Ссылки для упрощенного доступа

Фактор возраста. Иван Беляев – о политике с демографией


В штате Джорджия подведены итоги выборов в Сенат, которые должны многое определить в американском политическом раскладе. Я сейчас об этом раскладе говорить не буду, оставлю другим, но одному из победителей, демократу Джону Оссоффу, ещё только 33 года, скоро 34. Он станет самым молодым избранным сенатором со времён Джо Байдена, попавшего в Сенат в 30 лет.

Формально Байден не рекордсмен, но подавляющее большинство политиков, ставших сенаторами до тридцати лет, жили в XVIII и XIX веках. А два месяца назад он установил и самый настоящий рекорд, став самым пожилым избранным президентом. Учитывая солидный возраст Джо Байдена, а ему 78 лет, можно предположить, что рекорд продержится долго, но предыдущий был установлен всего четыре года назад Дональдом Трампом.

Мне кажется, что фактор возраста в политике, да и в обществе вообще, становится всё важнее, при этом навстречу друг другу несутся противоположные тренды, они даже уже схлёстываются друг с другом.

В обществе всё большо не доверяют и молодым, и старикам

Первое и главное. В самой богатой и относительно благополучной части мира молодых людей становится всё меньше, а стариков больше. Кроме того, на стороне пожилых – развитая медицина и изменившийся рынок труда, в постиндустриальном обществе не нужно непременно уходить на пенсию в 60 лет, во многих местах можно спокойно работать намного дольше. К чему это приводит, хорошо демонстрирует пример Японии, страны с едва ли не самой высокой в мире продолжительностью жизни, прекрасно развитой экономикой и, кроме всего прочего, жёсткой трудовой этикой. Проникнуть на рынок труда становится всё сложнее, молодёжь демотивируется и инфантилизируется.

Добавлю к этому, что практически во всех демократических, да и не очень, странах пенсионеры – самый мощный, самый консолидированный и самый мотивированный электорат, а молодёжь, напротив, на выборы ходит намного реже и политически раздроблена. Если хотите, то два подряд возрастных рекорда на выборах президента США, многолетнее правление Ангелы Меркель и даже режим Владимира Путина – всё это, так или иначе, по крайней мере отчасти обязано своим существованием именно пожилым избирателям. В обществе формируется атмосфера недоверия к активным молодым людям, инстинктивной враждебности к дерзким подросткам или даже студентам – я писал об этом пару лет назад и по сей день согласен с той колонкой.

Но вот что интересно. Всё это существует и в атмосфере недоверия к старикам тоже! Почитайте, что пишут о Байдене в русской блогосфере. На избранного президента с ходу и, как мне кажется, беспричинно навешивают ярлыки, называя его чуть ли не брежневского типа геронтократом.

И, конечно, многое в социальном восприятии возраста поменял 2020 год. Когда выяснилось, что именно люди старшего поколения наиболее уязвимы к вирусу и больше других рискуют тяжело заболеть. Защитные меры, которые по большому счёту для многих в первую очередь являются ограничением личной свободы, обрушились в первую очередь именно на них, причём со всех сторон: от государства, запрещающего прогулки и блокирующего электронные проездные; от медиа, всеми силами убеждающих оставаться дома; от собственных молодых родственников, требующих того же.

Без малого полвека назад американское общество приняло предпоследнюю поправку к Конституции, снизив минимальный избирательный возраст с 21 года до 18 лет. Уже давно мне кажется, что общества многих стран и уж точно российское охотно приняли бы обратную поправку, лишив 18-летних права голоса и задрав планку лет так до 25. Но что ещё удивительнее: по итогам ушедшего года мне начинает казаться, что то же самое, как ни поразительно, было бы в теории возможно и с людьми пенсионного возраста.

Иван Беляев – журналист Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не совпадать с точкой зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG