Ссылки для упрощенного доступа

Как сообщает издание "Коммерсант", из-за дефицита грузовых вагонов в Петербурге скоро могут начаться проблемы с хлебом. Всему виной возросший экспорт зерна – из-за него поменялись приоритетные направления перевозок, и вагоны не доходят до местных переработчиков.

В распоряжении издания "Коммерсант" оказалось письмо губернатора Петербурга Георгия Полтавченко вице-премьеру Аркадию Дворковичу. В этом письме говорится о том, что вскоре у мукомольных предприятий города могут возникнуть проблемы, так как они испытывают значительные трудности с получением вагонов для транспортировки зерна. Если сроки поставок будут сорваны, себестоимость зерна может вырасти, существует даже опасность остановки производства. В своем письме Полтавченко обращает внимание на то, что Оренбургская, Саратовская, Самарская, Новосибирская и Омская области вошли в список приоритетных регионов при вывозе зерна на экспорт по железной дороге. Эти субъекты федерации также являются важными поставщиками зерна для Петербурга. Как следствие, снабжение городских мукомольных производств может сильно пострадать, что приведет к дефициту хлеба и росту цен на хлебопекарную продукцию.

Булочная в центре Петербурга
Булочная в центре Петербурга

По данным "Коммерсанта", проблемы с грузовыми вагонами уже возникли у нескольких петербургских предприятий, в том числе входящих в "Аладушкин Групп". Правда, на самих производствах о трудностях пока не сообщают. Вот что говорит директор по связям с общественностью компании Fazer Елена Кузьменко:

– Компания Fazer на данный момент от наших поставщиков никаких уведомлений о сдвиге сроков поставки муки не получала.

На сайте городского комитета по промышленной политике и инновациям уже появился официальный комментарий главы комитета Максима Мейксина. По его словам, в Петербурге есть собственный резервный запас зерна, способный обеспечить город хлебом на долгий срок, а также имеются еще и полные запасы хранения по линии Росрезерва. Того факта, что Полтавченко отправил тревожное письмо в российское правительство, Мейксин не отрицает, но объясняет, что это письмо относится "только к перспективным поставкам и имеет целью исключить саму возможность возникновения в будущем дефицита вагонов для транспортировки зерна в Петербург". Правда, в комментарии содержится и критика системы поставок зерна в целом по стране: "К сожалению, … на законодательном уровне не закреплена обязанность владельцев вагонов (операторов) в обязательном порядке предоставлять вагоны для перевозок социально-значимых видов продукции/сырья для приоритетных незерновых регионов". Именно поэтому петербургские мукомолы забеспокоились, как бы в условиях "рекордно высокого урожая зерновых в России и значительного увеличения объема продаж зерна на экспорт" не остаться без вагонов, а значит, и без зерна.

Максим Мейксин сообщает также о превентивных мерах, которые уже приняты для предотвращения возможного дефицита зерна, а именно, о совещании представителей Министерства транспорта, Министерства сельского хозяйства, петербургской администрации и ОАО “РЖД”, на котором было предложено "включить Санкт-Петербург в перечень приоритетных направлений для отгрузки зерна из зернопроизводящих регионов, а также рассматривать в первоочередном порядке заявки на подачу вагонов, предназначенных для нашего города".

Экономиста Владимира Грязневича сложившаяся ситуация не удивляет – он относит ее к традиционно низкой в России эффективности управления.

– В России бардак был всегда, поэтому эффективность управления как в государственной, так и в частной сфере никогда не была приоритетом ни для самих управляющих, ни для собственников предприятий. Страна неразвитая, поэтому у нас может быть все. Это отражается и в средствах массовой информации – анализировать сложные информационные сюжеты не хочется, да и публика не любит думать, разбираться в сложных и важных событиях. Всем хочется клюквы, но это и во всем мире так, таблоиды гораздо популярнее серьезных средств массовой информации. Люди очень любят, когда их пугают – такие новости лучше читаются: завтра кончится хлеб, послезавтра евреи выпьют всю воду, сегодня не хватает вагонов, а завтра марсиане придут на землю – и народ с удовольствием все это читает. Какие процессы кроются за этим на самом деле – вопрос, конечно, сложный, но практика показывает, что страшного обычно не происходит: марсиане не прилетают, евреи оставляют нам немного воды, и вагоны в какой-то момент находятся.

И все-таки проблему трудно назвать несуществующей. Экспорт зерна в этом сезоне вырос почти в полтора раза, а производительность труда при его отгрузке с элеваторов осталась прежней, и это тоже замедляет процесс поставок. На совещании в Минтрансе прозвучало также предложение увеличить время работы сотрудников Россельхознадзора, которые оформляют документы на железнодорожные перевозки зерна, тогда грузить его можно будет и по выходным. Правда, такое предложение Владимир Грязневич тоже считает прямым следствием технологической отсталости.

У нас полно простаивающих и незагруженных вагонов, их дефицита не может быть даже теоретически

– А я предлагаю внедрить цифровые технологии, тогда не надо будет сидеть 24 часа в сутки над документами, а сделать все за 3,5 минуты с помощью современных программ. Ну да, у нас бардак, поэтому на 10 минут, на день, на два может случиться всякое: может кончиться вода и исчезнуть электричество во всей стране – минут на 10. Но все-таки мы не африканская страна, поэтому через 10 минут проблема должна разрешиться. Да, конечно, кто-то напился и что-то не подписал, кто-то не вовремя уехал на Канары – бардак никто не отменял. Но если говорить серьезно, то никаких объективных причин для перебоев с хлебом нет. Давайте не забывать, что у нас продолжается экономический кризис, который снизил грузоперевозки в два раза, и поэтому у нас полно простаивающих и незагруженных вагонов, их дефицита не может быть даже теоретически. Два последних года на сокращение грузоперевозок жалуются все перевозчики, те же дальнобойщики. Почему “ПЛАТОН” плох – да потому что и так перевозки сократились вдвое, заказов нет, работы нет, а вы еще нам хотите новые налоги навязать. В такой ситуации перевозки падают у всех, и у железнодорожников тоже – о каком дефиците вагонов может быть речь? Но на практике, конечно, в одном месте они стоят тысячами незагруженные, а в другом их не хватает. А перегнать из одного места в другое – ну, извините, мы не в Америке живем и не во Франции. Это для нас очень сложно – это надо бумажку написать, согласовать, увеличить рабочий день диспетчера до 35 часов – ну, конечно, это Россия.

– Вы говорите о пустых вагонах, а ведь известно, что простаивает целая железнодорожная ветка Лосево – Каменногорск, там вообще никаких перевозок нет.

Вернулись в начало ХХ века, когда Россия была одним из главных экспортеров зерна, хоть полезным делом занималась

– Да, и о том, что эта ветка будет никому не нужна, было известно с самого начала, в РЖД в кулуарах об этом говорили открыто, ссылаясь на бывшего губернатора Ленинградской области Сердюкова, пролоббировавшего этот проект. Я лично задавал вопрос “ЛУКОЙЛу”: правда ли, что эта дорога нужна им, и получил официальный ответ – отрицательный. На это циники говорят, что так живет современная Россия: не важно, что строить – мост через Керченский пролив или золотой мост на остров Русский, главное, чтобы стройка стоила как можно дороже, главный смысл всей деятельности в России – это освоение средств. Где можно украсть? На государственных работах, и чем они дороже, тем больше можно украсть. И поскольку у нас уже около 70% экономики – это госсектор, то все основные сюжеты происходят с госзаказами. А в то, что у нас в условиях кризиса и спада грузоперевозок дефицит вагонов, я никогда не поверю. Правда, по некоторым признакам, Кремль не врет, и у нас спад начал потихоньку уменьшаться, но очень медленно, до уровня докризисного 2013 года нам еще далеко. Оживляются отдельные отрасли, ориентированные на экспорт, мало связанные с санкциями, с курсом рубля и ценами на нефть. Слава Богу, сейчас не советские времена: тогда мы делали танки, пушки и запускали ракеты в космос, бессмысленно прожигая богатство страны, а сейчас все-таки экспортируем зерно – это осмысленная деятельность. Вернулись в начало ХХ века, когда Россия была одним из главных экспортеров зерна, хоть полезным делом занималась. Слава Богу, мы превзошли советскую власть – не по пушкам и танкам лидируем в мире, а все-таки по экспорту зерна. Я слышал тут вчера выступление Путина, где он очень гордился, что доход от экспорта оружия у нас составляет около 15 миллиардов долларов, а от экспорта зерна – 17, что экспорт сельхозпродуктов превысил экспорт оружия – и я тут с ним согласен, это предмет гордости. Лучше бы мы, конечно, роботов экспортировали и всякие гаджеты, но тут, извините, китайцы нас сильно обошли. Ну, хорошо хоть зерно экспортируем – правда, и это тоже сырье.

Не все зависит от муки – большую роль играют цены на энергоресурсы, вот это львиная доля себестоимости хлеба

Основным перевозчиком зерна считается “Русагротранс”, цены на его услуги контролируются, а потому они значительно ниже, чем у других компаний, вот все и заинтересованы получить именно эти вагоны. Если придется заключать договоры с более дорогими компаниями, то это автоматически отразится на цене хлеба – об этом пишут многие петербургские средства массовой информации. Между тем Игорь, просивший не называть его фамилию и до недавнего времени работавший на одном из крупнейших хлебопекарных предприятий города, считает, что стоимость муки не так уж сильно влияет на цену хлеба.

– Ситуации бывали разные, дефицита хлеба не было, а вот цены росли – по разными причинам, например, росла цена на муку, составляющую в себестоимости хлеба около 20%. Но не все зависит от муки – большую роль играют цены на энергоресурсы, вот это львиная доля себестоимости хлеба. На моей памяти было подорожание хлеба, связанное с этими факторами. Был неурожай, и в то же время много зерна отправляли на экспорт, поэтому образовался дефицит зерна и, как следствие, муки – и наши мукомольные заводы на Северо-Западе поднимали на нее цены. Но чтобы вагонов когда-нибудь не хватало, такого я не припоминаю.

Доктор экономических наук, профессор Высшей школы экономики Петр Гребенников считает ситуацию с угрозой дефицита хлеба в Петербурге курьезной.

– Недавно, может быть, месяц назад Медведев хвастался на всю страну, что мы собрали огромный урожай и что мы теперь первые по сбору зерновых. Проходит месяц – и вдруг в Петербурге опасаются, что хлеба не будет. Звучит курьезно, но на самом деле все очень просто. На нефти стали гораздо меньше зарабатывать – так решили заработать на зерне, раз такой урожай подвалил. Много на зерне не заработаешь: рентабельность тут низкая, а мировая конкуренция очень большая. Но все равно, делать-то нечего. А чисто технически – производственные мощности на железной дороге у нас ограниченны, поэтому все так и получилось. Но ничего, эти трудности временные, как только дойдет до главного начальника, так вагоны сразу найдутся. Проблема не в хлебе, а в организации, в том, что у нас слишком обширный государственный сектор экономики. Если бы был частный сектор пошире, то и проблемы этой не возникло бы. А поскольку у нас даже по официальной статистике 70% ВВП производят госкорпорации, то такие накладки и получаются. Ничего удивительного – и ничего страшного. Если не считать того, что мы от социализма к рыночной экономике за 25 лет так и не смогли перейти. Это касается и перевозчиков-монополистов тоже.

– На совещании в Минтрансе предложили увеличить рабочую неделю тем, кто оформляет документы при погрузке зерна – как вы думаете, может, пора действительно на электронное оформление переходить для быстроты, а не по выходным работать?

– Ну, вы рассуждаете с позиции здравого смысла, а в нашей бюрократической системе такие очевидные вещи с трудом воплощаются в жизнь. Ну, и все-таки ситуация с вагонами, мне кажется, имеет временный характер: случился большой урожай, но все-таки собирают его в некий определенный временной интервал. И они решили как можно быстрее отправить зерно на экспорт, чтобы не хранить его – со складированием-то у нас тоже не очень. С одной стороны, в последнее время перевозки уменьшились – нечего возить стало, но в данный период собранный урожай нужно срочно переправить за границу, так что такой временный дефицит вагонов вполне возможен.

– Говорят, что и отгружают зерно медленно…

Из-за того, что контроль над государством у нас ограничен, у нас до сих пор продолжается социализм

– Ну, конечно, дикая страна, мы во многом отстали, многие пишут, что по организации общественного производства мы находимся где-то ближе к Африке. Все это связано с политикой, а политика зависит от некомпетентного государственного руководства, которое надо сменить – тут Собчак правильно говорит, хотя, конечно, ничего не добьется. Мы обречены на такие перебои поставок и всяческие авралы, пока не сменится система государственного управления. Или – на языке политэкономии – пока мы не перейдем от режима ограниченного доступа к власти к режиму открытого доступа к власти, такого, как в западных странах. Из-за того, что контроль над государством у нас ограничен, у нас до сих пор продолжается социализм. Со всеми вытекающими, включая терпение народа, который знает, что руководство умное и ведет туда, куда надо. Раньше держались на том, что да, мы во многом отстаем, но у нас самая передовая идеология и светлое будущее. И сейчас так же – немножко только все это видоизменилось – что нас все обижают, но мы все равно хоть голодные, но гордые. А Полтавченко вполне можно понять: представьте, что действительно по объективной причине прекратили завоз муки, он, конечно, испугался и написал письмо в правительство, как и положено.

А вот доктор исторических наук Никита Ломагин считает, что журналисты не должны были поднимать шум вокруг возможного дефицита хлеба в Петербурге.

Никита Ломагин
Никита Ломагин

Все сразу стали вспоминать блокаду, 1917 год, когда тоже был большой урожай хлеба, но подвезти его было не на чем

– Я уверен, что никаких проблем с поставками в город хлеба и других продуктов не было и, надеюсь, не будет. Есть рабочие вопросы, связанные с логистикой, которые решаются оперативно в рабочем порядке. Это абсолютно надуманная сенсация – так что не переживайте, ленинградцы. Экономика у нас рыночная, но когда возникают такого рода проблемы, вмешивается исполнительная власть, так что бить в колокола не стоит. У нас сейчас самый большой за последние годы урожай хлеба, и предполагать, что в городе будут какие-то перебои, просто нелепо. Мы, конечно, чувствительны, мы помним, что здесь была блокада, но ситуация совсем другая, и говорить тут не о чем.

Шуму, поднятому вокруг возможных перебоев с хлебом в Петербурге, удивляется и антрополог, профессор Европейского университета Илья Утехин:

Илья Утехин
Илья Утехин

– И все же показательно, что именно эта тема вызвала такой интерес и у журналистов, и у публики – все сразу стали вспоминать блокаду, 1917 год, когда тоже был большой урожай хлеба, но подвезти его было не на чем. Возможно, кто-то, склонный к теории заговора, интерпретирует подобные слухи как происки неких конкурентов. И все же само возникновение этих слухов показательно – это признак того, что у нас ненормально работает рыночный механизм, что саморегулирование не отлажено до такой степени, чтобы такие вопросы просто не возникали, тогда и никакой комитет тут не понадобился бы. То есть если бы у нас была нормальная экономика с меньшей долей государства, то все эти вопросы решались бы сами собой.

По мнению Ильи Утехина, при возникновении таких проблем люди начинают волноваться и пенять властям, что они плохо регулируют – в данном случае поставки муки, а на самом деле от властей требуется одно – перестать регулировать вообще.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG