Ссылки для упрощенного доступа

Почему Кремлю не нравится кандидат от КПРФ

Сначала Life, потом федеральные телеканалы бросились публиковать порочащие материалы о кандидате в президенты России от КПРФ. Что именно инкриминируют Павлу Грудинину, и чем он не угодил Кремлю, который определяет политику СМИ? Обсуждают политики Геннадий Гудков, Сергей Удальцов ("Левый фронт") и телекритик Александр Мельман. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Нашим сегодняшним событием будет Павел Грудинин. Его пока нет с нами в эфире, потому что Коммунистическая партия еще думает, отправлять его к нам или нет. С нами Геннадий Гудков. Геннадий знает хорошо Павла Николаевича, и телекритик Александр Мельман.

Геннадий Гудков: Мы с ним, конечно, давно знакомы, безусловно, мы пересекались с ним по политическим вопросам, общались, он был депутатом областной думы. Поэтому я его как человека знаю, безусловно, но сказать, что мы с ним близкие друзья – это было бы неправдой.

Елена Рыковцева: Вы знакомы – это уже немало. Вы знаете ситуацию вокруг него, по крайней мере, можете догадываться о каких-то вещах. Тут есть, о чем поговорить и о чем подогадываться. Мы сегодня поговорим с Сергеем Удальцовым, он был одним из тех, кто выдвигал Павла Николаевича, продвигал от левых сил, от "Левого фронта". Он идет же кандидатом не только от КПФР, этот беспартийный человек. Тема нашего сегодняшнего разговора непосредственно связана с телевидением. Потому что по моим наблюдениям как человека, анализирующего эти процессы телевизионные, которые никогда сами по себе не происходят, они всегда происходят по какому-то дирижерскому распоряжению, Павла Грудинина начали на федеральных каналах, простите за жаргон, "мочить". Первым это стал делать еще до регистрации в Центризбиркоме канал "Лайф". Вчера мы увидели крайне недружественные сюжеты по отношению к нему на двух федеральных каналах. С чем может быть связана такая ситуация, что пока очень ровное, спокойное отношение к Ксении Собчак на федеральных каналах, к Григорию Явлинскому, показывают все это размеренно, как они регистрируются, как они собирают голоса, а вот Грудинин – это такой изгой. Почему – это мы попытаемся понять. Вы не друзья, но вы знакомы.

Геннадий Гудков: Мы товарищи, по крайней мере. Я могу так сказать, надеюсь, Павел, не обидится.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Вы одобрили, вы поддержали компартию за то, что она именно этого человека выдвинула?

Геннадий Гудков: Я хотел бы отделить Павла Грудинина от коммунистической партии, хотя вроде бы КПРФ его выдвигает. Я его действительно знаю давно, это такой яркий человек, который действительно хороший, может быть даже отличный хозяйственный руководитель, талантливый предприниматель, безусловно. Но его от многих талантливых предпринимателей отличает одно очень хорошее качество – он огромную часть своей прибыли вкладывает в социальные сферы, это правда. Достаточно один раз приехать в его совхоз имени Ленина и убедиться, как живут люди, как они к нему относятся. Он интегрирован по большому счету в существующий истеблишмент, когда-то был депутатом и от "Единой России". Он был элементом достаточно критическим, достаточно мыслящим, за что я уважал и заметил в тот период. Последнее время он был несколько в опале, он пытался стать главой района, ему не дали, причем вероломно достаточно. Он пытался стать депутатом Госдумы, по-моему, от КПРФ, его тоже там гнобили, разорвали округ так, что не было возможности голосовать району компактно, который его очень хорошо знал и поддержал. В этом смысле он находится в определенной оппозиции. Хотя это не такая радикальная оппозиция, а это оппозиция, которой позволено критиковать власть до известной степени. Кандидатура сильная. С точки зрения тактики это удачный ход КПРФ, безусловно. Я так думаю, что понимаю мотивы, почему это решение было принято. В общем-то это сильная кандидатура, которая отберет голоса практически у всех, начиная с Владимира Путина, даже кончая демократических кандидатов бизнеса, безусловно, потому что он там свой. Я думаю, что он может смело претендовать на серьезный электоральный результат по итогам мартовских выборов.

Елена Рыковцева: Возможно, это и есть та причина, по которой начались некоторые попытки его притормозить.

Геннадий Гудков: Потому что он у Путина отбирает голоса.

Елена Рыковцева: Вы считаете, отбирает у Путина?

Геннадий Гудков: Почему я считаю – я знаю. Зачем мне считать после стольких лет в политике, я знаю.

Елена Рыковцева: Давайте пока о хорошем периоде на телевидении. Он был такой спокойный, уравновешенный до Нового года, когда появился Грудинин. Его два раза пригласили в ток-шоу на федеральных каналах, его пригласили в "60 минут", он был у Владимира Соловьева. Он на вас, Александр, какое впечатление произвел с телевизионной точки зрения? Он будет симпатичен избирателям, если ему дадут широкую трибуну телевизионную или они останутся к нему равнодушными?

Александр Мельман: Если говорить с чисто телевизионной, в данном случае с визуальной, да, смотрится он весьма неплохо, но дело не в этом. Он на меня произвел весьма неоднозначное впечатление, потому что его выступления на федеральных каналах мне показались достаточно двусмысленными. Я понимаю, почему. Когда я его читал или где-то он выступал еще до того, как его выдвинули в кандидаты в кандидаты, это было гораздо сильнее, гораздо отвязнее. А здесь, когда он был на федеральных каналах, он как бы и должен свой респект подтверждать Геннадию Андреевичу Зюганову, который выдвинул его можно сказать с барского плеча, да не обидится на меня он сам и коммунисты, и должен на него все время так или иначе ориентироваться. Тем более Геннадий Зюганов сказал, что он возглавит штаб, и об этом постоянно господин Грудинин говорил. Может быть, Геннадий лучше знает вообще в принципе его позицию, потому что его теперь называют и сталинистом, и умеренным, естественно, что он олигарх и так далее. Видно, как он лавирует на тех самых программах между разными струйками, и это, мне кажется, большой минус его. К тому же его уже называют домашним умеренным псом. Это же все утверждается в администрации президента, я в этом абсолютно не сомневаюсь. Это не только ход Геннадия Андреевича очень правильный, то есть он выглядит визуально лучше, чем Геннадий Андреевич, но с другой стороны это кандидатуру нужно было утвердить в администрации, что и было сделано. Я думаю, что она более для администрации выгодна, чем Юрий Болдырев, например. Не знаю, каким образом Юрий Болдырев в общем списке победил сначала, а потом победил господин Грудинин. Господин Грудинин хорошо знает систему, якобы против которой он должен выступать и бороться. Но он, естественно, не Навальный, а знает он примерно то же, что и Навальный. Он не будет так оголтело это делать. Там опять же будут договоренности, что на главного кандидата он нападать не будет, как в свое время договаривался и Явлинский. Его выпустила администрация против Ксении Собчак, мне кажется. Это даже более конкретный вариант. Дальше они будут решать, кого утверждать – Собчак или Грудинина. Когда вы меня пригласили и сказали, что Грудинина теперь "мочат", я этого не знал, не заметил. Если вы покажете это, мне будет интересно обсудить и проанализировать.

Елена Рыковцева: Конечно, покажем. Я неслучайно попросила вас проанализировать то, что вы видели до Нового год, потому что там это было достаточно спокойно. Сейчас мы начнем с такого ресурса, он называется "Лайф". Все знают, что "Лайф" никогда ничего не делает просто так. Посмотрите материалы по той же Собчак, по Явлинскому. Они ориентируются на то, что с ними происходит, на информационные поводы, сцепились Собчак с Навальным – они это показали. Показ идет пока очень ровный. А вот заголовки материалов по Грудинину: "Клубничный король. Как Павел Грудинин заработал свои миллионы". Плохо заработал, нечестно, как вы догадываетесь. "Такие дела. Почему Грудинин хочет забыть о прошлом?". Потому, я досказываю, у него уголовное прошлое. "Перебежчик и экстремист. Кого выдвигают в президенты?". В заголовке уже ответ – перебежчика и экстремиста. "Сын Павла Грудинина пропагандирует употребление наркотиков в соцсетях"; "Кто вы мистер Грудинин? Почему вопросы о кандидате в президенты испугали КПРФ?"; "Ягодка на 7,5 миллиардов"; "Адский цирк. Как смерть сторонника не помешала триумфу Грудинина". "Генпрокуратура просит проверить Грудинина после ситуации с зарубежными счетами". Это отдельная тема, в которую сейчас как раз вцепились федеральные каналы. Чувствуется, что картинка по Грудинину уже выстроилась.

(Звонок слушателя)

Геннадий Гудков: Меня, как и вашего слушателя, честно говоря, не очень устраивает программа Грудинина, я в ней разочарован, я могу ему это лично сказать. Потому что когда он говорит, что 70% приватизировать, опять вернуть государству, он прекрасно знает, насколько неэффективным, коррупционным собственником является государство, как можно в нашем государстве об этом всерьез говорить. Я думаю, это дань тому ортодоксальному крылу КПРФ, которое включило ему в программу совершенно бездарные, архаические, вредные для России пункты.

Елена Рыковцева: Нужно разбираться, что входит в систему его собственного мировоззрения или его представления о прекрасном, и что является данью КПРФ.

Геннадий Гудков: Он за то, чтобы была частная собственность, он за то, чтобы была важная роль государства и ответственность социальная бизнеса. Он за то, чтобы были нормальные условия для бизнеса, нормальные налоговые условия, были бы льготы для приоритетных областей экономики, таких, например, как сельское хозяйство, где огромное количество занятых – это очень важно для стабильности государства. Он достаточно спокойный, умеренный социал-демократ западноевропейского образца, который уж совершенно точно не может быть сталинистом, не может быть ортодоксом. Но он же не сам выдвинулся, выдвинулся бы он сам, мы бы увидели более яркую кампанию, а так как его выдвинула КПРФ: знаешь что, Паша, вот до тех пор ты сам, а тут мы.

Елена Рыковцева: Мы сейчас посмотрим, вчера прошли сюжеты в итоговых программах об избирательных кампаниях, где, я ее раз подчеркиваю, прекрасно о Владимире Путине, который уже собрал 800 тысяч подписей, хорошо, по-доброму о Ксении Собчак, показали ее сайт, что она в процессе, уже 62 тысяч, Явлинский, его участки были показаны. А теперь я хочу продемонстрировать, что в этом же ровном сюжете было сказано "Вестей недели с Дмитрием Киселевым" о Павле Грудинине.

Телеканал "Россия 1" о Павле Грудинине
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:57 0:00

Елена Рыковцева: У канала "Россия" принимает эстафету Антон Верницкий – это обозреватель Первого канала, который как по-писаному сделал такой же сюжет, как у Киселева, прекрасно о Путине, спокойно о Собчак и о Явлинском. И теперь давайте послушаем слова Верницкого, сказанные о Павле Грудинине.

Антон Верницкий: Зато оскандалился один из тех, кому подписи собирать не надо – как выяснилось, Павел Грудинин, выдвинутый в президенты от КПРФ, подавая документы в ЦИК для регистрации, сначала не упомянул о суммах, хранящихся в ценных бумагах за границей. Вот его письмо от 8 января, в котором он черным по белому пишет, что не имеет счетов и вкладов в иностранных банках. Но затем, вдруг, в тот же день, того же 8 января Грудинин пишет в ЦИК второе письмо, в котором вспоминает, что кое-что все-таки на счетах у него есть. Это "кое-что" – приличная сумма: 200 акций, 200 еврооблигаций и еще сотни ценных бумаг.

ЦИК, как организация, занимающаяся исключительно выборами, не уполномочена отслеживать дальнейшую судьбу денег кандидата, но история с финансовой забывчивостью кандидата Грудинина не понравилась не только его конкуренту – кандидату Жириновскому. <…> Как выяснилось, Павел Грудинин, почему-то забывал декларировать зарубежные счета и раньше. Например, когда пытался избираться в Государственную, и Московскую областную думу.

Елена Рыковцева: Вот, пожалуйста, если раньше "Лайф" специализировался на Грудинине и деньгах, то теперь эти. Геннадий, вы не скажете, что это случайно?

Геннадий Гудков: Власть всегда по отношению к КПРФ занимает примерно такую позицию: да, это наши засранцы, они, конечно, интегрированы, они безопасны, но нельзя им дать почувствовать, что они по-настоящему какая-то партия и политическая сила. Поэтому, давая определенный люфт и свободу, надо все-таки до определенного момента, дальше осаживать.

Елена Рыковцева: Александр, как вы считаете, как политика федеральных каналов будет по отношению к нему складываться?

Александр Мельман: Мне кажется, это серьезно. Потому что действительно одно дело "Лайф Ньюс", мы можем сказать, что они так всегда работают, но когда синхронно выступили федеральные каналы, первые после Нового года эфиры такие – это, безусловно, может быть только установка из администрации. Значит тогда вопрос: все-таки в администрации сидят неглупые люди, все понимающие, они, когда утверждали эту кандидатуру, они уже знали о не задекларированных акциях, счетах? Если знали, то, конечно, они имели это про запас для того, чтобы выкинуть в нужный момент. Нужный момент, кстати, очень быстро случился. Здесь Павел Грудинин подставился сам, безусловно, и получил по полной программе.

Геннадий Гудков: Я не думаю, что это сильно влияет на мнение электората.

Александр Мельман: Левый электорат смотрит еще более внимательно на то, что миллиардер их представляет, еще который не декларирует то, что нужно, не очень честен получается со своим электоратом.

Геннадий Гудков: Это касается меньшинства электората КПРФ. Электорат КПРФ очень дисциплинированный, для них бренд КПРФ, для 80-90%, является ключевым определяющим мотивом. А те, кто думает, они могут голосовать за любых других кандидатов, они не являются ядерным электоратом КПРФ.

Александр Мельман: А путинский электорат разве не такой же дисциплинированный.

Геннадий Гудков: Путинский электорат – это забитые люди, оболваненные.

Александр Мельман: Что значит оболваненные? Они такие же дисциплинированные, получая инструкцию от телевизора, получая инструкцию от Первого канала.

Геннадий Гудков: Не совсем так, разные электораты у КПРФ и у Путина. Электорат КПРФ – это люди очень ортодоксальных взглядов. И для них хоть вы трижды миллиардер, если КПРФ сказала, что это наш кандидат, это будет их кандидат. Там нет принуждения, там есть ортодоксальная убежденность, что все равно, хоть кол на голове теши, а мы будет голосовать, как велит наш вождь.

Александр Мельман: Путин отобрал уже очень много процентов этого электората.

Елена Рыковцева: Эти федеральные каналы вцепились в бумаги, которые уже были урегулированы, Центризбирком принял эти объяснения. Акцент неслучайный. Сергей Удальцов с нами на связи. Сергей, у нас очень важный вопрос, который возник в первый же день, когда стало известно о Грудинине: это было решение самого Зюганова уйти из избирательной гонки или Путину надоело соревноваться в одной и той же кампании, Жириновский, Зюганов и Явлинский, Собчак не считается, она для другой темы – для привлечения аудитории, ему надоело, и он заставил поменять этого на другого? И второй вопрос: была ли хоть как-то согласована кандидатура Грудинина с Кремлем или только он вашего "Левого фронта" и только КПРФ кандидат, только вы сами решали, кого выдвинете?

Сергей Удальцов: Я не сотрудник администрации президента, тем более в близкое окружение Путина не вхожу, поэтому на вопрос, была ли это инициатива Путина – это надо спрашивать Путина и его окружение. Я могу сказать только за левый фланг оппозиции, здесь действительно была сильная низовая инициатива, что на выборах левопатриотический фланг должен представлять новый кандидат, а не кандидат Зюганов, при всем к нему уважении. Результаты праймериз, которые мы провели на свой страх и риск, кстати говоря, без всякой подпитки каких-то структур, тем более администрации президента, я и такие бредовые версии слышал – это была наша низовая инициатива. Мы тоже были заинтересованы, чтобы был новый кандидат. Победил Грудинин, он боролся с Болдыревым до последнего, но реально никаких накруток, никаких фальсификаций не было. Если бы это делала администрация президента, там проголосовало бы не 16 тысяч человек как у нас, а раз в 10-15 больше. С низовых структур КПРФ шел запрос в ЦК, что хотят нового кандидата, и вот сошлись здесь разные течения, все совпало в одном мнении, что нужно новое лицо, и Грудинин стал консолидирующей фигурой, на мой взгляд, отчасти по стечению обстоятельств. Когда эта фигура выявилась, что он наиболее популярен, тогда, наверное, были какие-то консультации и в ЦК КПРФ, наверное, интерес проявляла и администрация президента. Но, я думаю, что в первую очередь это было решение именно левых сил, левопатриотического фланга, и это очень сильное решение. Администрация президента, я думаю, недооценила на первом этапе Грудинина, когда не стала препятствовать жесткому вхождению его в кампанию. Но по моей информации, это не инициатива из Кремля. Для КПРФ это хороший ход, для всего левого движения, я считаю, это хороший ход, это перспектива, это новое лицо, это возможность показать достойный результат. Сейчас почему пошел наезд на Грудинина, потому что они меряют рейтинги, даже ВЦИОМ официально показывает уже четко второе место у Грудинина, около 8%, я думаю, реально даже больше. А это еще кампания не начиналась, сейчас пойдут дебаты, пойдут эфиры, вольно или невольно его узнаваемость вырастет в разы. Я думаю, он способен претендовать на результат до 25-30%, а при учете результатов других кандидатов это может быть второй тур. Если те, кто сегодня за бойкот ратуют, все-таки одумаются, призовут идти на выборы, голосовать за сильного кандидата, оппонента Путина – это может быть второй тур.

Елена Рыковцева: Очень важную вы сказали вещь, что это выбор самой партии, который может быть потом был представлен Кремлю, против чего Кремль не высказал жестко, иногда бывает, что Кремль говорит "нет", мы знаем такие случаи, он не сказал жесткого "нет", но потом не то, чтобы об этом пожалел, но явно почувствовал угрозу какую-то со стороны Грудинина. Получилась не борьба Грудинина с Собчак, а все-таки угрозу "референдумным" цифрам Путина, а это 70 явки и 70% за Путина, она может быть снижена самим фактом Грудинина в этой гонке.

Сергей Удальцов: Вы совершенно правильно меня поняли. Я считаю, в чем Кремль ошибся – они недооценили запрос в обществе на какое-то новое лицо, даже неважно, от какой партии, но новое вменяемое лицо с понятной программой, с каким-то бэкграундом, человек с историей. Грудинин, в отличие от той же Собчак и Жириновского, это человек с реальной историей успешного хозяйства, которая для России сегодня актуальна. Это социально ориентированное предприятие, где уделяется внимание образованию, медицине, хорошей зарплате, хорошая социальная поддержка. Новое лицо, довольно обаятельный человек, такой универсальный кандидат. Он симпатичен и для домохозяйки, и для работяги, для левого и даже для либерала, потому что он, извините, состоятельный человек, и он не говорит, что он сейчас все отнимет и поделит, он говорит наоборот, как облегчить жизнь реального бизнеса, который что-то производит, а не спекулирует и не мошенничает. Поэтому здесь они просчитались. И настолько усталость от Путина велика, я сегодня встречаю очень много людей, которые никогда в выборах не участвовали, теперь они говорят – пойдем за Грудинина. Конечно, в Кремле обеспокоены. Сейчас будут "мочить", я вас уверяю, будет кампания как в 1996 году, не дай бог, когда Зюганова "мочили". Значит надо делать выводы, что это не подставной кандидат, а реальная альтернатива. Надо, наверное, поддержать, на мой взгляд.

Елена Рыковцева: У меня создается впечатление, что Грудинин и Зюганов очень разные люди в своих оценках. Вы давным-давно ничего не слышите от Зюганова против политики Путина, правительства, против политики санкций, например. Грудинин к нам приходил летом, и вы увидите, что он отвечает по поводу санкций.

Мумин Шакиров: Павел, а почему вы как фермер и предприниматель не рады тому, что Путин объявил эмбарго Западу? Вы производите сельхозпродукцию, в том числе овощи и фрукты. Вы бы должны радоваться, что у вас убрали конкурентов, в том числе и турок. Вы можете поднимать цены, быть монополистом и зарабатывать больше денег. Разве не так?

Павел Грудинин: Нет, не так. Нормальные производители не радуются, когда у конкурента появляются проблемы. Он хочет другого – он хочет выиграть в конкурентной борьбе, потому что мы точно знаем, что наша продукция лучше, она свежее, качественнее. Но производить ее здесь гораздо дороже, чем производить в Турции, например.

И чего радоваться тому, чего не произошло? Санкций таких, как были при Советском Союзе, просто не существует. Потому что вы найдете все – итальянскую буррату, помидоры турецкие, землянику греческую. Доезжаете до "Фуд Сити" – и вы обнаружите весь спектр якобы запрещенного.

Но надо понять, что даже страны, которые не попали под эмбарго, уменьшили ввоз сюда продовольствия, потому что оно стало недоступным для простых граждан. И в этой части, когда рынок сжался, а у людей нет денег, некоторые повышают цены.

Программу целиком смотрите на видео и слушайте в звуке

Опрос на улицах столицы

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG