Ссылки для упрощенного доступа

"Выжить и спасти ребенка". Дело об оставленном у метро новорожденном


"Она настоящая мать, но обстоятельства сложились таким образом: либо ребенок погибнет у нее на руках, либо она будет вынуждена его отдать", – рассказывает адвокат Александр Тимошенко. Он защищает в суде 30-летнюю уроженку Узбекистана Мафтунахон Каримову. В феврале она оставила своего грудного ребенка у станции метро "Парк Победы" в Москве, потому что не могла его содержать. Женщина находится в СИЗО, ей грозит до 15 лет колонии за покушение на убийство малолетнего.

Мафтунахон Каримова приехала в Россию в марте 2019 года. В Узбекистане она получила среднее техническое образование и до отъезда жила с родителями. По словам адвоката Александра Тимошенко, отец Каримовой был настоящим тираном, он постоянно бил мать. В итоге та тяжело заболела. Чтобы заработать денег и помочь матери, Каримова решила поехать в Россию. Когда отец узнал об этом, то выгнал ее из дома.

Сделать загранпаспорт ей помогла подруга. Так она оказалась в Петербурге, познакомилась с соотечественником, начала с ним жить и вскоре забеременела. Через какое-то время они расстались.

По словам Тимошенко, сожителя арестовали, осудили и отправили отбывать наказание в Узбекистан. "С того момента контакт с ним был потерян. Серьезные проблемы в отношениях начались еще до ареста. Когда Мафтунахон забеременела, сожитель требовал, чтобы она избавилась от ребенка. Она же приняла решение ребенка оставить", – рассказывает адвокат.

С больным ребенком на руках она ходила на работу

В итоге во время беременности Каримова решила уехать из Петербурга. Остановилась на время в подмосковном Наро-Фоминске. В конце ноября у нее родился недоношенный мальчик. "Роды были тяжелые, ее выписали только через десять дней. Ребенка держали в больнице до начала января. Мафтунахон была в панике. Она каждый день бегала к малышу в больницу, но ей его даже не показывали, она не знала, что с ним. Все ее мысли были направлены только на то, как его спасти", – говорит Тимошенко.

После того как ребенка выписали, он тут же заболел. "С больным ребенком на руках она ходила на работу. Работала везде: на стройке, в магазинах, рыбном цеху”, – рассказывает адвокат. Платили Каримовой тысячу рублей в сутки. Каждый день работать она не могла – подработки попадались три-четыре раза в неделю. Денег на лечение ребенка не хватало.

Сначала Каримова обратилась за помощью к своим родственникам в Узбекистане, но отец помогать отказался. Потом попробовала договориться о поддержке в роддоме – там ее не приняли. В детский дом устроить ребенка Каримова тоже не смогла. Тогда она решила оставить его в людном месте, где его бы быстро увидели и подобрали. На следующий день знакомый отвез Каримову с ребенком в Москву. Ему она сказала, что новорожденного забрала свекровь.

О том, что из-за этого поступка ее может ждать уголовное наказание, Каримова не думала. "Глубокого анализа ситуации там не было. Там нужно было выжить и спасти ребенка", – рассказывает адвокат.

Сейчас Каримовой вменяют приготовление к преступлению (ч. 3 ст. 30 УК) и убийство малолетнего или другого лица в беспомощном состоянии (ч. 2 ст. 105 УК). По решению Дорогомиловского районного суда ее заключили под стражу, апелляционные жалобы не помогли.

Александр Тимошенко
Александр Тимошенко

Тимошенко намерен обращаться дальше в кассационный суд. "Я работаю на полное оправдание. Я уверен: Мафтунахон не совершала того преступления, которое ей вменяют. Квалификация преступления не то чтобы избыточная, она просто не соответствует фактическим обстоятельствам дела", – считает адвокат. По его словам, Каримова находилась в тяжелом психологическом состоянии и не имела средств к существованию, поэтому другого выхода, кроме как оставить ребенка в людном месте, у нее не было.

При этом адвокат также отмечает, что при возбуждении уголовного дела против его подзащитной были допущены грубые нарушения. "Дело возбуждено по так называемой "дознавательской" статье. Расследование проводится в форме дознания дознавателем отдела внутренних дел. Однако постановление о возбуждении уголовного дела подписано следователем Следственного комитета, и он же принял его к производству. Получается, что дело возбуждено не уполномоченным на то лицом", – добавляет Тимошенко.

Второе нарушение связано с несоответствием между статьей Уголовного кодекса, по которой возбуждено дело, и той, по которой предъявлено обвинение. По словам защитника, согласно УК, такое обвинение должно быть отменено.

История Каримовой не единственная. В начале апреля в Екатеринбурге в подъезде жилого дома нашли грудного ребенка с биркой из роддома и запиской о просьбе помочь. Оказалось, что новорожденного оставила уроженка Киргизии, потому что не могла его прокормить.

В 2014 году в Петербурге на скамейке у жилого дома на улице Маршала Блюхера обнаружили новорожденную девочку, завернутую в одеяло. Как позже выяснилось, ее мать была уроженкой Узбекистана. Оставить малышку ей пришлось, потому что помогать финансово отец отказался. У матери же не хватало денег на содержание дочери.

По словам психолога фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам" Ольги Шиховой, от детей в Москве чаще всего отказываются как раз мигрантки из стран Ближнего Зарубежья, потому что не могут содержать новорожденных, или гражданки России, приехавшие в столицу из регионов.

Зачастую женщина, которая самостоятельно решила отнести ребенка в беби-бокс, хочет о нем заботиться


Стандартный путь, по которому может пойти женщина в такой ситуации, – это обращение в органы опеки или больницу. "Все это сопряжено с проблемами, потому что ребенка просто так, скорее всего, не заберут. Но при этом останется легальная возможность вернуть его обратно, если финансовая ситуация изменится", – рассказывает Шихова.

В органах опеки россиянка может оставить ребенка, подписав согласие на усыновление или заявление о временном помещении новорожденного в дом ребенка. "В случае с иностранными гражданками ситуация несколько усугубляется. Возможность временного размещения для них отсутствует, никаких пособий государство тоже не предоставляет", – добавляет психолог.

Анонимно "передать" ребенка государству женщина может через так называемые беби-боксы – специально оборудованное окошко на первом этаже медицинского учреждения, в которое можно анонимно положить ребёнка в кровать-колыбель. Через 30 секунд дверца блокируется и открыть ее снаружи становится невозможно. Об оставленном младенце сотрудники медицинского учреждения узнают по тревожному звонку и миганию лампы.

В 2017 году по инициативе депутата Елены Мизулиной беби-боксы хотели запретить. По ее мнению, возможность анонимно и безнаказанно оставить ребенка приведет к увеличению числа отказников и нарушению права детей знать своих родителей. Законопроект, однако, не нашел поддержки. Хотя в феврале 2020 года стало известно, что в Москве от беби-боксов все же отказались. Сейчас единственный беби-бокс в столице находится в Московском областном центре материнства и детства в Люберцах.

Несмотря на то что у оставления ребенка в беби-боксах нет юридических последствий, а многие врачи подчеркивают, что они спасли жизни десятков детей, система эта все еще недостаточно гибкая. "Мама может положить ребенка в беби-бокс, а потом передумать. Вернуть его в этом случае будет крайне проблематично", – считает Шихова.

Другая сложность связана с тем, что избавиться таким образом от новорожденного может любой член семьи. Процесс возвращения ребенка в этом случае тоже может оказаться болезненным и длительным.

"Зачастую женщина, которая самостоятельно решила отнести ребенка в беби-бокс, хочет о нем заботиться. Хорошо бы ей в этот момент предложить помощь, а не подталкивать к такому решению", – уверена психолог.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG