Ссылки для упрощенного доступа

В контакте с полицией. Соцсеть хотят засудить за передачу данных МВД


Администратор сообщества "Омбудсмен полиции" в социальной сети "ВКонтакте", бывший полицейский Владимир Воронцов в понедельник подал против неё иск за незаконное разглашение тайны переписки и сведений, относящихся к частной жизни гражданина. Полицейское руководство уже больше года не оставляет попыток закрыть сообщество Воронцова или хотя бы осложнить ему жизнь.

Если верить документу, опубликованному в паблике "Омбудсмен полиции", администрация "ВКонтакте" передала в УМВД России по Белгородской области его адрес, номер телефона, IP-адреса, с которых он заходил на страничку сообщества, а также даты и время этих заходов. Белгородские полицейские судятся с Воронцовым за то, что он якобы сфотографировал и снял их на видео, выложив эти фотографии и видеозаписи в интернет. В рамках гражданского иска они требуют от Воронцова компенсировать им моральный вред суммой в 50 тысяч рублей. Воронцов предполагает: данные о нём потребовались истцам для того, чтобы доказать в суде, что посты с фотографиями и видео разместил в сообществе именно он.

Воронцов, сообщество которого уже несколько раз безуспешно пытались заблокировать, видит в этой истории сразу два вопиющих нарушения закона: во-первых, говорит он, снимать и выкладывать в открытый доступ изображения полицейских разрешено, даже если они в этот момент не находились при исполнении служебных обязанностей. А во-вторых, белгородские полицейские злоупотребили служебными полномочиями: ради выигрыша в частном деле они привлекли на свою сторону целое областное управление Министерства внутренних дел, которое от своего имени направило запрос руководству социальной сети.

Представители "ВКонтакте" в понедельник вечером рассказали, что действительно передали УМВД России по Белгородской области личные данные Воронцова в "минимальном объеме" в ответ на официальный запрос ведомства – не сделать этого они не могли по закону. Сам Воронцов в разговоре с Радио Свобода пояснил, что истинной целью его иска к "ВКонтакте" является получение на руки копии запроса из белгородского УМВД, чтобы с ее помощью наказать уже самих полицейских.

Кто и как пытается закрыть сообщество "Омбудсмен полиции"

Это не первый случай, когда полицейские подают в суд на сообщество "Омбудсмен полиции". Первый такой иск был подан еще в ноябре 2017 года, после чего дома у Воронцова прошли обыски. Еще один коллективный иск от 8 московских полицейских к Воронцову суд продолжит рассматривать в марте. Все истцы требуют наказать администратора сообщества, в котором публикуются анонимные жалобы сотрудников МВД на неправомерные действия их начальства, за публикацию своих персональных данных в открытом доступе. Радио Свобода подробно рассказывало об этой истории здесь. Сейчас посты, ставшие поводом для иска, удалены из сообщества "Омбудсмен полиции".

Благодаря налаженному сотрудничеству "ВКонтакте" с органами исполнительной власти в России возбуждают десятки дел об "экстремизме". Однако в случае с Воронцовым дело совсем в другом. В мае 2018 года он приехал в Белгород, чтобы поддержать полицейского, добивавшегося через суд восстановления на работе. Поддержать уволенного сотрудника полиции пришли и многие его коллеги, а руководство областного управления МВД, в свою очередь, послало своего представителя в штатском – подсмотреть, кто находится в этой "группе поддержки", чтобы потом наказать их. Видео с этим "представителем" (им оказался сотрудник отдела собственной безопасности МВД, майор Сергей Коротеев) стало в паблике "Омбудсмен полиции" настоящим хитом:

Коротеев, как отмечает "Медиазона", является одним из истцов в гражданском деле против Воронцова. Это позволяет предположить, что запрос к "ВКонтакте" из УМВД по Белгородской области и дело против Воронцова напрямую связаны. О деталях этой истории Владимир Воронцов рассказал Радио Свобода.

– Это гражданское дело по иску трех сотрудников ко мне о взыскании компенсации морального вреда за использование их изображения. У них возникли проблемы с доказательством того факта, что изображения опубликовал я, но все они являются сотрудниками полиции и имеют возможность направить запрос в социальную сеть "ВКонтакте". Закон, однако, разрешает им это делать только лишь при рассмотрении вопроса о возбуждении уголовного дела либо производства по делу об административном правонарушении. Никаких законных оснований у них не было, но они воспользовались своими возможностями и приобщили ответы "ВКонтакте" к материалам гражданского дела. Это суд в частном порядке между физическими лицами. Предметом спора являются нематериальные блага личности, то есть гражданина, и требования взыскать денежную сумму. Все. С какой стати здесь Управление МВД по Белгородской области направляет запросы в социальную сеть – будем выяснять в рамках иска к соцсети в Санкт-Петербурге.

– Из-за чего с вами судятся белгородские полицейские?

– Весной 2018 года в Белгороде было судебное заседание по восстановлению на работе их сотрудника, я представлял его интересы. Мной были зафиксированы в общественном месте три их сотрудника, два – это юрисконсульты, которые представляли сторону ответчика, то есть сторону Управления МВД, и оперуполномоченный, сотрудник оперативно-разыскной части собственной безопасности, который там находился и выявлял явку полицейских, которые пришли поддержать своего коллегу в суд. Потом у этих людей были проблемы. То есть он выявлял, передавал эту информацию, и потом к ним были претензии.

Эти юрисконсульты и сотрудник службы собственной безопасности были зафиксированы на фото и видео, информация о факте их нахождения около суда была опубликована в интернете. Эти три сотрудника посчитали, что таким образом было нарушено их право на охрану изображения – несмотря на то, что все они госслужащие, а съемка производилась в общественном месте. Размещение этой информации происходило в общественных, публичных интересах. Находились они все при исполнении служебных обязанностей, но посчитали, что эти фото и видео наносят им моральный вред.

Кого Владимир Воронцов приехал поддержать в Белгород?

"Дело следователя-многоженца", о котором идет речь – довольно любопытная история, произошедшая с капитаном юстиции Александром Лаптевым, теперь уже бывшим полицейским (суд в итоге принял решение не в его пользу). Лаптев договорился с женой о разводе, но, по его словам, не имел времени лично дойти до ЗАГСа и подать соответствующее заявление. В итоге он обратился к посреднику, который заочно сделал ему "развод под ключ" за 20 тысяч рублей, а затем, за 60 тысяч, и регистрацию нового брака – с помощью подставного "выездного сотрудника ЗАГС". Свидетельства о разводе и новом браке были выписаны на настоящих бланках, но не оказались не внесены в официальную базу данных. Бывшая жена Лаптева на основании фиктивного свидетельства о разводе даже успела получить новые документы и зарегистрироваться на сайте "Госуслуг".

– Вы говорите, что будете судиться с социальной сетью "ВКонтакте". Ее представители уже ответили: им пришел запрос из ГУВД, и они по закону не могли на него не ответить. Получается, что вам надо судиться не с "ВКонтакте", а с полицейскими, использовавшими свои служебные полномочия для получения преимущества в гражданском иске.

– Все надо делать последовательно. Просто так сам запрос нам никто не покажет. А в суде "ВКонтакте" будет вынуждена доказывать правомерность своих действий. Она будет вынуждена предоставить на заседании запрос УМВД. Посмотрим, что это за запрос, на что они ссылаются. В любом случае, там и близко нет речи ни о каком преступлении, нет административного правонарушения. Поэтому оснований [делать запрос] у них (белгородских полицейских. – Прим. РС) не имелось. Там идет не просто запрос о сведениях о лице, там просьба именно предоставить сведения о том, кто разместил два поста, которые являются предметом спора по гражданскому делу. Еще раз говорю: ни один из этих постов ни под уголовное дело, ни под административное правонарушение не подпадает. Поэтому никаких законных оснований у них не имелось, но запрос этот мы физически получить не имеем возможности. Мы его получим через исковое производство к социальной сети.

– Сталкивались ли вы раньше с такой ситуацией, как в Белгороде, когда "особисты" приходят на суды, где полицейские отстаивают свои права, и пытаются посмотреть, кто пришел, чтобы потом этих людей наказать?

– Это был первый случай в моей практике. По делу "следователя-многоженца" было несколько заседаний. На первое пришли порядка 30 сотрудников, некоторые даже в форме. А "особист" стоял и бдительно всех фиксировал. Естественно, на видео он говорит, что он не при исполнении, "я здесь просто как частное лицо". Я не особо верю в совпадения, что он стоит в рабочий, будний, день, его взгляд и взор направлен именно в нашу сторону – и он там исключительно как частное лицо, просто праздный интерес у него, любопытство.

– Как вы относитесь к тому, что по закону российская социальная сеть, в данном случае "ВКонтакте", действительно обязана выдавать правоохранительным органам личные данные?

– Здесь главное – не впадать в крайность, потому что во всем хороша золотая середина. Действительно, с помощью социальных сетей совершаются преступления и административные правонарушения. И закон о полиции позволяет правоохранительным органам запрашивать такую информацию. Если на кону действительно стоит общественно-полезная цель, у них этот инструмент должен быть.

– Можно ли в самом деле фотографировать полицейских или снимать их на видео, а потом выкладывать это в интернет?

– Гражданский кодекс говорит, что если размещение и распространение изображения гражданина осуществляется в государственных, публичных или общественных интересах, то такого согласия не требуется. Если это какое-то частное лицо, то нужно его согласие – если только съемка не в общественном месте и если это частное лицо является основным объектом съемки. Если это просто какая-то панорама либо это полицейский, который исполняет свои обязанности... У нас есть закон об основах общественного контроля, деятельность полиции гласная и открытая, фиксировать их действия можно и нужно. Никакого согласия в этом случае не требуется. Но мы же понимаем, что здесь есть политический подтекст. Люблинский суд рискует создать еще очень опасный прецедент: установить запрет на видеосъемку и дальнейшее распространение изображения сотрудников полиции. Я считаю, что их надо фиксировать и предавать огласке, если с их стороны имеются какие-то неправильные действия.

– Сотрудник полиции, которого вы сняли на видео, утверждает, что он находился там как частное лицо. Что будет, если вам не удастся доказать обратное?

– Есть ряд положений закона о полиции. Статья 28 и 5-я статья Закона о полиции говорят, что когда к тебе обращается гражданин, ты обязан ему представиться, назвать полностью свои данные, выслушать от него обращение, принять меры в пределах компетенции либо пояснить, в чью компетенцию это входит. Данные требования Коротеевым выполнены не были. Таким образом, было зафиксировано нарушение закона. Этот закон, эти положения возлагают на сотрудника полиции обязанность все это делать независимо от занимаемой должности, местонахождения и времени суток. Он обязан, где бы он ни находился, все это выполнять, при исполнении он или нет.

– То есть после того, как он признался вам на камеру, что он полицейский, он фактически был обязан все это сделать. Если бы он отрицал, что он сотрудник полиции, до последнего бы стоял на том, что он обычный прохожий, который тут случайно рядом оказался, то не был бы обязан, правильно?

– Да. Тогда у него была бы хоть какая-то возможность прикрыться законом. Он мог бы сказать, что выполнял какое-то полицейское задание, за кем-то следил, прикрываясь легендой "простого прохожего". Но тут он на камеру признается, что он полицейский. После этого он уже обязан был назвать свою должность, фамилию, звание. По факту я все это из него вытаскивал клещами. В этом усматривается нарушение законности.

– Что стало с гражданским иском, который в августе 2018 года подавали против вас восемь сотрудников московской полиции?

– Это дело о блокировке нашего паблика, которое тянется с прошлого августа. Оно до сих пор рассматривается, было шесть или семь заседаний, переносы. Сейчас рассмотрение отложено на март. Осталось чуть-чуть, и год будем отмечать.

– Я прошел по ссылкам, которые мы тогда давали на эти спорные посты в своей статье, и обнаружил, что все три поста, ставшие поводом для иска, удалены. Почему вы решили их удалить?

– Во-первых, неизвестно, кто их удалил и кто их разместил... Я бы оставил этот вопрос без ответа, потому что в "Омбудсмене полиции" все-таки этим занимаются несколько человек. Ресурс администрирую не я один. Вот такой ответ.

P.S. Радио Свобода внимательно изучило все публикации сообщества "Омбудсмен полиции", посвященные делу "следователя-многоженца". Пост с видео, на котором запечатлен Сергей Коротеев и о котором идет речь в ответе "ВКонтакте" на запрос белгородского УМВД, до сих пор доступен. Ни в одном другом посте сообщества об этом деле (в том числе во втором посте, адрес которого упоминается в ответе "ВКонтакте" на полицейский запрос) нам не удалось найти фотографий сотрудников полиции, в том числе – юрисконсультов, о которых говорит Владимир Воронцов. На уточняющий вопрос Радио Свобода о том, означает ли это, что спорные фотографии были удалены из поста, Воронцов ответил, что они "никогда не публиковались в сообществе".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG