Ссылки для упрощенного доступа

"Квирография" Карена Шаиняна. Съемки сериала о ЛГБТК-персонах


Бэкстэйдж со съемок "Квирографии". Фото: Анна Шмитько

"Я решил, что мне хочется снимать, как живут самые разные квир-люди за пределами Москвы и Петербурга. Это самая невидимая, как мне кажется, категория людей, про которую в России вообще ничего не снято. Идею я сформулировал так: хотелось показать, как реальные люди живут в разных городах России, вдалеке от столицы и что они могут быть там счастливы", – рассказывает московский журналист Карен Шаинян. В конце ноября он запустил первый в России документальный проект о жизни ЛГБТК-персон вне столицы – "Квирография".

В рамках этого проекта вышло уже четыре фильма о российских городах: Екатеринбурге, Новосибирске, Иркутске и Казани. Всего планируется 12 серий.

"Мы начали с Екатеринбурга, потому что это большой город с очень сильным комьюнити. Мы знали, что там не будет сложностей с тем, чтобы найти интересных героев. Это уникальный город – единственный, где в середине нулевых прошло несколько гей-парадов с разрешения властей", – объясняет Карен Шаинян. После того, как екатеринбургская серия была сняла, его команда решила двигаться дальше в Сибирь. Второй выпуск они посвятили Иркутску.

В следующих четырех сериях Шаинян решил снимать приморские города. Он планирует организовать съемки в Мурманске, Владивостоке, Калининграде и Сочи. "Потом мы точно поедем в Краснодар и Якутию. Насчет последних двух городов пока не решили. Хочется снимать в таких местах, где открытых [ЛГБТК]-персон почти нет. Мест интересных в России много: мусульманских, буддистских – очень экзотических с точки зрения москвичей. Вот туда и хочется поехать".

Бывает, что коллеги или родственники начинают человека отговаривать от участия в съемках

Перед тем, как приехать в город, где будут проходить съемки нового выпуска, съемочная команда публикует в соцсетях "Квирографии" заявку. В ней они рассказывают про идею фильма и предлагают открытым ЛГБТК-персонам принять участие в проекте. По словам Шаиняна, откликов приходит гораздо больше, чем необходимо, однако и отказы тоже бывают. Например, человек начинается сниматься, а потом передумывает из-за того, что получает намеки: мол не стоит этого делать, тебе же еще в этом городе жить.

Карен Шаинян во время съемок "Квирографии". Фото: Анна Шмитько
Карен Шаинян во время съемок "Квирографии". Фото: Анна Шмитько

"Бывает, что коллеги или родственники начинают аккуратно человека отговаривать от участия в съемках, а сердобольные друзья начинают объяснять, как это опасно", – говорит автор проекта. При этом на практике никаких проблем у участников "Квирографии" пока не возникало. После публикации каждого выпуска, команда проекта созванивается с участниками. Большинство, по словам Шаиняна, получают только поддержку.

Если какие-то сложности все же возникают, команда "Квирографии" готова помочь найти помогающих специалистов или поделиться контактами организаций, которые оказывают психологическую и юридическую поддержку представителям квир-сообщества в разных городах.

Меня этот кибирбуллинг вообще не задевает. Я его не замечаю, мне некогда

Сам Шаинян определяет свой проект как "кино про любовь". Именно поэтому, по его словам, позитивных отзывов "Квирография" собирает гораздо больше, чем негативных. "Из негативного было такое: нас обвиняли в том, что у нас гендерный дисбаланс [в проекте]. Мы стараемся снимать мужчин и женщин в равных пропорциях, но в Екатеринбурге было сильно больше открытых парней, открытых девчонок же было найти трудно. В Иркутске все было ровно наоборот. И тут нас стали обвинять в том, что у нас все герои в основном снимаются парами: мол это дискриминация одиноких людей, – вспоминает автор проекта, – Я отношусь к этому так: всегда найдутся люди, которые будут чем-то недовольны, даже если мы подберем в равных долях одиноких и не одиноких. Нам вменят, что у нас недостаточно асексуалов, например".

В качестве примера другой негативной реакции Шаинян вспоминает, как после одного из выпусков его мобильный номер слили в нескольких закрытых группах противников ЛГБТК-сообщества. В течение двух дней ему постоянно приходили на телефон сообщения. "Ну я выключил телефон. Через пару дней включил, – делится автор проекта, – Меня этот кибирбуллинг вообще не задевает. Я его не замечаю, мне некогда. Я человек довольно прочный. Физически я не думаю, что это ставит мою жизнь под угрозу, а все, что мельтешит там где-то в интернете, пусть и мельтешит".

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG