Ссылки для упрощенного доступа

Театральные прения в суде


Кирилл Серебренников в Мещанском суде Москвы. 22 июня 2020 года

22 июня в Мещанском суде прошли прения по делу "Седьмой студии". Речь прокурора Михаила Резниченко по большей части повторяла обвинительное заключение: обвинение посчитало доказанным хищение почти 129 миллионов рублей, выделенных на проект "Платформа" (в составе организованной преступной группы по предварительному сговору), и запросило 6 лет колонии общего режима и штраф в 800 тысяч рублей для режиссёра Кирилла Серебренникова, 5 лет колонии и штраф в 300 тысяч для бывшего генерального продюсера "Седьмой студии" Алексея Малобродского.

Бывшего генерального директора компании Юрия Итина и сотрудницу Министерства культуры Софью Апфельбаум попросили приговорить к 4 годам колонии и оштрафовать на 200 тысяч рублей. По иску Минкульта обвиняемые должны возместить ущерб в 129 миллионов рублей. Несмотря на открытое письмо режиссёра Михаила Бычкова министру культуры Ольге Любимовой с просьбой отозвать иск (его подписали более 3,7 тысячи деятелей культуры), представительница министерства Людмила Смирнова требования ведомства поддержала, с обвинительной речью прокурора согласилась, вопрос о наказании оставила на усмотрение суда.

Алексей Малобродский и Софья Апфельбаум в Мещанском суде
Алексей Малобродский и Софья Апфельбаум в Мещанском суде

Сами подсудимые вины не признали, в прениях доказывали, что все выделенные АНО "Седьмая студия" деньги были потрачены на проведение мероприятий "Платформы". Так, Софья Апфельбаум, которая, по версии следствия, организовала выделение субсидий на проект, заранее зная, что они будут похищены, а также обеспечивала последующее прикрытие, не запросив первичные финансовые документы, на которых были основаны отчёты "Седьмой студии", в очередной раз рассказала, что проект родился из разговора режиссёра Серебренникова с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым на его встрече с деятелями культуры 24 марта 2011 года. После встречи поручение "проработать инициативу" написали как сам президент, так и вице-премьер Александр Жуков.

Сама Апфельбаум на тот момент даже не была директором Департамента государственной поддержки искусства и народного творчества и никак не могла предполагать, что возглавит его через год, после увольнения своего начальника Александра Шалашова. Вся процедура выделения средств не отличалась от десятков других проектов, а проверять финансовую отчётность должен был Департамент экономики и финансов, в деятельность которого она не вмешивалась.

Юрий Итин вину также не признал, впрочем, сказав, что ему стыдно перед собой и своими товарищами за то, что не мог уделять проекту достаточно времени, потому что был слишком занят в ярославском театре им. Волкова, где работал параллельно с "Седьмой студией". Алексей Малобродский напомнил суду, что проработал в "Седьмой студии" всего 11 месяцев в самом начале проекта, потом он стал генеральным директором театра "Гоголь-центр" и делами "Платформы" больше не занимался. О том, что главный бухгалтер Нина Масляева обналичивает деньги через фирмы своих знакомых, узнал, только когда было возбуждено уголовное дело.

Все желающие не смогли попасть в зал суда из-за необходимости соблюдать социальную дистанцию. За процессом можно было следить по видеотрансляции
Все желающие не смогли попасть в зал суда из-за необходимости соблюдать социальную дистанцию. За процессом можно было следить по видеотрансляции

Суд троицу любит

Дело "Седьмой студии" стартовало в мае 2017 года, когда дома у режиссёра Серебренникова и в театре "Гоголь-центр", где он до сих пор работает художественным руководителем, прошли обыски. По первоначальной версии следствия, Серебренников вместе со своими подельниками похитил 133 из 216 миллионов рублей, выделенных в 2011–2014 годах на проект "Платформа". Помимо Серебренникова, в хищениях подозревались бывший бухгалтер "Седьмой студии" Нина Масляева и генеральный директор Юрий Итин. Впоследствии к ним добавились бывший продюсер компании Алексей Малобродский (он единственный провёл 11 месяцев в СИЗО) и продюсер Екатерина Воронова (она скрывается от следствия за границей).

Нина Масляева заключила сделку со следствием и дала показания на своих бывших коллег, её дело было выделено в отдельное производство, правда, в рассмотрении в особом порядке суд ей отказал. Основными доказательствами по делу стали именно её показания, а также экспертиза, проведённая экспертом Татьяной Рафиковой из Частного партнёрства КРЭС. Согласно её выводам, "Седьмая студия" активно обналичивала выделенные государством деньги, которые потом "тратились по своему усмотрению обвиняемыми". Сами обвиняемые утверждают, что всё до копейки было израсходовано на проведение мероприятий, выплату зарплат и гонораров, это же подтвердили и опрошенные в суде свидетели – как сотрудники бухгалтерии, так и актёры, композиторы, кураторы проектов.

По примерным подсчётам экспертов, мероприятия "Платформы" должны были стоить не 216, а все 300 миллионов рублей

Судья Мещанского суда Ирина Аккуратова посчитала экспертизу Рафиковой недостаточно правдоподобной, и назначила ещё одну: её провели в том числе профессор кафедры зарубежного театра РАТИ (ГИТИС) Видмантас Силюнас и первый заместитель художественного руководителя МХТ им. А.П. Чехова Марина Андрейкина. Согласно второй экспертизе, "Седьмая студия" не только не причиняла ущерба государству, но и сэкономила казённые деньги. По примерным подсчётам экспертов, мероприятия "Платформы" должны были стоить не 216, а все 300 миллионов рублей. В сентябре прошлого года судья Аккуратова вернула дело в прокуратуру, однако апелляционная инстанция с этим решением не согласилась и отправила дело на новое рассмотрение – оно досталось судье Олесе Менделеевой, которая посчитала, что эксперты Силюнас и Андрейкина были заинтересованными лицами, высказывались в защиту подсудимых, поэтому экспертизу нужно провести заново.

Дело "Седьмой студии". Кирилл Серебренников в Мещанском суде. 22 июня 2020 года
Дело "Седьмой студии". Кирилл Серебренников в Мещанском суде. 22 июня 2020 года

В течение двух месяцев участники процесса пытались выбрать новых экспертов, которые отвергались судом или прокуратурой. В результате остановились на заместителе исполнительного директора МХАТ имени Горького Елене Баженовой (она делала финансовую часть) и театральном критике Ольге Королёвой (которая пишет под псевдонимом Галахова, она писала искусствоведческую экспертизу проектов "Платформы"). Баженова и Королёва уменьшили сумму похищенных средств со 133 до 128 миллионов рублей.

К этой экспертизе у стороны защиты, впрочем, ещё больше вопросов, чем к первой. Так, эксперт Баженова на допросе в суде рассказала, что пользовалась только обвинительным заключением, показаниями Масляевой и информацией о проданных билетах, то есть не изучала непосредственно материалы дела. Это привело к тому, что она не учла в своих расчётах 77 проведённых мероприятий (примерно 1/3), зато посчитала мероприятия, которых на самом деле не было. Стоимость некоторых выставок была занижена, потому что, согласно экспертизе, проходили они 1 день, хотя на самом деле шли гораздо дольше, а значит, и стоили дороже.

Более того, эксперт Баженова ссылается в документе на нормативы Минкульта, принятые в 2016 году, когда проект "Платформа" уже закрыли. Второй эксперт Ольга Королёва даже попросила судью Менделееву защитить её от "нападок и травли прессы", которая обратила внимание на то, что эксперт работает на кафедре ГИТИСа, которой руководит Борис Любимов, отец нынешнего министра культуры Ольги Любимовой. Ассоциация театральных критиков направила письмо в Мещанский суд, в котором написала, что экспертиза Королёвой субъективна и основана на её личном мнении, в ней нет ни библиографических ссылок, ни анализа изученных данных. Суд, тем не менее, эту экспертизу к делу приобщил, а прокурор Резниченко активно ссылался на неё в прениях.

Последним в прениях выступал режиссёр Кирилл Серебренников. Он сказал, что проект "Платформа" был прорывом в сфере современного искусства, более того, количество проведённых мероприятий было гораздо больше того, что можно было провести на выделенные из бюджета деньги, а у Минкульта никогда не было претензий ни к качеству проведённых выставок, спектаклей, концертов и мастер-классов, ни к их количеству. "Много ли это – 340 мероприятий, сделанных нами на "Платформе" за три года, большинство из которых оригинальные, уникальные, сложные, с участием серьезного количества артистов, музыкантов, режиссеров, художников, танцоров, композиторов? Много. Очень много. Это вам скажет любой человек, хоть в чем-то разбирающийся в театре, музыке, современных технологиях, современном танце", – сказал режиссёр. Но комизм ситуации, по его словам, заключается в том, что бухгалтер со своими друзьями, которая занималась обналичиванием денег, решила свалить всю вину за это на своих коллег – чтобы самой избежать наказания. "На них давили следователи, и они, опасаясь за себя, оговаривали нас. Врали. На их вранье следователь Лавров и его команда сфабриковали "театральное дело". Лучшие друзья следователей – это "обнальщики". Несмотря на то что бухгалтерия, признаёт Серебренников, велась из рук вон плохо, вины своей ни в этом, ни тем более в хищениях он не признаёт: ведь он занимался творчеством и никогда ничего не понимал в бухгалтерии.

XS
SM
MD
LG