высокие нагрузки, а достойной оплаты такого труда нет. Врачи перерабатывают, и обычно эти переработки никак не оформляются.

"В стране придется закрыть порядка 85% районных больниц"

Хирургу Рустаму Бокиеву недоплачивали с 2015 года. В 2017 году он и заведующий отделением решили обратиться в прокуратуру с просьбой выяснить, сколько им должны были платить.

– Мы просили разобраться только с переработками в выходные дни, – говорит Бокиев. – За будни мы даже не просили – считали, что это нормально. Но нас всегда смущало, что суточные дежурства в выходные дни, которые должны оплачиваться в двойном размере, не оплачиваются.

Прокуратура установила, что в больнице произошло нарушение оплаты труда. Главврач ответила им, что все нарушения устранены. Вскоре она уволилась и уехала. Как говорит Бокиев, в разговоре с прокурором он узнал, что и за будни им тоже недоплачивали, но так как они обращались только по поводу выходных, то и в официальном ответе была информация только за выходные.

– У нас в больнице практикуется, что для прокуратуры могут вынести фиктивный выговор сотруднику. Только для того, чтобы показать прокуратуре, что человека наказали. А в личном деле сотрудника вы не найдете документов о наказании. У меня есть материалы прокурорской проверки: там пишут, что юридический отдел не уследил, поэтому такое произошло.

По словам Бокиева, прокуратура понимает, что если начать проверять больницу полностью, то выяснится, что она не соответствует лицензионным требованиям. И тогда возникнут вопросы о том, как больница получила лицензию, как она все это время работала. Нужно будет выписать больнице предупреждение на 3 месяца, и если за этот срок ситуация не исправится – больницу придется закрыть.

Как и хирурги из Нижнего Тагила, Бокиев пытался решить проблему, обращаясь в разные инстанции. После прокуратуры он обратился в трудовую инспекцию: но там ему ответили, что провели заочную проверку по документам, которые им предоставила больница, и не нашли никаких нарушений.

Акция медработников в Удмуртии
Акция медработников в Удмуртии

– Трудовая инспекция не хочет этим заниматься, потому что тогда у нас в стране придется закрыть порядка 85% районных больниц, – уверен хирург.

Тогда Бокиев пошел в суд, чтобы добиться всех необходимых выплат за последние три года. Хирург говорит, что многие недовольны ситуацией, но сами в суд не идут: говорят, что если у Бокиева получится, тогда и они попробуют. Победа хирурга в суде была бы важным прецедентом: тогда и другие врачи стали бы меньше бояться и потребовали бы выплатить им все долги. Кроме того, у врачей есть страх, что у руководства больницы всегда найдется возможность выявить какие-либо нарушения в работе врачей. Сам Бокиев, например, иногда может не успевать сдать вовремя истории болезней, и за это ему можно при желании сделать выговор.

Ни Лотошинский районный суд, ни Московский областной суд не встали на сторону хирурга. Суд не учел подшитые к делу табели учета рабочего времени, из которых видно, что хирург работал больше, чем ему было положено работать на полставки в экстренной службе. Больница не смогла предоставить в суд графики работы дежурных хирургов, потому что они якобы были испорчены из-за прорыва горячей воды. Бокиев же утверждает, что никакого прорыва в их больнице не было, а те графики работы врачей в приемном отделении, которые больница смогла предоставить в суд, были поддельными. Вместо фамилий врачей там было везде написано "вакантная", то есть из этих документов совершенно невозможно понять, кто именно и когда должен был выйти на работу (фотографии документов есть у редакции. – Прим. РС). Кроме того, Бокиев заявляет, что у него есть реально используемые графики, которые вывешиваются в комнате дежурного медицинского персонала, и они отличаются от предъявленных суду. Хирург обратился в полицию с просьбой проверить факт фальсификации доказательств по гражданскому делу.

– Пока они не предоставили фиктивный график, я был настроен по-доброму. Люди уже отдежурили, в графиках за 2017–2018 годы никак не может быть написано "вакантная". Судья закрыла на это глаза и сказала, что это отношения к делу не имеет. В областном суде решение уже было принято заранее, никто особо меня не слушал. Теперь я жду рассмотрения кассационной жалобы.

Николай Григорьев, который был адвокатом Бокиева в областном суде, считает решения судов неадекватными. По его словам, у хирурга были все шансы выиграть дело, потому что переработки все-таки были отражены в графиках. Но так как больница заявила, что документы затопило, то судья не смогла с ними ознакомиться. Одна из проблем в том, что на данный момент практически нет никакой судебной практики по этой проблеме: Бокиев был чуть ли не первым, кто решился пойти в суд.

Заложник ЦРБ

Возможно, хирург Рустам Бокиев не стал бы бороться с руководством больницы, как и все остальные врачи, а просто уволился бы и уехал работать в другое место. Но Рустам, его жена-домохозяйка и четверо детей привязаны к Лотошино и ЦРБ социальной ипотекой, условия которой врач называет кабальными. После сокращения экстренной службы, где он подрабатывал на полставки, его зарплата стала меньше, так что вносить платежи стало сложнее. В октябре 2019 года хирург высшей квалификационной категории со стажем работы 23 года получил около 44 тысяч рублей. Поэтому Рустаму ничего не остается, кроме как попытаться добиться справедливости.

Последней каплей стало заявление руководства больницы, что после сокращения экстренной службы хирурги будут дежурить на дому, то есть их в любой момент могут вызвать на работу. При этом никаких графиков и договоров не будет.

Социальная ипотека, по словам Бокиева, это просто способ удержать врачей на одном месте и поддержать банковский сектор. Врач заключает договор на 10 лет и получает кредит под 13% годовых, а государство выплачивает субсидии на ипотеку. Все эти 10 лет должник привязан к месту работы.

– Я как заложник. Сами в кабалу загнали, оплачивать работу не хотят и работать нормально не дают. Если бы в больнице были все необходимые работники, я бы и не попал в эту социальную ипотеку как неплатежеспособный клиент. Есть вероятность, что с нынешней зарплатой я в какой-то момент просто не смогу вовремя внести платеж. Ведь прежде чем получить субсидию, я должен заплатить свои деньги. А субсидия приходит с опозданием на 40 дней.

Теперь Рустам Бокиев не только хирург, но и депутат Совета городского округа Лотошино. Депутаты написали запрос генеральному прокурору, министру здравоохранения и руководителю Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения с просьбой проверить соблюдение законодательства в Лотошинской ЦРБ.

Радио Свобода отправило запрос в больницу, администрация учреждения на него не ответила. Вместо этого, как рассказал Бокиев, главный врач попытался зачитать запрос на планерке, обвинил хирурга в сотрудничестве с иностранным агентом и заявил, что теперь о Лотошинской ЦРБ знают в Америке.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG