Ссылки для упрощенного доступа

"Рубать немцев, освободить Прагу"


Солдаты РОА в пражском районе Радотин, май 1945 года

"Под вечер один из кавалерийских патрулей проехал через Гисков, и весь следующий день через этот населенный пункт двигались пехотные и велосипедные подразделения (на каждом велосипеде крепились фаустпатроны). На вопрос, куда они едут, отвечали стереотипно: "Рубать немцев, освободить Прагу".

Это одно из многочисленных воспоминаний очевидцев о продвижении в начале мая 1945 года к чешской столице подразделений 1-й пехотной дивизии Русской освободительной армии. "Власовцы" приняли активное участие в боях за город, поддержав местных жителей, поднявших восстание против немецких войск, которые продолжали удерживать Прагу, несмотря на то что Берлин официально капитулировал еще утром 2 мая. Хотя участие подразделений РОА в освобождении столицы Чехии от нацистских войск давно не является секретом, вокруг роли 1-й дивизии РОА, повернувшей оружие против своих немецких союзников и покровителей, и в Чехии, и в России продолжаются споры. Как, впрочем, и вокруг всего "власовского" движения – правда, непосредственно в боях за Прагу лидер русских коллаборационистов генерал Андрей Власов участия не принимал.

В районе Праги в те дни оказалась 1-я дивизия РОА под командованием генерала Сергея Буняченко – бывшего полковника Красной армии, который в конце 1942 года попал в немецкий плен и позднее согласился сотрудничать с генералом Власовым. В апреле 1945 года некоторые части этой дивизии (всего она насчитывала не менее 18 тысяч бойцов) вело бои с советскими войсками на востоке Германии, на плацдарме Эрленгоф. Понеся потери, дивизия отошла на юг, в Чехию, фактически выйдя из подчинения немцам. Буняченко рассчитывал добраться до западных районов Чехии, освобожденных к тому времени американскими войсками, и сдаться им, избежав попадания в руки солдат Красной армии. В конечном итоге так и случилось, но в соответствии с решениями "большой тройки" западные союзники впоследствии выдали большую часть солдат и офицеров дивизии Буняченко, как и других формирований коллаборационистов, советской стороне. Однако по пути к американцам бойцы 1-й дивизии РОА помогли восставшей Праге, которая была почти полностью очищена от немецких войск к моменту появления на ее окраинах первых советских танков и солдат.

Обложка русского издания книги Павла Жачека "Прага под броней власовцев"
Обложка русского издания книги Павла Жачека "Прага под броней власовцев"

Об этом заключительном эпизоде Второй мировой войны в Европе, имевшем большое значение для истории Праги и чешского народа, рассказывает в своей книге "Прага под броней власовцев. К истории боевых действий в Праге 5–8 мая 1945 года" чешский историк, бывший руководитель пражского Института изучения тоталитарных режимов Павел Жачек. Русский перевод этой книги, выпущенный действующим в Праге обществом "Русская традиция", был представлен в чешской столице на днях. Книга наполовину состоит из уникальных архивных фотоматериалов, рассказывающих о ситуации в Праге в первые дни мая 1945 года и об участии 1-й дивизии РОА в освобождении чешской столицы.

Павел Жачек ответил на вопросы Радио Свобода.

– Для чешских историков участие бойцов Русской освободительной армии в освобождении Праги – хорошо исследованная тема?

– Относительно известная тема, я бы сказал. Но большая часть архивных материалов и свидетельств стала достоянием историков лишь в последние пару десятилетий.

– Само участие 1-й пехотной дивизии РОА в Пражском восстании можно считать решающим? Можно ли сказать, что без помощи власовцев немцы разгромили бы восстание?

Конец восстания мог быть куда более кровавым

– Ход событий был бы, несомненно, иным. Само решение помочь восставшим пражанам было принято командованием 1-й дивизии в районе города Бероун уже 5 мая. В течение следующего дня шла подготовка к наступлению, которое было предпринято 6-го поздно вечером. Бойцам РОА удалось остановить продвижение одного крыла боевой группы СС, которая наступала на Прагу с юга. Это оказалось ключевым событием, потому что, если бы эти немецкие части дошли до Праги уже 6-го или 7-го утром, конец восстания мог быть куда более кровавым – тогда часто использовалось сравнение с разгромом Варшавского восстания.

– Почему, собственно, власовцы помогли чехам? Положение самой РОА на тот момент было довольно отчаянным. Какие цели они преследовали, вступая в бой на стороне пражских повстанцев?

– Тут есть несколько моментов. Первый, о котором вспоминают нечасто, – то, что с Прагой власовцев связывало определенное чувство. В ноябре 1944 года именно в Праге возник Комитет освобождения народов России (КОНР) – политическое объединение, к которому "прилагались" вооруженные формирования, в том числе и Русской освободительной армии. Второй момент – Прага была важным центром антибольшевистской русской и украинской эмиграции еще с 1920-х годов. Ну и, конечно, самое главное: это решение было частью общих размышлений командования этих войск о том, что делать дальше. В момент приближения к Праге вариантов у них было два: один – пробиваться к американцам, не вступая в столкновения с немцами (на этом настаивал генерал Власов. – РС), другой – по пути помочь чешским повстанцам. По военно-политическим соображениям они остановились на втором варианте. Среди этих соображений было и такое: пробиться в Праге к зданию Чешского радио и передать в эфир свои политические заявления. Этого у них в итоге не получилось.

Солдаты РОА и пражские повстанцы на улице Плзеньска в Праге, 7 мая 1945 года
Солдаты РОА и пражские повстанцы на улице Плзеньска в Праге, 7 мая 1945 года

– Вы рассматриваете пражскую эпопею власовцев как отдельное историческое событие – или воспринимаете ее в контексте всей истории РОА? Известно, что историки, занимаясь судьбами тех или иных людей, постепенно вырабатывают к ним определенное личное отношение. Каково ваше отношение к генералу Буняченко и его людям?

– У меня такое отношение есть, в том числе и потому, что я рос в 5-м районе Праги, том самом, где в майские дни 1945 года присутствие власовцев было наибольшим. Первые фотографии и свидетельства очевидцев я собрал еще до 1989 года (год падения коммунистического режима в Чехословакии. – РС), будучи студентом. Но, с другой стороны, все исторические обстоятельства я понял лишь позднее, и они отражают драматизм эпохи. Например, в оказании помощи повстанцам участвовал разведывательный батальон майора Костенко, который ранее, в 1944 году, самым трагическим образом (для их жертв, естественно) принимал участие на стороне немцев в подавлении другого восстания – Варшавского. Некоторые бойцы 1-й дивизии участвовали и в борьбе с партизанами в Белоруссии. Это еще одно свидетельство того, что война не была черно-белой, а представляла собой сложную картину. Естественно, с точки зрения пражан было большим везением то, что им на помощь тогда пришла целая хорошо вооруженная и обученная дивизия. Что, естественно, не исключает всех остальных обстоятельств, связанных с этими солдатами.

Война не была черно-белой, а представляла собой сложную картину

– Историк Кирилл Александров, ведущий российский специалист по истории РОА, написал предисловие к вашей книге. Вам наверняка известно, что Александрова в прошлом году под надуманным предлогом лишили степени доктора наук – его диссертация была посвящена офицерскому составу власовской армии. Что вы об этом думаете?

– Это, конечно, недопустимая вещь. Кирилл провел огромную работу, возвращая России часть ее истории. Ведь власовское движение, скажу шире – антисталинское движение, конечно, находилось тогда на стороне Германии, но все же является частью трагической истории России. В конце концов, против режима Сталина в годы Второй мировой войны выступило около миллиона советских граждан и выходцев из бывшей Российской империи. Это крупное историческое явление, даже если кому-то оно не нравится по конъюнктурным или идеологическим соображениям. Если говорить о моей книге, то я надеюсь, что и она хотя бы отчасти внесет вклад в эту работу по возвращению истории. Она ведь в значительной части состоит из фотографий, а, как говорится, фотографии не лгут. Там множество лиц – возможно, кто-то из близких этих людей узнает своих родственников, оказавшихся в мае 1945-го в Праге.

– Если уж вспоминать о мае 1945-го, то не могу не спросить о вашем отношении к нынешнему конфликту вокруг пражских объектов, связанных с памятью маршала Конева. Во-первых, это ситуация вокруг памятника Коневу, который власти 6-го района Праги, где он находится, хотят снабдить разъясняющей табличкой – там будут упомянуты и теневые стороны биографии маршала, в частности, его участие в подавлении Венгерского национального восстания 1956 года. Во-вторых, это снятие со здания пражской Старой ратуши мемориальной доски в честь Конева: нанесенный на нее текст, по мнению чешских властей и экспертов, не соответствует исторической правде – как раз в том, что касается обстоятельств освобождения Праги в 1945 году. Что скажете об этом?

Генерал РОА Сергей Буняченко, май 1945 года
Генерал РОА Сергей Буняченко, май 1945 года

– На эти вещи надо смотреть в историческом контексте. Такого рода монументы возводились при коммунистическом режиме и имели не только мемориальное, но и пропагандистское значение. При этом пятен на солнце быть не должно, поэтому никакие эпизоды вроде участия маршала Конева в подавлении венгерского восстания не обсуждались. Но сейчас другие времена, и нельзя делать вид, что чего-то просто не было – или какие-то события протекали иначе, чем на самом деле. Например, говорить о том, что Прага была освобождена Красной армией, нельзя. Я в своей книге, скажем, обращаю внимание на то, что 9 мая, когда город был официально объявлен освобожденным советскими войсками, на юге Праги, в районе Злихов, еще шли бои между повстанцами и одним из подразделений власовцев, с одной стороны, и частями СС – с другой. Борьба за освобождение Праги была сложной, многосторонней, и нет причин этого не признавать.

– Сталкиваются ли чешские историки с попытками политизации прошлого, с политическим давлением в своей работе – или здесь ситуация полностью отличается от того, с чем приходится иметь дело историкам в России?

Правду о прошлом долго скрывать нельзя

– Насколько я могу судить, в России официальный подход к истории – инструментальный. Она может служить инструментом политики. С моей точки зрения, это абсурд. Конечно, заслуживают всяческой поддержки те российские ученые, которые честно пытаются исследовать малоизвестные страницы истории, в том числе советского периода. С другой стороны, и у нас есть политики, которые считают, что историю следует презентовать обществу иначе, чем это делается. У нас в парламенте представлена нереформированная Коммунистическая партия, ее представители трактуют историю почти так же, как это делалось до 1989 года. Они сопротивляются объективным оценкам коммунистического режима, отвергая результаты новейших исследований, опирающихся на архивные материалы. То есть можно говорить о каком-то политическом вмешательстве, но оно носит довольно маргинальный характер. Скорее речь идет о представлениях и пожеланиях некоторых политиков, прежде всего радикально левой ориентации.

– Нынешнее издание вашей книги о РОА вышло хоть и на русском языке, но в Праге. Вы можете представить себе ее издание в России?

– Конечно. Я верю в то, что правду о прошлом долго скрывать нельзя. В этом смысле время тоже немилосердно. И я надеюсь, что если не это издание, то какое-то будущее найдет своих читателей в России, – говорит чешский историк Павел Жачек, автор книги "Прага под броней власовцев. К истории боевых действий в Праге 5–8 мая 1945 года".

Командующий 1-й пехотной дивизией РОА генерал Сергей Буняченко, так же, как и Андрей Власов и еще несколько лидеров КОНР, был приговорен советским судом к смерти и повешен во дворе Бутырской тюрьмы в Москве 1 августа 1946 года.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG